Мир Стражей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Стражей » [Зеркало Апокалипсиса] » Хрустальный замок


Хрустальный замок

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

Время:
2010 год, июль, 26, вечер, где-то 6 часов.

Сюжет:
Стремясь спасти Арея, наивный Мефочка выполняет все пожелания Доброго Дедули и даже выпивает напиток, полностью ликвидирующий его любовь к Прасковье. Но Дахочка не спешит расплатиться с Мефом (на то он и злодей). Меф помог ему обрести желанную силу - Меф ему больше не нужен. Тем более Буслаев - еще один конкурент на место дорогого внучка. Дедуля, пользуясь своей новообретённой силой, отправляет едва живого Мефочку за тридевять земель, откуда вызволить его может лишь любящая девушка. Дедуля уверен - Буслаеву не выкарабкаться. Дафну отозвали в Эдем. Но он не принял в расчет Прасковью...

Локации:

Замок Дахтрансмайтера Второго. Кабинет самого Доброго Дедули

Просторный кабинет, облепленный как картинками из Камасутры, так и некоторыми листами из Истории Пыток. В комнате - лёгкий полумрак. Кипы бумаг изящно свешиваются со стола, и немногие знают, что вся эта макулатура вовсе не нужна Дахочке, в ней - сплошная белибердень, так как сам страж не слишком любит всякие бюрократические заботы; однако нужно было бы создать впечатление для любого вошедшего такое, чтоб тот, посмей он явиться с просьбой, устыдился б, что отвлёк тёмного от работы. Целых четыре кожаных дивана, находящихся возле каждого из углов стены.

О персонажах:

Дахтрансмайтер Второй

Внешний вид:
Плащевая куртка на голое тело; тёмные брюки; на ногах - чёрные сапоги со шпорами.
Инвентарь:
Дарх; цеп с шаром, способным поглощать часть маг. урона; набор отравленных кинжалов.
Состояние:
Физически в порядке - только костяшки в ссадинах. Находится в крайней степени возбуждения.

Мефодий Буслаев

Внешний вид: рубашка-брюки-сандали неопределенно-кроваво-разодранного цвета
Инвентарь: Усы, лапы, хвост... Что, опять что-то перепутал? А, ну тогда другого нет...
Состояние: побито-бессознательное

Прасковья
Арей

Внешний вид: традиционный: поношенный, потёртый красный кафтан, такие же штаны; влохмачен, запылён, зол
Инвентарь: фламберг, дарх
Состояние: злобно-напряжённое

0

2

Дахтрансмайтер Второй опустил глаза на бумаги, но буквы на совершенно бесполезной уже макулатуре куда-то ускакали в прямом смысле этого слова. Теперь перед стражем лежали чистейшие пергаменты даже и без капель от чернил. Тёмный постучал по столу двумя пальцами и нетерпеливо вздохнул. С минуты на минуту сюда должен прибыть Мефодий Буслаев. С минуты на минуту... Ждать недолго...
Не повезло наследничку, это точно. Вот что ему не сиделось на месте, всё грустилось о мечнике мрака! Видишь, какие мы сентиментальные оказались. И глупые, совершенно глупые. Несколько часов назад все поручения Даха синьором помидором оказались исполнены в точности до деталей. Для начала принёс прах Внучка, следом книгу бракосочетаний, и сам убедился, что Арей вовсе и не женат на Дафне, в действительности, и всё, конечно же, подстроено прытким горбуном нумер два - то бишь Лигулом. Далее принял специальное отворотное зелье (а ведь в другом случае Король Страха подсунул бы парню яд!) и окончательно разлюбил Прасковью. Затем достал один важный артефакт света, медальончик, лично для Дахтрансмайтера Второго, не могшего не воспользоваться дражайшим наследничком в своих корыстных целях. Встретился с Дафной... Вот только идиллия обоих длилась недолго.
Как известно из достоверных источников, то бишь от комиссионеров, в то время, как Буслаев исполнял поручения интригана, к светлой приходили стражи из Эдема. Выяснилось, что Дафна слишком долгое время пребывает в лопухоидном мире, потому и поручили её в ближайшее время доставить туда. В противном случае она рискует окончательно превратиться в смертного человека. Даф приняла решение отправиться в Эдем в ближайшее время. Мягкотелый Буслаев решает не задерживать девушку. После трогательного прощания, от видения которого прослезился даже Аминьхотет, один из комиссионеров мрака, Дафна исчезла навсегда...
В это же время, в которое служки тьмы следили за расстающейся парой, сам Дахтрансмайтер, весь вспотевший, наблюдал за Клотильдой, расположившейся на его коленях. Та, тем временем, шептала в возбуждённые ушки тёмного такие пошлости, которые, наверное, за все тысячи лет работы во мраке даже видеть издали бедняге не удалось! И рубашку сняла, восхищаясь мускулистой грудью Дедули. Это потом выяснилось, что она являлась шпионкой, и одежду стащила с Короля Страха лишь чтоб похитить тот самый медальон, артефакт света, небрежно запрятанный в кармане сорочки... Тогда же Дахтрансмайтер думал... Да, пожалуй, ни о чём на деле не думал, отдавшись во власть инстинктам!
Наконец, Клоти вернула несчастному все его силы, чмокнула в ушко напоследок (теперь же уж совсем раскрасневшееся и едва не распухшее) и была такова. Вместе с собой чертовка забрала и кусок воспоминаний, связанный с темницей. Всё, что теперь помнил о светлой Дахочка, так это то, как начал с ней развлекаться - а потом уже пустота. И вновь кусок памяти, как она ёрзала, поджав губки, на могучих коленах Дедули. Мрак полнейший, куда всё остальное делось. Во всяком случае, даже телепаты не смогли помочь вспомнить, что же там между ними произошло! Небось, что-то столь хорошее, что злая Клотильда не захотела оставлять в голове Даха. Ещё б - она же, вроде как, была замужем, а скандала с мужем по поводу времяпрепровождения в замке Дедули не хотелось. Впрочем, скандала в любом случае светлая избежала. Клотильду нашли неподалеку от замка, привели, и, вдоволь попытав её, Дахтрансмайтер расправился с ней самым жестоким из возможных способов!
Ну что ж, это не важно. Всё шло на удивление неплохо! Только мысли об Арее заставляли Дахтрансмайтера Второго неприятно съеживаться, а так... Прах добыт, и завтра рано утром Дахтрансмайтер Четвёртый окажется разделён с этой светлой девчонкой и воскрешён! Свадьбу с Улитой, правда, решено было перенести на 28 число, но исключительно ради того, чтоб на ней, по возможности, поприсутствовал и Внук, в качестве свидетеля. Как-никак такое счастье раз в тысячу лет выпадает! Да и Лигулу-то как не повезло в довершение. Скоро трон, на который он посмел воссесть, ожидает такая тряска, что горбуну нумер два сильно повезёт, если он не упадёт, расшибив лоб! А затем Дахтрансмайтер Четвёртый взойдёт на трон, не забыв при этом наступить на голову своего врага. Потом прикажет снять скальп с Лигула, а из его черепа, импровизированной чаши, будет пить красное вино; его горб будет висеть на стене кабинета Дедули как один из трофеев...
Но что-то неспокойно было на сердце у Дахочки. Нечто терзало его, а что конкретно - понять нельзя. Какое-то предчувствие нехорошее, а своим предчувствиям не доверяет лишь глупейший страж мрака. Тёмный даже свалил бумаги на пол и, опустив локти на стол, сплёл пальца обеих рук и возложил на них голову. Что-то нехорошее творилось в Тартаре. От тайных агентов ни слуху, ни духу, потому судить о ситуации адекватно Дахтрансмайтер не мог. Определённо, потребуются репрессии. Много репрессий! Пока Внук будет возлежать на софе в покоях Владыки Мрака, Дедуля начнёт изничтожать измену, любые зачатки её, любые подозрения! Но этого недостаточно, нужно ещё что-то предпринять, и одной смерти Лигула недостаточно. Но что? Что?.. Что, Кводнон возьми?!

