Мир Стражей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Стражей » [Зеркало Апокалипсиса] » Сговоры злодеев и героев


Сговоры злодеев и героев

Сообщений 41 страница 60 из 91

41

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Кровь бросилась Мефодию в голову, когда он услышал пошлые намёки Лигула. Многим позже он понял, что глава Канцелярии выбрал правильный тон, решив лишний раз напомнить Мефодию о возможном предательстве Дафны, тем самым вытеснив из головы наследника все прочие нежелательные мысли. Но в те минуты ему хотелось лишь одного: придушить проклятого горбуна, лишь бы его змеиный язык перестал извергать хулу в адрес славной, доброй, нежной, светлой Дафны!
- Дафна не изменяла мне! Слышишь ты, не изменяла! - закричал он, стискивая кулаки. - Она не могла! И я не изменял ей! И хватит на эту тему! 
Он остановился, тяжело дыша, благоразумно совладав с порывом придушить клеветника. Вид девяти стражников, выстроившихся по бокам Лигула, ой как располагал к превращению самых кровожадных намерений в невинные желания. 
Слушая то, как дочурка полезла на рожон, Буслаев испытывал сложные чувства. Где-то в глубине души, отмечая напористость плоть от плоти своей и этой напористостью восхищаясь, Буслаев надеялся, что дочка права, и это обычная провокация Линула. Послал же однажды ему горбун мертвую голову Дафны... Но разум твердил: Арей мертв. Действительно мертв. Лигул слишком долго ненавидел его, чтобы не использовать первую же подвернувшуюся возможность.
Но вскоре мысли об Арее вновь отступили на второй план. Ехидным тоном горбун предложил дочурке сходить, проветриться в пыточную. Этого-то Меф стерпеть не мог...
- Не смей её трогать! - прошипел Буслаев. - Если хоть один волос упадет с её головы, тебе не поздоровится! 
Он и сам понимал, что перегнул палку, вслед за неуемной дочей вздумав грозить Главе Канцелярии Мрака. Но у него, у Буслаева, имелось хоть какое-то преимущество. Он был для Мрака символом. Его же дочь - нулем без палочки. Нежным цветком на пути бешено мчащейся колонны автомобилей. Для Лигула уничтожить её - что лопухоиду чихнуть. А глупое дитятко этого не понимало...
- Эта моя старая приятельница... Дружил до того, как с Даф познакомился. Ничего такого, - сказал Буслаев устало, поумерив тон. Он вдруг вспомнил, о чем договаривался с Марией и решил, что лучшего времени расставить точки над "и". "А ты, доча, змеиный язычок-то поуйми! - послал Мефодий не в меру разошедшейся родственнице мысленный посыл. - Это я в твоём времени Повелитель мрака. А здесь пока всем рулит Лигул. Он пока на удивление терпелив. Должно быть, рад, что с Ареем наконец-то расправился, - мысленно с горечью отметил Мефодий. - Но его терпению может прийти конец. Ведь и впрямь может в пыточные отправить... Даже желания не спросив. А у меня пока сила не та: против целого Тартара в одиночку идти. Так что уймись, добром прошу!"
___________________________________

Синьор-помидор

0

42

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