+1

3

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]<<<<< Во имя любви
Мефодий Буслаев направлялся к кабинету Дахтрансмайтера Второго - угрюмый, собранный и готовый в любой момент отразить атаку, могущую последовать со стороны старого мерзавца. "Как бы не упустил... Как бы не прозевал..."-вертелись в голове мысли-одна за одной, то бросая в холодный пот, то вызывая злобную ярость. Он, Буслаев, достал всё то, что требовал Дахтрансмайтер - и даже больше!- и теперь шел за платой.
Ах, как он корил себя, что не потребовал отпустить Арея в тот самый миг, когда принес медальон! Но в миг передачи пришла страшная новость: Дафну отзывают! И он, позабыв обо всём, кинулся, ополоумевший от горя, к любимой девушке...
Позабыв о всем. Об Арее.
Зато с пронзительной ясностью вспомнился ему странный разговор, произошедший с четверть часа назад, когда он, Мефодий, подходил к замку. Его остановила молоденькая дефушка - казалось, его ровесница или чуть моложе, но уже с золотыми крыльями на шее. Не успел Буслаев удивиться: как такое возможно, как девушка сказала, серьезно глядя ему в глаза:
- Не ходи туда, Мефодий. Себя погубишь и Арея не спасёшь.
- Кто ты? - помнится, спросил Буслаев.-Неужели настолько знаешь Дахтрансмайтера, что можешь с такой уверенностью говорить...
- Я знаю этого старого кобеля вот уже сколько тысячелетий, - процедила девушка, и Мефодий, не удержавшись от смешка, уверовал: знает. Да ещё как! 
- Кто ты такая?-повторил Мефодий. Девушка усмехнулась:
- Зови меня Клотильдой. Я та, кто вырвал тебя из дурмана лжи и притворства, которым опутали тебя Лигул и Дахтрансмайтер. И поэтому умоляю тебя: не ходи к Дахтрансмайтеру. Второй раз мне туда хода нет. Этот старый паскудник думает, что убил меня... Велика сила внушения! А проникнуть тем же путём, каким проникла туда я... Ни одной женщине не пожелаю!
- У вас какие-то счёты с ним? - тихо спросил Мефодий.
- Счёты? Да, пожалуй... - и по губам Клотильды пробежала судоржная улыбка.
И на какой-то миг перед глазами Мефодия вдруг предстало холодное, сырое помещение, без единого окна; мертвенный, неясный свет источала плошка с вонючим маслом, стоящая на полу. И при этом неровном, дергающемся свете Мефодий вдруг явственно увидел исхудалого, измученного светлого в лохмотьях, которые и одеждой то нельзя было назвать...
- Это был мой жених, - тихо сказала Клотильда, поняв, что теперь её мысли не являются тайной для Мефодия. - Мой теперешний муж,-повторила она с неожиданной теплотой. - В чём-то я должна поблагодарить Дахтрансмайтера, - и снова улыбка -злая, полная лютой ненависти и жгучего сарказма. - Не желай он воспользоваться мной в каких-то своих дипломатических игрищах - Анджей никогда бы не полюбил меня...
- В дипломатических игрищах? - переспросил, недоумевая, Мефодий.
- Мой отец... - начала Клотильда и прикусила язык. - Он был известным стражем. Само Небо велело повымогать у такого побольше благ, прикрываясь любимой дочерью. К счастью Дахтрансмайтер не тронул меня-надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю; порченный товар никому не нужен. Но великий Свет, через сколько унижений мне пришлось пройти; свидетелем каких страшных мук и глумлений над Анджеем я стала... Не ходи туда, Мефодий! Ты сам не понимаешь...
- Я понимаю, - твёрдо возразил Буслаев. - Я должен спасти Арея!
- Иногда я думаю, что свобода воли - это величайшая кара для человечества, - пробормотала Клотильда. -Сунуть бы тебя в мешок да унести отсюда подальше... Не могу! Что же. Запомни тогда. Если Дахтрансмайтер вдруг вздумает нарушить своё обещание или совершить в отношении тебя какие-нибудь нежелательные действия, скажи ему: "Перед смертью Клотильда наложила на тебя Заклятье Света". Он поймёт. Два слова: Заклятье Света послужат тебе надёжной защитой...
И вот теперь он вошёл прямо в кабинет к Дахтрансмайтеру, повторяя про себя"Заклятье Света!"
- Я пришёл за обещанным! - громко сказал Буслаев, и не подумав поздороваться. - Я исполнил все, что ты требовал. Верни свободу Арею!

О персонаже

0

4

Дахтрансмайтер Второй, как раз к моменту прихода Мефодия Буслаева, занялся, для успокоения слегка расшалившихся нервов и бившего во все колокола предчувствия, разгадыванием кроссворда. Надо сказать, что история у этой головоломки была особая, да и сама она оказалась целиком посвящена смертным грехам.
Где-то сотню лет назад в лапы Дахочке попался самый настоящий священник. В то время отношения с Лигулом интриган ещё поддерживал дружеские, хотя там уже попахивало гнильцой. Как выяснилось, этот поп, странным образом, научился видеть истинные, тёмные желания людей, при этом не обладая даром и не заключая сделок, так что горбун передал дело на рассмотрение Пыточных Дел Мастеру, чтобы тот исследовал человечишку. Нерадивого хранителя смертного убили, а затем Лигул быстренько переместил его в Тартар, правда, там ничего выяснить не удалось. Тогда-то дело и передали Королю Страха.
Что-то дельное кроме одних дурацких молитв вперемешку с чертыханиями установить не получилось, как Дах ни старался. Хотя жизнь священника оказалась весьма любопытной. За исповеди он брал деньги. Не все средства, отданные наивными прихожанами, шли на помощь церкви и благотворительность. Кроме этого, сам дорогой поп очень часто посещал различные бордели, кабаки, вел разгульный образ жизни. И, как бы это ни звучало странно, умудрялся успешно оправдывать себя! В общем даже какой-то непорядок получился, что его душа до сих пор не оказалась заложена.
Где-то полгода назад священник ушёл из церкви, завязал с прошлыми связями и вовсе уехал из города. Уже бывший, церковник собирался и вовсе в другую страну, когда его и стали замечать комиссионеры. Как оказалось, именно шесть месяцев назад он открыл в себе этот "чудодейственный дар" - видеть самое страшное и запрятанное глубоко-глубоко внутри в людях. Сначала, разумеется, алчный наш решил использовать полученную способность себе на пользу, однако постепенно перестал контролировать её. Он не мог остановить поток голосов, находясь в гуще людей, которые наперебой высказывали то, чего хотят. Священник собирался теперь жить отшельником, больше не встречаться с людьми, но так и не смог начать новую жизнь. Лигул, тоже решивший нажиться на раскаявшемся бывшем попе, поймал мужчину раньше...
Разгадка оказалась куда ближе, чем думал кто-либо из тёмных - в странной газетёнке, посвящённой людским порокам, которую держал он буквально под сердцем. Буквально ею одной и развлекался всё последнее время, так как никуда больше зайти оказался не способен - гул голосов сводил с ума. Еду приходилось красть из магазинов по ночам. Кто-то проклял эту газету да так мастерски, что сходу это и не обнаружишь! Вскоре и выяснилось кто, а также нашли и причину поступка...
Нет, этим кем-то не являлся прихожанин и вообще проклятие не было связано с, так сказать, профессиональной деятельностью священника. Года два назад он соблазнил одну дамочку, а жениться на ней отказался. Дамочка эта оказалась ведьмой и, долго не мучаясь, прокляла газету и подбросила её попу в один из дней их встреч. А мужчина и поверить не мог, что вся беда его состояла в клочке бумаги. Правда, избавившись от него, в жизни священника ничего не изменилось, а сам Дахтрансмайтер, выяснивший всё, что следовало выяснить, исполнил приказ Лигула "отпустить смертного на волю" буквально - выбросил священника из окна. Газета, как неинтересная и ненужная, была подвержена уничтожению, а вот кроссворд показался Дедуле весьма любопытным, так что он аккуратно вырезал страницу с ним для дальнейшего разгадывания...
Пришёл, наконец-то, Мефодий Буслаев, о котором Дахочку несколько минут назад предупредила охрана.
- Я пришёл за обещанным! Я исполнил все, что ты требовал. Верни свободу Арею! - нагленько заявил наследник.
Дахтрансмайтер Второй, подняв взгляд с кроссворда и, буквально, просветив все его внутренности, зацокал языком. При этом он деловито осмотрел юношу и даже, ничуть не стесняясь того, плотоядно облизнулся. Тёмный отложил в сторону ручку и провёл ладонью по столу, словно проводил по нежной руке прекраснейшей из девушек. Казалось, он вот-вот сделает синьору-помидору предложение руки и сердца...
Впрочем, страж тут же успокоился. Воспоминания о былом с Буслаевым, конечно, пробудили в нём старые чувства, разумеется, не могшие угаснуть даже и сейчас, когда он готовился к свадьбе на любимой Улите, но не до такой степени, чтобы прямо сейчас залезть на табурет, спрыгнуть с него прямо на Мефодия и, разорвав одежду, предаться порыву безудержной страсти. Вместо всего этого Дахтрансмайтер Второй вздохнул и указал Буслаеву на стул.
- За обещанным, говоришь, пришёл? - задумчиво повторил Дедуля и облизал губки.- Что ж, уговор есть уговор, конечно... Ну ты садись, мне ещё хочется с тобой поговорить сначала немного. Вот, например, я женюсь, - он осклабился. - Не хочешь быть этим... другом жениха? Всё-таки ты, как-никак, меня, вон, спас некогда из плена Лигула, не дал погибнуть, хи-хи. Вот какой замечательный договорец мы состряпали вместе, взаимовыгодный, да-да-с! Ты ведь возвращением былой любви обязан только лишь мне! Нас очень и очень много связывает, - глаза Дахочки как-то загадочно блеснули.
Он какое-то время странно взирал на Буслаева, а потом, вздохнув, вновь вернулся к кроссворду. Взял ручку, задумчиво пожевал колпачок и принялся что-то читать.
- Слушай, друг мой ситный, я вот одно слово всё никак решить в кроссворде не могу. Не поверишь - всё до конца прорешал, кроме одного этого слова! - воскликнул, не отрывая взгляда от бумаги, Дахтрансмайтер Второй. - В этом слове тринадцать букв (кстати, тринадцать - любимейшее моё число, которое, к тому же, спешу заметить, влиятельнее других!). Первая "П", пятая "А". "По мнению многих, самый страшный из грехов" Я вначале думал на "Беспорочность", по буквам подходило, но потом вышли вот эти буквы и у меня совсем вариантов не осталось! Поможешь?

0

5

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Нет, конечно Мефодий не думал, что Дахтрансмайтер прямо вот так сорвется с места и кинется спасать Арея, ага. Поломается, конечно, поделает брови домиком и посулится Мефочке ещё показать... Но что вот так, нагло, и просто с места  не сдвинется... Ещё и облизывался, гад!  Вздумал употребить как воблу, с пивом? Зубки обломятся, милок!! Теперь Мефыч был многому научен... Мефодий старался понять, что Дахтрансмайтер от него хочет - и не мог. Важно было то, что старикан не собирался так просто расставаться с добычей... И на какую-то секунду в голове Мефодия мелькнула страшная догадка: а отдаст ли вообще Дахтрансмайтер Арея? Да и жив ли он, этот Арей? Вдруг Клоти была права? 
- Поговорить? Женишься? - Буслаев не мог скрыть своего глубочайшего удивления. Неужели нашлась та безумная, что согласилась связать себя узами брака с этим маньяком и садистом? - На ком? - не удержался Мефыч от вопроса.
А дальше Дедуля и вовсе какую-то околесицу понес, все дальше и дальше уклоняясь от темы разговора. По какие-то загадки вздумал говорить... Да кому они нужны - эти твои загадки?
- Я пришел сюда не загадки с тобой разгадывать, - процедил Мефодий, пытаясь скрыть липкий ужас при от одной только мысли, что он не успел.... - Каждая минута пребывания в твоём проклятом замке стоит Арею нескольких лет жизни. Отпусти его - и, так уж и быть, я поиграю с тобой во все игры, какие захочешь. Хоть в шашки, хоть шахматы, хоть в разгадывание загадок...

О персонаже

0

6

Мефодий Буслаев, у которого то ли мозги последние вышибло после прощания с ненаглядной светлой, то ли он сам решил играть в наивного дурачка, не замечал даваемых садистом намёков, подсказок. Вон, даже слово в кроссворде проигнорировал! А ведь мог бы пораскинуть чуток серым веществом в черепной коробке, прийти к прозрачному, проглядывающему также и в манере разговора Дахтрансмайтера (какой-то лёгкой, с ехидными полуулыбками и совсем не походившей на ту, коя должна быть у человека или стража, который собирается выполнять ненавистную ему часть договора), и в том, что он не рыпнулся с места, а указал только лишь перстом на седалище подле, выводу...
"Ну, дорогой наследничек, поплатишься ещё ты за свою ненаблюдательность, - оторвавшись от бумаги и оглядывая Мефодия барским взглядом, думал Дахочка. - А ведь пойми ты это слово и убеги из кабинета - я б даже, пожалуй, и позволил тебе сбежать из замка. Но шанс свой упустил, лакомый ты мой кусочек"
Ненадолго позволив себе забыть о коварных размышлениях, тёмный решил ответить на вопрос Мефа.
- На ком? Не знаешь до сих пор? - фальшиво изумлённым взглядом исподлобья одарив синьора помидора, сказал страж. - Ах, да, понимаю-понимаю... Тебе ведь не до товарищей было - как-никак другим делом занимался. Что-то я увлёкся, самым главным забыл поделиться! Секретарша за меня Ареева выходит, да. Эта, которая полненькая, ну ты помнишь такую. Любовь у нас великая, - томно вздохнув, Дахтрансмайтер Второй поднял взгляд, как-то наклонив голову, и в воздухе над стражем сотворилось трёхмерное эфемерное чёрное сердце. Правда, через некоторое время внимательного разглядывания становилось понятно, что это вовсе и не сердце, а жирные чёрные копошащиеся в грязи черви. Некоторые даже попали на стол, на чистые бумаги Дедули, и тот цокнул языком, и иллюзия пропала.
Слова Мефа возымели над Дахтрансмайтером Вторым магическое воздействие - он вдруг оттолкнул ногой стул и закружился на нём, словно это было офисное кресло. Одновременно с отталкиванием тёмный прикрыл глаза, расставил в стороны руки и задребезжал смехом, похожим на звук эпилептического припадка.
Остановился Дахочка только после пятнадцатого нарезанного на стуле круга и сразу весь превратился в улыбку, глядя на блондина. Затем провёл ладонью одной руки по поверхности другой, и из теней к парню шагнули два его гвардейца. Один лишь слегка придерживал наследника за локоть. В то же время со стороны второго в бок Мефа упёрся нож. Решит вырваться гадёныш - и трёхсот миллиметровое стальное жало загонят под рёбра.
- Загадки загадками, мой мальчик, - вставая, проговорил с какой-то извиняющейся улыбкой Дахтрансмайтер Второй, - а некоторые имеют непосредственное отношение к тебе. Отпускать Арея? Пожалуй, я сделаю вид, что никакого договора не было, - тёмный довольно близко подобрался к Мефу, при этом смотря уже не на его глаза, а несколько ниже - принялся изучать розовые губы. - Впрочем, я не откажу себе в удовольствии поговорить напоследок с тобой. Большее, к сожалению, время не позволяет, но... имеем, что имеем. Для начала не хочешь ли назвать мне слово?
Хоть стража до сих пор привлекал наследник, но некоторая часть интереса угасла. Мефодий оказался чертовски слаб. Да и как банально попался! На чувстве вины к наставнику, который погубил не один десяток подобных Буслаеву, только не людей, а стражей - таких же упрямых, упорных. Теперь синьор помидор больше не нужен, к тому же, как выяснилось, так слаб... Силой Кводнона мальчишка так и не научился пользоваться. А больше, кроме этой силы, ему нечего предложить.
Что же, наследник, ваша карта бита, пожалуйте вон!

+1

7

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Только безмерным потрясением, охватившим суть Буслаева после слов Дахтрансмайтера о грядущей свадьбе можно объяснить то обстоятельство, что он не заметил ни странных взглядов Дедули, ни появления стражей. И ещё бы не удивиться! Улита, любящая Эссиорха до самозабвения! Улита, готовая ради любимого порвать с мраком, отменно зная, чем ей это грозит – СОГЛАСИЛАСЬ ВЫЙТИ ЗА ДАХТРАНСМАЙТЕРА!!! У них великая любовь? Да бросьте вы! – тут же одёрнул себя Мефыч. Поди, зелья приворотного подмешал в напиток. Хотя нет. Такую любовь, как у Улиты, никаким зельем не уничтожишь. Скорее, применил трюк, некогда опробованный старым развратником на Мефодии и Дафне. Шантаж – вернейшее оружие в руках таких негодяев!
А когда Буслаев спохватился – то было уже поздно. Он чуть ли не висел, зажатый между двумя стражами, один их которых ненавязчиво тыкал ему в бок стальной предмет. Стилет? Нож? Кинжал? Да Мефодию было всё равно.
Только теперь его ум, обострённый до крайности, нашёл вдруг ответ на давнишнюю загадку Дахтрансмайтера. Предательство – самый страшный из грехов! Предательство, ежечасно поминаемое Ареем рядом с именем какого-то итальяшки по имени Данте, по фамилии Алигьери. Когда Меф только заходил в зал, Дахтрансмайтер знал, что предаст его, и поэтому вёл себя так… Мефодий даже не мог найти слов.
И в ту же секунду нечто тёмное, страшное, начало подниматься из глубин души Мефодия. Нечто опасное, стремившееся заполучить его суть. Сопротивляться страшному желанию не было сил; казалось – стань на пути - и оно раздавит, снесёт тебя, как карточный домик на пути урагана.
И одновременно лютая злость на Дахтрансмайтера охватила Буслаева. «Тварь! - выл внутри чей-то неведомый голос. - Подлая, гнусная тварь!»
Тьма, источающаяся из глубин его души вдруг сделала бросок – и выплеснулась наружу. Буслаев в недоумении заметил, как из его рук вдруг вырвались сполохи черного огня и ударили туда, где какую-то минуту назад стоял мерзавец-Дахтрансмайтер. Но что стало с ним  -  Буслаев не успел увидеть, так как поединок (да был ли он) с  неведомой Тьмой выпил у него последние силы. Глотнув широко раскрытым ртом воздух, Мефодий погрузился в мир грез.

О персонаже

+3

8

Дахтрансмайтер Второй с усмешкой наблюдал за Буслаевым. Как приятно ощущать вновь, что этот мальчишка в полной его власти! Ничему не учится наследник. Не усвоил преподанный урок... Ничего - сейчас ему помогут! Бросят в темницу, а там и прикончат как распоследнюю тварь, остатки тела же кинут псу Дедули. Авось, соскучился по мягкой человечьей плоти...
Однако что-то за доли секунды изменилось в Мефе. Вначале страж не понял что. Всматривался в него, не в силах разобрать. Только переключившись на истинное зрение Дах понял что. Тёмный сгусток, словно бы отделившийся от самого эйдоса, вырывался из тела юноши. Сила Кводнона... вернее, мизерная её частица решила проявить себя, реагируя на гневливый настрой наследника.
Дахтрансмайтер преобразился в лице. Усмешку сменило угрюмо-сосредоточенное выражение, где уголки губ вздрагивали в презрительно-обеспокоенной гримасе. Созданный за секунду сильнейший магический барьер принял на себя большую часть удара. Невидимый обычным зрением, в истинном он походил на огромный лиловый бугор. Как ложка вонзается в эластичную субстанцию желе, так и чёрный шаровидный сгусток проникал сквозь него, по пути уменьшаясь. Наконец, эта сила толкнула Дедулю в грудь, и тот отлетел к стенке. Правда, сумел слегка замедлить скорость полёта, так что припечатался едва-едва.
Несмотря на то, что Меф по сути и не смог ранить Дахочку, тот был зол. Этот наглец явно бросил ему вызов! И, разумеется, Дедулю не волновало, что Буслаев и так без пяти минут труп. И что это даже не Мефыч его толкнул - это сила гнева высвободила мизерную частицу безмерного могущества Двуликого изнутри... Мелочные оправдания! А тот, кто посмел бросить в него один камень - получит в отместку тысячу. И эти тысяча камней будут направлены не только против Буслаева, но и против дорогих ему людей... Ох, как же сейчас повезло Дафне, что она прохлаждается в Эдеме!
Однако ярость Даха быстро сходила на нет, сменяясь холодной жаждой мести. Теперь на его лице - ни тени улыбки, но, вместе с тем, ни тени гнева.
После отделения чёрного пламени стилет загнали под ребро Буслаева, и тот тут же потерял сознание. Заклинанием привели в себя. В тот же миг в руке Короля Страха блеснул второй стилет, который он тут же ввёл с другого бока. При этом, кстати говоря, один из стражей находился на расстоянии, готовясь, в случае очередного высвобождения силы Кводнона, прикрыть хозяина в качестве барьера, а другой - держал клинок в опасной близости от шеи Мефа. Чтобы синьор помидор снова не потерял сознание, Дедуля даже садистски применил особое заклинание.
"Мощь Кводнона не даст сдохнуть этому тщедушному щенку"

0

9

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Он очнулся от  резкой боли в боку – правом или левом? Он не мог определить.  Боль разливалась по телу, мешая разумно мыслить. Пахло чем-то солёным. «Кровь!»  - понял он. Его кровь!
Когда волны боли, накатывающие с головой, отпускали,  Мефодий  пытался осмыслить происходящее вокруг.  В один из моментов проблеска сознания он увидел Дахтрансмайтера, отдирающего себя  от  стенки. «Кто это его так приложил?» - с  весёлым недоумением, едва ли пригодным в его ситуации, подумал Буслаев. «Да ведь это ж я…» - пришла в голову  запоздалая мыслишка…
Второй проблеск сознания – острая боль. Над ним, склонившись, стоит сам Дахтрансмайтер. На губах – циничная, зловещая улыбка, полная неизъяснимого самодовольства и… страха? В руках – длинный острый  стилет, весь в крови. «Моей крови
Снова забытье и снова возвращение разума. А Дахатрансмайтер всё стоял и ухмылялся звериным оскалом, словно и не было у него  других дел,  кроме как смотреть на Мефодия.
И раз за разом, приходя в себя, Мефодий чувствовал, что слабеет всё больше. Он умирал, чувствуя это со всей определённостью. Аида ещё не махала издали ему своим заветным списочком, но тень её уже маячила вдали. «Дафна!»- вдруг вспомнилось Мефодию. Он уходит, а её не будет рядом.
И  вдруг, вместе с воспоминанием о Дафне, пришло ещё одно воспоминание. Девушка, подкараулившая его у  ворот замка. Клотильда…
Мефодий должен был, просто обязан днести её слова до Дахтрансмайтера. Жаль, что слишком поздно вспомнил.  Собрав остаток сил, он взглянул в волчьи глаза старика и прохрипел:
- Ты можешь убить меня!  Но запомни: над тобой тяготеет Заклятье Света! Клотильда… Ты знаешь её? Наложила перед  своей смертью
На стон он истратил последний силы.  И, уходя в небытие, отчего-то последним, что он видел в проблесках сознания, был женский лик. Но не Дафны… Прасковьи…

О персонаже

0

10

Дахтрансмайтер Второй скользнул ладонью по красивому личику Буслаева. Вперившись взглядом в его мутные глазёнки, тёмный вытягивал из наследничка остатки жизни. Жадно вбирал горбатым носом аромат крови, пропитавший не только одежду Мефа - его самого. Страж размашисто шлепанул крупной ладонью по щеке Мефодия. Тот мигом пришёл в себя. Не то что бы удар помог - скорее, заклинание продолжало действовать, поддерживая рассудок парня, не давая утопнуть во мраке рухнувшего от боли сознания.
Глядя в глаза тёмного, Буслаев из последних сил прохрипел:
- Ты можешь убить меня!  Но запомни: над тобой тяготеет Заклятье Света! Клотильда… Ты знаешь её? Наложила перед  своей смертью…
Серые зёрна очей запрыгали с лица Буслаева по всей комнате, стараясь словить бегавшую по ней мысль. Белая краска покрыла нарумяненный копьём гнева лик. Тёмный что-то простонал. Один из охранников, придерживавший наследничка, подкатил колесом к шефу, волнуясь за его состояние. Но тот не потерял рассудок, заскорузлой пухлостью пальца гневливо ткнул в валившегося набок Буслаева. Страж мигом встал обратно, продолжая держать замученного юношу.
"Что этот щенок Арея бормочет? - думал Дах, обходя вокруг Мефа. - Врёт, чертёнок, точно! Клотильда сдохла, это стопроцентно, и никому ничего сказать не могла. Как только пронюхал о ней?!"
- Откуда тебе знать?! - истерически взвизгнул Дахтрансмайтер Второй. Уже раз на него накладывали Заклятие Света. Лигулу такого не пожелаешь! - Ну всё, чертёнок, допрыгался ты у меня!
Нанося с размаху удар за ударом, Король Страха метил только в лицо. Полными крючковатыми пальцами, он чертил на щёках Мефочки стрелы с капавшими из разрезов рубиновыми каплями. Каждый взмах оканчивался появлением на многострадальном лике Буслаева ссадин и кровоподтёков. Бугристые шарики всё сильнее взбухали, словно надуваемые гелием. Фиолетовая, синяя и красная краски будто были выплеснуты из тюбиков костяшками иссечённых зубами Мефодия и приобретшими мёртвенно-голубой оттенок от ссадин, оставленных его же твёрдыми скулами, пальцев.
Закончив чертёжные наброски, Дахтрансмайтер осмотрел своё творение. Вязкий кисель струился из сильно подбитого рта. Комьями торчала кровь на щёках, под глазами. Острый игольчатый концом устремляла вниз сосульчатая жижа на изуродованной области под правым ухом.
"Жалко, конечно, портить такую красу, - тёмный даже всхлипнул. - Но теперь Буслаев поймёт, что врать мне или дерзить только из-за того, что у него мордашка посимпатичнее, - нельзя! Уж я-то наглядно продемонстрировал, как можно в кратчайший миг сделать из прекрасного блондина тщедушного уродца"
Но Дахтрансмайтер Второй на этом не остановился, нет! Он подобрался к одному из своих стражей, прошушукал ему что-то в самое ухо, слегка щекотя кончиком розового языка раковину слуги, и отошёл. А затем, не в силах вытерпеть, крикнул едва живому наследнику:
- А всё-таки я выпустил твоего Арея, ещё до того, как ты исполнил то, что должен был исполнить! Так что зря ты пожаловал ко мне, Буслаев, зря... - Затем глянул на бравых молодцов и повёл бровью, мол, "Уводите".
И те поволокли измученного Мефа...

+2

11

<<<<< Во имя любви
Нельзя сказать, что столь продолжительное пребывание в этой камере хорошо сказалось на настроении Прасковьи: характер у девушки итак-то не сахар, а тут ещё такие условия, которые отнюдь не способствуют его улучшению.
Это всё из-за Буслаева, - такая мысль нередко посещала её голову за это время. – Я оказалась тут по его милости. Ну да, для него спасение драгоценного учителя так важно, причем  действовал он своим способом: полез напролом, наплевав на то, что это глупо, нерационально и опасно,- думала она, злясь на Мефодия, - Вручил мне своё ювелирное изделие с полезными свойствами и смылся. Смылся в неизвестном направлении… Кводнон их всех побери, как же я надеюсь, что сейчас с ним всё в порядке и никто не причинил ему вреда… потому что как только я выберусь отсюда и найду его, он лично мне за всё ответит!
Прасковья действительно беспокоилась о Буслаеве, однако, как человек, выросший в беспросветной тьме, всё время ждала удара в спину. Вот кто сможет ей гарантировать, что Меф сейчас не беззаботно проводит время с драгоценной светленькой, пока она прозябает в этой камере? Да, ещё недавно он был влюблен в неё, но можно ли полагаться на магическое чувство? А без магии интересовался ли он когда-нибудь как она, что с ней? Нет.
Наследница мрака услышала шаги и напряглась. Может, этот тот страж, что приносил ей пищу, а может, и нет… Точно нет.
К ней пожаловал какой-то незнакомый страж, который сразу не понравился Прасковье. Она немного недоверчиво наблюдала, как он отпирает камеру. Что-то подсказывало Праше, что вовсе не затем, чтобы торжественно освободить её…
-Иди сюда! –рявкнул страж. Прасковья холодно посмотрела на него и не сдвинулась с места; она всё ещё не привыкла к подобному обращению. – Что, тебе не хочется выйти отсюда?
В голосе незнакомца присутствовала насмешка, да и сама девушка не питала иллюзий насчет освобождения. Прасковья нарочито медленно поднялась и шагнула в сторону тюремщика.
-Руки протяни.
Однако Праша не послушалась, мысленно сожалея о том, что не владеет приёмами рукопашного боя, с помощью которых можно было бы вырубить стражника: Прасковья в клетке, блокирующей её магию, не опаснее котенка, которому обломали когти и вырвали клыки.
Мужчина, точно прочитав её мысли, мерзко осклабившись, предупредил:
-Только попробуй. Лучше будь хорошей девочкой и веди себя смирно.
Да, же мысли я теперь блокировать не могу,  - с глухим отчаянием осознала Прасковья, не веря в это.   Телепатические разговоры – другое дело. Там-то до оппонента доходила только та информация, которую наследница мрака желала передать. А теперь, без защиты, она лишена возможности скрыть любую свою мысль от этого мерзкого типа.
Пришлось послушаться; страж, глядя на неё с издёвкой, заковал её руки в наручники, видимо, не простые, а артефактные. Всё-таки её магии остерегались. Лестно, не  так ли? Велев следовать за ним, он решительно направился куда-то.
Какие-то коридоры, лестница, снова коридоры… Прасковья озиралась по сторонам, пытаясь запомнить путь и одновременно скрыть мысли, напевая про себя незатейливую попсовую песенку, из тех, что бывает трудно выкинуть из головы, однажды услышав.
Да, ситуация безнадёжная: даже чудом выруби она охранника и освободись от оков, что дальше? Путеводители с указанием ближайшего выхода здесь не расставлены, телепортации, наверняка невозможны, либо возможны, но с перенаправлением в какое-нибудь местечко, не соответствующее выбранной цели. Оставалось только покорно плестись за этим прихвостнем Даха, не пытаясь предпринять попытки к бегству.
Ишь как уверенно топает, не боясь поворачиваться ко мне спиной – знает, что я итак никуда не денусь, - с ненавистью думала Прасковья. Подзеркалив её мысли, стражник усмехнулся.
Недаром все резиденции стражей мрака в верхнем мире словно маленькие филиалы Тартара: попасть-то туда легко, а вот выбраться – практически невозможно, -  невесело ухмыльнувшись, подумала Прасковья.
Куда её ведут, она примерно догадывалась, и вскоре её догадка подтвердилась…

+2

12

Как только Мефодия увели, интриган материализовал себе на столик пузырчатый бутылёк с красным вином, откупорив его, налил в появившийся в руке бокал и, широко запрокинув голову, залил его в сухое горло, слегка смочив его. Отставив фужер, тёмный приложил тыльную сторону ладони к слегка намокшим губам и коротко засмеялся. Ишь, стервец, чем хотел напугать-то, что выдумал! Проклятие Света... За больную мозоль ущипнуть собирался...
Улыбка убралась с лица Дахтрансмайтера Второго и, помахав на прощание ручкой, кривым росчерком запечатлела недовольное выражение. Дедуля хлопнул по столу, но быстро успокоился. Мысль о том, что одной проблемой меньше, что, вот, с наследником кончено, сильно обрадовала злодея, но оставалась неупокоенной идея о том, что Меф мог и не врать. Потребовался бы даже час перед тем, как Проклятие вступит в силу. Чёртов Буслаев всё-таки сумел нагнать паники.
Но Дах быстро взял себя в руки. Потребовалось всего-навсего пропустить один бокальчик вина. Нельзя терять время даром. Раз мешавшийся Мефодий устранён, следовало приступить к его бывшей "возлюбленной". Тёмный вызвал одного из слуг к себе и приказал вести к себе Прасковью. Заковать в Антимагические Наручники и немедленно доставить в этот кабинет. Страж кивнул господину и вышел. На столе, тем временем, появился ещё один хрустальный бокал, куда ручьём из бутылки побежало алое вино с едва заметным осадком в виде примеси крови наследника...
Прасковью буквально втолкнули в кабинет. Ухмыляющийся Дахтрансмайтер подхватил темноволосую девушку и, убедившись, что она ровно стоит на ногах, отошёл от неё на шаг. Затем подробно осмотрел. С зубами и волосами всё в порядке, фигурка ничем не хуже побывавшей в плену недавно Дафны, осанка прямая, грудь имеется, лицо, хоть и слишком бледное, но тоже недурственное. Внучку эта девка должна прийтись по вкусу. А то он придирчив до противоположного пола, на корове бы не женился... Пожалуй, Прасковья и Королю Страха понравилась. Однако портить избранницу он не решился. Дахочка Четвёртый - тот ещё собственник. Не позарится на яблоко, каким бы оно ни было вкусным, румяным, если от него откусил кто-то другой, тем более, собственный дед.
Дахтрансмайтер Второй приземлился пятой точкой на столик, держа в руке один из двух наполненных вином бокалов, отхлебнув, отложил обратно и поднял другой. Затем, улыбнувшись, прикоснулся стеклом фужера к холодным устам брюнетки и, не давая возможности отказаться, влил в горло алую жидкость. Неуклюже оказались обронены капли напитка на платье девушки. Только после этого злодей отошёл от Прасковьи и поставил пустой бокал на стол.
- Приветствую тебя в своих скромных владениях! Как с тобой обращались? Специально подготовил лучшую из камер для столь дорогой нам гостьи, - вкрадчиво произнёс, стоя у стенки, Король Страха, не давая пояснения этому "нам". - Как тебе вино? Нравится? Лучшее достал из погребов.
Тёмный подошёл к столу и, небрежно проведя по нему рукой, сбросил бутылку с вином на пол. Тот, окатив Прасковью с ног до головы жидкостью, подозрительно похожей на кровь, даже не успел осыпаться осколками - их Дедуля убрал, как только стеклянный сосуд начал покрываться трещинами. Комментировать происшедшее Дахтрансмайтер Второй отказался, только быстро хихикнул забрызганной вином Прасковье.

+4

13

Прасковье не слишком хотелось предстать сейчас перед хозяином замка, но выбора ей не предоставили, грубо втолкнув в помещение. Прасковья налетела на стража, вздрогнув от его прикосновения. Дахтрансмайтер отошел от неё на несколько шагов, а она так и застыла, оцепенев.
Страж некоторое время оценивающе рассматривал напряженную Прасковью, которая пыталась сохранить остатки самообладания, однако осознание собственной беспомощности этому не помогало. Она и сказать-то ничего не может. С одной стороны, это даже к лучшему, потому что исключается возможность говорить глупости. Зато не думать эти самые глупости трудно, и скрыть их теперь невозможно.
Даху, видимо, нравилось играть на нервах Прасковьи, потому он вновь неторопливо приблизился к ней с бокалом вина, заставив её выпить напиток. Девушке его намерение не понравилось, но страж был весьма настойчив. Прасковья закашлялась. Похоже, большая часть издёвок ещё впереди, но тёмный немного повременил с ними, пафосно поприветствовав Прасковью.
Прасковья многозначительно промолчала, пытаясь напомнить, что без магии отвечать ей очень непросто. Она и рада была подыграть Даху, да только не получилось, поэтому ответом ему были лишь кислое выражение лица и угрюмый взгляд.
Интересно, почему я удостоилась аудиенции только сейчас? Он был занят с другими «гостями»? Желал, чтобы я почувствовала себя ещё более смятенной и безнадежной? Просто забыл обо мне? Хотя сути это не меняет. Он заключил меня здесь, чтобы поглумиться? Или насолить Лигулу?
  Может, светлым в стенах этого замка и приходилось несладко, только вот и тёмным вряд ли приходилось лучше. Наверно, даже его прихвостням. И я, зная о репутации этого стража, всё-таки направилась сюда. И спасибо за это надо  сказать Буслаеву
, - с обидой думала девушка. Почему он оставил её? Как он мог, зная, что подвергает её такой опасности?
Хозяин замка, в отличие от неподвижной Праши, на месте усидеть не мог. Он нещадно сбросил только что расхваленную бутылку лучшего вина на пол. Брызги полетели в её сторону, и Прасковья инстинктивно вскинула руки, по привычке пытаясь  выставить магический щит, но в этих оковах попытка не увенчалась успехом. Девушка отошла от Даха на пару шагов, хотя это заведомо недейственная попытка себя обезопасить. А та камера и впрямь была неплохой,  - подумала она с тоской, мельком взглянув на темные пятна, оставленные вином на платье и вытерев лицо рукой.
Прасковья неприязненно и с толикой усталости посмотрела в холодные серые глаза Дахтрансмайтера, стараясь, чтобы именно эти мысли достигли адресата, но опять же, без магии отфильтровать поток сознания очень сложно.
А я не единственная… гостья здесь? Компания тут собралась веселая – в одной из камер я видела первого мечника мрака, да и ведьма Улита где-то здесь… И даже Мефодий Буслаев почтил вас визитом, - Прасковья всё же надеялась получить необходимые ей сведения.

+1

14

Кислое выражение лица Прасковьи и её угрюмый взгляд из-под тонких бровей не располагали к любезной беседе. Гораздо больше Дахтрансмайтеру Второму понравилось бы, если б наследница вздумала топать ножками, пританцовывая и силясь проехаться руками в наручниках по горбатому носу Первейшего Маньяка Тартара. Сильные чувства вдохновляли, а уныние толкало только-только приподнятое видом окровавленного Буслаева настроение тёмного к пропасти и вынуждало держаться на краю. Однако улыбка не спала с лица женолюбца и тогда, лишь приобрела более хищный оскал.
Ещё не проникнув в голову брюнетки, седовласый почувствовал её ощущаемый даже на физическом уровне страх. Но на это он не обратил должного внимания, так как привык уже питаться чужой боязнью. Гораздо больше стража интересовали мысли пленницы, в которые он мог проникать теперь так же легко, как и в мысли обыкновенного смертного. Сначала в голове Прасковьи раздавались одни вопросы и беспокойные догадки о том, чегой это Король Страха заинтересовался ею только сейчас (а ведь ответ лежал на самой поверхности). Затем, после вынужденного винного душа, когда Дахтрансмайтер Второй не смог сдержать умиления от вскинутых для тщетной защиты рук, - неутешительный вывод о не таком уж худшем заключении в камере. ("О, ты не представляешь, девочка, насколько эти дни в темнице были хороши в сравнении с теми, какие тебе скоро предстоит проводить уже без оков, но заключённой собственными словами. А ты произнесёшь эти слова, если действительно любишь Буслаева...") И, в конце концов, наконец-то вопрос, адресованный конкретно хозяину кабинета:
- А я не единственная… гостья здесь? Компания тут собралась веселая – в одной из камер я видела первого мечника мрака, да и ведьма Улита где-то здесь… И даже Мефодий Буслаев почтил вас визитом.
- Ты? Ты действительно ЕДИНСТВЕННАЯ гостья здесь, - подойдя к Прасковье и проводя рукой по её тёмных волосах, слегка спутывая их при этом, огласил страж. - А как ты относишься к белой фате? Или ты предпочтёшь банальному для большинства лопухоидных девиц свадебному наряду нечто мрачное? Или, наоборот, экстравагантное? Например, красное платье? Чудесный цвет, не правда ли? - Дах сладостно потянулся, встав теперь плечо к плечу с Прасковьей. - Цвет в который я окрасил излишне белое и смазливое личико Мефодия. Думаю, ты, если бы могла встретиться, теперь и не узнала бы его...
Не сдержав смешок, он глянул на девушку вожделеющим взглядом ребёнка, который получил долгожданную игрушку и теперь жаждет поскорее испробовать её. А звонкий шлепок грубой ладонью по пятой точке Прасковьи дополнил сложившееся впечатление об отношении Даха к наследнице мрака. Для него та - не более чем вещь, кукла, которая перекочевала из кривых лап "дядюшки Лигула" в испещрённые ссадинами, но крепкие руки "дедушки Даха". Правда, куколка важная и желательно, чтобы никакая составная деталька - ни ручка, ни ножка - не отскочили от её хрупкого тельца. Но в том-то и дело, что желательно, а не обязательно...

+1

15

Иллюзий о том, что свои мысли удается хоть как-то блокировать, у Прасковьи не было. Это было неприятно, да, как и сам факт пребывания в этом месте в такой компании. "Не так страшен черт, как его малюют" - гласит пословица, но в данном случае всё как раз наоборот - слухи преуменьшены. Возможно оттого, что мало кому удавалось покинуть пределы этого замка, а если и удавалось, то состояние было неподходящее для болтовни. Как же Прасковье хотелось, чтобы сюда сейчас ворвался Мефодий, такой решительный, храбрый, сильный, надёжный и уничтожил Дахтрансмайтера, забрав её отсюда. Девушка так ярко представила это мгновение, что ощутила укол разочарования, вновь улицезрев пред собою совершенно целого и невредимого, а не разрубленного надвое,  хозяина замка.
А Мефодий был способен  победить Даха и не только его, Праша знала это. Если бы он не слушал промывающих мозги нравоучений своей светлой, если бы перестал глупо сдерживать свою магическую мощь, загоняя себя в мнимые дурацкие рамки и намеренно преуменьшая свою  силу... Но ей придётся постараться, чтобы показать  Мефу, насколько сильно он заблуждался и заставить осознать свои возможности, когда она выберется отсюда. Если выберется.
Услышав о предлагаемом ей выборе свадебного наряда, Прасковья не удержалась от нервного смешка. Свадьба, это знаменательное событие, которого с нетерпением ждёт каждая девушка. Сначала заботливейший дядюшка говорил о свадьбе, теперь вот не менее учтивый  (временами и ненадолго - маньяки тоже ласковы до поры до времени) Дах. Хотя в последнем случае в роли жениха вряд ли выступит Буслаев. Мельком промелькнула адресованная Даху ехидная мысль о том, что Дедуле уже поздновато жениться, ну а если так уж хочется - то на ней свет клином не сошелся и выбор невест большой, несмотря на то, что не у каждой в качестве приданого  право на престол мрака. Но эта игра перестала казаться такой забавной, когда тот упомянул  Мефодия Буслаева.
Заветное имя таки прозвучало, но не в том контексте, на который надеялась девушка. К этому заявлению тёмный добавил ещё и унизительный шлепок по...пониже спины. Неприятность унижения угнетала гораздо меньше осознания, что Мефодий в беде.  Прасковья отшатнулась, с яростью взглянула на Дахтрансмайтера и наотмашь ударила его правой рукой по щеке, вложив в эту пощечину всю свою ненависть к тому, кто с таким удовольствием поведал ей о страданиях Мефодия. Насколько сильным получился удар, учитывая то, что она была в оковах, а её враг неуязвим, судить трудно, но девушка надеялась, что хотя бы самолюбие старого садиста задето. О том, то этот факт отнюдь не пойдёт ей на пользу в этой и без того плачевной ситуации, Праша как-то и подумала в тот момент.   В былые времена настолько сильные эмоции могли бы сделать её разрушительнее Шивы, но, увы, не сейчас. Пасковья, не опустив руку, яростно оцарапала шершавую щеку Даха, кажется, даже до крови, отчаянно, но безнадежно желая, чтобы тот испытал такую же боль, как и Мефодий. Мало осознавая свои действия, девушка предприняла  тщетную попытку избавиться от оков.
Что ты сделал с ним, мерзкий подонок? - раздался мысленный крик в сознании Прасковьи. Подобный ментальный крик сдержать довольно трудно; слова ещё можно обдумать, прежде чем произнести, а вот незакрытые от телепатии мысли невозможно скрыть.
Зачем, зачем я позволила ему сюда прийти? Я же знала, чувствовала... Упрямый глупец! Меф, мой Меф.

+2

16

Сначала наследница нервно засмеялась, не дослушав до конца пламенную речь хозяина замка. Затем съехидничала, нескромно мысленно намекнув (хотя скорее сказав прямым текстом) о возрасте Дедули. Но только Дах произнёс имя Мефодия - и всё легкомысленное веселье куда-то делось...
Волны ненависти, злобы, затуманившей разум, окутали Прасковью с ног до головы и нашли выплеск в совершенно бесполезном выпаде, в ударе ладонью скованной наручником правой руки, а затем царапании ногтями щеки с грацией кошки. Это было куда как ощутимее пощёчины ранее, да и понравилось Королю Страха куда больше, хоть особой боли он и не ощущал. Специально, чтобы помочь несчастной невесте, он чуть склонился, так, чтобы девушке было удобней оставлять на надутой Дахом как желвак ланите свои кровавые пометки.
К сожалению для мазохиста, брюнетка быстро закончила с нанесением вреда ненавистному тёмному и попыталась через секунду избавиться от оков. Не владей она интуитивной магией - Дахтрансмайтер Второй давно бы избавил Прасковью от наручников. Каждый всклокоченный от источавшей ненависть волосок, каждая складка на исказившемся от ярости лбе, каждая чёрточка гневного выражения лица - всё это пахло одинаково приятно для Пыточных Дел Мастера. Злоба, отчаяние, радость, грусть - все эти эмоции имели одинаковое значение для Даха. Обычные люди и даже стражи могут разделить боль и наслаждение. Наслаждение чем или кем-либо находится на положительном полюсе, тогда как страдания, боль - на отрицательном. Для Дахтрансмайтера существовал только положительный полюс, к какому относились все сильные эмоции. Ему невозможно было причинить боль ничем, кроме разве действием сильных проклятий (Проклятие Света или Проклятие Мрака), однако также, кроме положительного полюса, существовал "ноль" - отсутствие чувств. Тоска, скука, бездействие в какой-то мере снижали силу страха Дахтрансмайтера Второго, "остужали" его горячий характер. Потому-то он и не любил работу с бумаги и не был никогда чиновником и бюрократом - скучно донельзя.
Стремясь скорее покрасоваться перед Прасковьей, чем получая действительное удовольствие от пустяковых ранок, страж засиял как начищенный пятак и, углубив и усугубив собственными когтями полученные царапины, принялся слизывать из-под ногтей засохшие частички крови. Дахтрансмайтеру Второму важно было, чтобы наследница поняла, что имеет дело с тем, которому просто невозможно причинить боль ничем - вплоть даже до жесточайших пыток. Лигул уже в этом убеждался, когда довёл тёмного до состояния сплошного куска мяса, у которого лишь в нескольких местах оставались островки кожи.
- Что до моего возраста, то тут вопрос сложный, - невозмутимо продолжал разговор улыбающийся Дахтрансмайтер Второй, продолжая слизывать кровь. - Страж мрака выглядит на столько лет, на сколько психологически себя чувствует. Не раз встречал восемнадцатилетних стариков. Либо Тартар подарит тебе внешность развалины, которой и сам является, либо лава его огненных рек разольётся живительным теплом по твоему телу - зависит от того, поборешь ты его или нет...
Мысленные крики Прасковьи прервали вдохновлённый монолог Короля Страха и сбили с мысли. Но он вовсе не рассердился, только куда больше оживился, обрадовался. "Да, девочка, да..., - сладко вздохнул, закатив от экстаза глаза, тёмный. - Больше ненависти, больше отчаяния!"
Как самый настоящий вампир, Дахтрансмайтер питался негативом, пущенным в воздух Прасковьей и теперь витавшем вокруг мужчины ядовитыми парами. По запаху для него это могло сравниться только с лозой лучшего сорта винограда. А вкус превосходил наивысшие ожидания! Терпкая, незаволоченная ни одной разумной мыслью отчаянная и бессмысленная ярость. Что может быть лучше?
Оттого, наверное, тёмный вдруг решил не говорить о том, что Мефодий пока что жив. Ему хотелось узреть самую чёрную и сильную ненависть - которая будет сильнее любви Прасковьей Буслаева. И он чувствовал, что это возможно, стоит только слегка поднажать... Даже такого нажима хватило бы...
- Мерзкий подонок? Ох, никто никогда мне не делал подобных комплиментов, ты просто разбиваешь моё сердце, - Дахтрансмайтер картинно положил руку на грудь и упал на пол, а затем, изредка гогоча, изрёк: - А твой Буслаев уже как несколько минут покойник. Одновременно с приказом доставить тебя сюда, я повелел отрубить ему голову. Приговор приведён в исполнение. Хочешь, любимая моя, я подам на нашей церемонии вместо свадебного торта его истерзанную безволосую, так как скальп сниму и повешу на стене в спальне, где мы проведём нашу брачную ночь, башку. Тебе ведь ничто не мешает теперь выйти замуж за меня, никакой Мефодий. Я избавился от него только из-за ТВОЕЙ ЛЮБВИ. ТВОЯ ЛЮБОВЬ погубила его. ТВОЯ ЛЮБОВЬ, твоя главная слабость, которую ты не скрывала от мрака, которую ты выставила на обозрение, как выставляют в кунсткамере уродцев на потеху публике...
То, что Дедуля хочет самолично жениться на Прасковье, разумеется, было ложью, равно как и всё остальное. Всё кроме слов о виновности в плачевной судьбе Мефодия наследницы мрака. Мрак не прощает таких слабостей и растаптывает посмевших полюбить слабаков словно надоедливых клопов. Упомянул об этом известном даже самым молодым стражам мрака правиле Дахтрансмайтер только для того, чтобы посмотреть, что победит в Прасковье - ощущение вины или ненависть к "убийце ненаглядного".
Кроме двух упомянутых чувств существовало и ещё одно - страх, который объял девушку со всех сторон. Надо сказать, что в этот раз он должен был быть другого рода. Страх не столько Даха, сколько за Буслаева, страх за то, что с ним на самом деле произошло, соврал или нет интриган. Подложив под голову руки, злодей с интересом вглядывался в голубые глаза девушки, надеясь быстрее понять по ним, что победило. "Ах, как интересно! Интереснее самого запутанного детектива, самого закрученного триллера. Что выйдет победителем! Чувство вины? Ненависть? Или, быть может, страх за Мефодия обездвижит её?!"

+2

17

Прасковья боялась услышать самое страшное – то, что Мефодия уже нельзя  спасти. Её опасения подтвердил Дахтрансмайтер с явной насмешкой и удовольствием от произведенного эффекта, что привело Прасковью в бешенство:  ей захотелось, чтобы катавшийся по полу от смеха Дедуля  замолчал.  Заткнись! Он не умер! Он не мог… Он не умер! Пребывавшая во власти своей ярости, девушка со всей силы пнула его ногой в живот, и ещё, и ещё…  Причём себе она этой атакой нанесла больше вреда, потому что Дах уже показал, насколько он не восприимчив к боли – он скорее радовался, испытывая её. Праша отпрянула от мазохиста;  ей стало нечем дышать: на секунду она представила, что сказанное Дахом правда. Что Меф мертв… Что страстно ненавидимая ею Дафна, а может, какой-нибудь другой напыщенный пафосный светлый ханжа заберет его эйдос в Эдем, сказав - дескать, главное, что тот не достался мраку. А что ещё они могут сказать? Разве они поймут, что Прасковья больше никогда не увидит Буслаева, даже издалека? Что он больше никогда не сможет поговорить с ней, она не сможет прикоснуться к нему,  что его тело истлеет, оставив только блеклые воспоминания в  её памяти…
Оцепеневшая Прасковья неверящим и даже немного умоляющим  взглядом посмотрела на Даха, но тот пока не спешил воскликнуть: «Это был розыгрыш!», сардонически расхохотавшись. Она не спешила требовать доказательств, потому что не желала уверяться в том, что смерть Буслаева – не фикция, да и что стоит Даху наколдовать морок, который Прасковья не распознает без магии?
Почему Мефодий? – мысленно вопросила Прасковья, не замечая слёз на своих щеках и не глядя на убийцу возлюбленного.  - Почему  ты не прикончил Даф, чтобы  её крылатый зад  отправился в Эдем навсегда? Почему этот  древний как мир рыцарь печального образа – Арей жив, а Меф – нет?
Я хотела спасти его… я не смогла, - Прасковья  отвернулась от Дахстрансмайтера. – Виновна ли я в его смерти? Да. Не удержала, не отговорила, не уберегла. Девушка яростно провела рукой по своей щеке, расцарапав до крови уже своё лицо, но поглощенная отчаянием, едва ощущала физическую боль, потому что боль от потери Мефодия была гораздо больше.
Виновны ли Дафна с Ареем? Безусловно. Они разрушали ему жизнь! Они все! Прасковья медленно обернулась; волосы девушки были растрёпаны, а глаза светились ненавистью. Но убил его ты.  ТЫ УБИЛ ЕГО!
В глубине души девушка осознавала, что даже отравив в Нижний Тартар Даха, Мефодия она не вернёт; но это не означало, что она позволит Дахтрасмайтеру наслаждаться жизнью.
Взгляд девушки мгновение привлекло завораживающее сияние набитой эйдосами сосульки, но она не без усилия сумела отвести взгляд. Недавно Прасковья отняла похожую у другого стража  - одного из тех, кого винила в смерти Мефодия, так и не сумев полностью обвинить себя. Того стража, которого жестоко, но не совсем безосновательно обвинила в смерти его семьи. А теперь вот её обвинили в смерти самого дорого для неё человека. Единственного дорого человека.
Стражам мрака нельзя было никого любить,  за исключением самого идеального существа во Вселенной – себя самого. До той памятной даты встречи с Буслаевым Прасковье без усилий удавалось следовать этому правилу, а после… Что это за чувство, которое она испытывала к Мефу – влечение, симпатия, одержимость, любовь, или всё это вместе? Она и сама затруднилась бы ответить, но это чувство было сильным, самым сильным из всех, что она когда–либо испытывала к кому-либо.
Обезумевшая от боли Прасковья хотела уничтожить Даха, поддавшись порыву, она как можно быстрее бросилась к нему, протянула руку и вцепилась в  дарх, желая раздавить его, вместе со средоточием его силы погубить самого стража. Однако, сжав дарх и, разумеется, не причинив ему  вреда, почувствовала боль настолько сильную, что не могла дышать, не могла кричать  - а если бы могла, крик был бы слышен даже в тюремных подземельях.
Этим поступком Прасковья изначально желала нанести урон противнику, а не повторить поступок Джульетты, но всё же на короткое мгновение  почувствовала какое-то абсолютно безумное чувство торжества  - скоро боль уйдёт, и не останется больше ничего. Девушка лишилась чувств.

+4

18

Прасковья превзошла все ожидания Даха, продемонстрировав целую палитру кардинально различавшихся друг от друга чувств. Вначале захлестнувшая девушку беспомощная ярость подкинула её к тёмному и заставила пытаться пнуть стража по животу, однако её жалкие потуги вызывали только смех, и Король Страха плотно пообедал ими. Затем, когда, видимо, это наскучило, или от понимания бесполезности причинить Дедуле вред, брюнетка остановилась. Тот вгляделся в без того бледное, а теперь белее полотна лицо и заметил вяло двигавшиеся, практически застывшие хрустальные дробинки, от которых отходили мокрые дорожки к глазам. Дахтрансмайтеру даже не понадобилось заглядывать в мысли девушки, чтобы понять, о чём думает та. Её лицо, словно книга, отражало все душевные переживания и метания. Злость на себя перемежалась с грустью по Буслаеву и обвинениях в его псевдогибели всех подряд.
Но, в конце концов, последнее, что испытала Прасковья до незапланированного ухода в астрал было жгучей ненавистью к Дахтрансмайтеру Второму. Не выдерживая разрывавшей её душу внутренней экспрессии, она бросилась выпущенной стрелой к лежавшему на полу и посмеивающемуся над ней стражу мрака и вцепилась в его дарх. Контакт между хищным интриганом и энергией сходящей с ума жертвы оказался прекращён. У этого было две причины. Первая - Даху самому стало не до шуток, так, что улыбка сошла с его лица. Не столько он переживал за паразитическую сосульку, сколько девка слишком перегнула палку, покусившись на святое. Так что взрыв Прасковьи в крике и последующие потеря сознания и падание на пол (вторая причина прекращения контакта) спасли её от гнева Короля Страха...
Поднявшись, мужчина склонился над недвижным телом наследницы. Несмотря на неприятный инцидент с дархом, он быстро успокоился, пришёл в себя и не в последнюю очередь этому способствовала подпитка её энергией. Дах вновь натянул на лицо улыбку, непринуждённую, счастливую, чисто улыбку победителя и привёл в сознание Прасковью достаточно легко - облив ледянющей водой из Атлантического океана. Следом, понимая, что стук непопадающих друг по другу зубов будет только раздражать, создал в кабинете такие жаркие условия, что вся пролившаяся жидкость тут же испарилась и, как только температура тела девушки пришла в норму и она больше не дрожала от холода, вернул обычные.
На этот раз Дахтрансмайтер Второй полностью насытился, оттого и перехотел устраивать новые эксперименты и решил возвратиться к игре с прежними правилами. Тёмный телепортировал в центр комнаты два удобных чёрных итальянских кресла, сам сел в одно и кивком головы пригласил сесть в другое, стоящее напротив, Прасковью.
- Спасибо за истерику, теперь я могу спокойно признаться, что обманул тебя как минимум в двух вещах. Жениться на тебе лично я - не собираюсь. Это первая. Вторая - Меф не мёртв... Пока. Пока что он жив, хоть и в весьма... плачевном состоянии. И сейчас находится в таком месте, куда тебе самой не стоит совать свой симпатичный длинный носик, если не хочешь лишиться не менее симпатичной темноволосой головушки, - издевательски сделав свой голос чуть тоньше, начал Дахтрансмайтер. - Впрочем, возможно, если не сама, так найдёшь себе для этой цели кого-нибудь другого и всё-таки спасёшь разлюбезного Мефодия... Успеешь спасти. Но у меня есть два условия... Ты должна выйти замуж за моего Внука и подписать одну малюсенькую бумажечку...

+2

19

Приведенная в сознание таким экстравагантным способом, Прасковья откинулась на спинку любезно предоставленного ей кресла. Голова раскалывалась, что неудивительно, учитывая, сколько раз за последнее время девушка падала с высоты своего роста, приземляясь на не очень-то мягкий пол. Эта боль, пожалуй, и заставляла её чувствовать себя пока что существующей, хотя смысла в таком существовании было немного: Мефа больше нет, а она ничего не может с этим поделать, даже наказать его убийцу. На место прежних бурных эмоций пришли безразличие и безволие. Прасковья даже не испытывала былого страха по отношению к  Дахтрансмайтеру.
Наконец Дедуля заговорил. Звук его голоса усугублял головную боль. Поначалу она желала одного – чтобы хозяин замка умолк, но стоило чуть прислушаться к его словам, как Прасковья уже забыла о тревожащей её боли, жадно вслушиваясь в слова Даха.
Первую новость Прасковья не успела как следует осмыслить. Да и что толку? Что Второй Дахтрансмайтер, что Четвертый – она по своей воле не вышла бы замуж ни за кого из них. Важно другое – Меф жив! Девушка заметно оживилась, хотя радость её омрачило то, что Буслаеву сейчас приходится несладко. Но пока его сердце бьётся, всё можно исправить. Хотя гарантий, что она слышит правду, ей никто не предоставлял. Быть может, это лишь очередная ложь, но пока вновь вернувшаяся надежда не спешила покидать Прасковью.
После оглашения условий Праша усмехнулась. Вы что, и вправду думаете, что я выйду замуж, прежде чем вытащу Мефа из этого места, в котором он находится? Ведь вам невыгодно его благополучие. Пока у него сила Кводнона, многие бонзы мрака предпочтут видеть на троне мрака его, нежели вашего внука и меня.
Я соглашусь на ваши условия… возможно, но  не раньше, чем удостоверюсь, что он в порядке и ему больше никто и ничего не навредит.

Прасковья бросила красноречивый взгляд на Дедулю, после переведя его на свои ушибленные руки. Снимите уже, наконец, эти проклятые оковы! – с раздражением подумала она, мысленно добавив: Всё равно я никуда не сбегу отсюда… По крайней мере, пока не узнаю, где мне искать Буслаева. И вообще обещаю себя хорошо вести, - вновь усмехнулась девушка, взглянув на лицо Даха, на котором уже не осталось ни намёка на царапины.
Брюнетка  критически осмотрела своё платье. После заключения и своеобразного «душа» который ей устроил Дахтрансмайтер, наряду было самое место на помойке. Не утешало и то, что единственная альтернатива этой одежде, которую ей могут тут предложить – подвенечное платье. С цветом и фасоном они так и не определились… Хотя Прасковье было абсолютно всё равно, сойдёт и рубище – чем худшее впечатление она произведет на будущего супруга, тем ей лучше: больше шансов, что Дахтрансмайтер испытает такой же «восторг» и «радость» от подобной перспективы, как и сама девушка. Хотя кто его знает… Она вот, к примеру, знает его очень и очень плохо. Жаль. Следовало лучше изучить личное дело настолько сильного конкурента дядюшки. А пока всё, что известно  о потенциальном муженьке – это то, что характер у него ничуть не лучше, чем у самой Прасковьи, а вот внешностью он схож с её дражайшим дядюшкой Лигулом.
Только бы вытащить Мефодия… -повторяла про себя Праша снова и снова. Она и вправду желала этого, к тому же, это позволяло скрыть некоторые крамольные мысли относительно того, как избежать нежелательной свадьбы. Хотя если Дах и доберется до некоторых из них, так даже лучше – подозрительно было бы, если бы их вовсе не было, учитывая сердечные привязанности девушки.
А ваш внук… Что же он сам не предстал предо мною? Занят своими темными интригами? А вы сватаетесь от его лица… поразительная заботливость! Такая несвойственная стражу мрака… Дядюшка вот не столь внимателен. - Прасковья посмотрела на Даха. Последние новости насчет судьбы жениха Прасковье были неизвестны, но судя по тому, что он собрался жениться, страж вновь в игре.

+4

20

После приведения в сознание Прасковья уже не делала попыток вцепиться в дарх Дедули или каким-либо другим способом (если таковой вообще существовал) причинить ему неудобство. Пустой взгляд смотрел сквозь Дахтрансмайтера. Только когда речь дошла до Мефа, того, что он всё-таки ещё жив, девушка словно ожила. Тёмный подумал, что она, быть может, никогда такого счастья и облегчения не испытывала в своей недолгой (и, возможно, в случае отказа, прекращённой так резко) жалкой жизни. Король Страха даже сам радость испытал - он всё-таки редко кому-либо приносил хорошие известия. Да и какие хорошие известия мог бы принести Пыточных Дел Мастер?
Но, несмотря на то, что взгляд наследницы перестал быть пустым, сама она в мыслях не подала виду, как счастлива внезапному "воскрешению" Мефа, только раз что-то подобное блеснуло в головке, хотя слишком быстро, не угнаться... Мало того, имела дерзость не доверять заверениям хозяина замка! А тот только начал корчить из себя хорошего... Ну, раз уж никто не хочет видеть его в роли благодетеля, придётся возвращаться к роли кровожадного чудовища.
- Девочка моя, - покачиваясь в кресле, сквозь зубы процедил Дахочка, сделав особый упор на "моя". - Ты немного не в том положении, чтобы диктовать мне условия. Я могу дать тебе клятву, что Мефодий жив. Но также я могу дать и другую клятву - что если ты будешь и дальше медлить, ставить какие-то условия, он просто не успеет дожить, ведь каждая секунда у него на счету. Так что я жду твоего согласия на свои условия. В противном случае... Ты ведь, должно быть, думаешь, что так мне нужна? Нет, ты лишь подстраховка для Внучка. Если бы ты, скажем, перестала существовать, - Дах задумчиво нахмурил лобик, - - то лишила бы шанса Внучка без труда занять трон. Однако и любимого дядюшку Лигула обломала также. Их шансы сравнялись бы, что было б мне на руку, так как в данный момент у Лигула их несколько больше...
Незатейливо намекнув на то, что же будет с Прасковьей, если она откажется, проигнорировав Мефа, Дахтрансмайтер Второй победоносно взглянул ей в глаза. Уж теперь она точно не посмеет отказаться! Если, конечно, дорога ещё собственная жизнь. А то мало ли, у некоторых ведьмочек напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения, зато болтательный рефлекс, заключавшийся в размахивании язычком и стукании им по нёбу с одновременным клацаньем зубами, работал на отлично, до тех пор, пока все возможности говорить не оказывались устранены острием короткого меча. Хотя... к Прасковье такой метод вряд ли мог быть применён.
Слова брюнетки снять оковы вызвали короткий смешок. Святая наивность... Дахочка ещё не совсем спятил. В принципе, так-то она не опаснее обычной лопухоидной девки... была бы без интуитивной магии. А так - вывести тёмную на эмоции (а выведением из состояния равновесия страж занимался профессионально) и лишиться любимой стенки в кабинете, а то и вообще половины замка, радость слишком сомнительная. Даже при всех своих силах справиться с этим седовласый не смог бы. Но, в конце концов, как бы мог остановить ту же самую летящую к нему ядерную боеголовку самый сильный человек в мире, залитый кровью слабых врагов, несмотря на всю свою мощь?
- Нет, не могу снять, - безапелляционно заявил Дах. - Я ЗНАЮ, что ты не сбежишь, но делать ремонт замка в случае вспышки гнева не намерен.
Только когда дело дошло до Внука, тёмный нахмурился. Он до сих пор колебался с Правом Первой Брачной Ночи, без которого брак не мог бы быть признан действительным в Тартаре. Глупейшее право... Дахтрансмайтер Четвёртый, вернувшись в своё тело, не простил бы, что его Дедуля развлекался с Прасковьей ДО него, а не после. Собственичество, как-никак. А больше вариантов и не было... Хотя, конечно, и мелькала идея с весьма интересным решением проблемы. Скажем, Меф и Праша решили пожениться (для этого Предприимчивый Наш даже бумажку какую нужно подделал бы), а Лигул получил бы это право, не зная, что собственным, так сказать, детородным органом спихнул себя с престола мрака... И ничего не заподозрил бы, учитывая, что наследница на прицеле и не расколется дядюшке, если дорожит Буслаевым! Однако слишком велик риск, что горбун, будучи бюрократом высокого уровня, распознает, что бумага поддельна. Так кто же тогда?..
- У Внука слишком много дел, чтобы ещё до какой-то свадьбы было дело, - небрежно отмахнулся Дахтрансмайтер Второй.- Вряд ли он даже на ней присутствовать будет, да и его согласие и присутствие совсем не обязательно... Достаточно только капли его крови, которой у меня с избытком, и того, что сам жених всё ещё жив - и всё. Захочет появиться на свадьбе - появится, а так... Ну так что? Жду твоего согласия, а то мне надоело ждать... да и Мефу, наверное, тоже. У него-то нет столько времени, сколько есть у нас... - И он загадочно улыбнулся.

+3


Вы здесь » Мир Стражей » [Зеркало Апокалипсиса] » Хрустальный замок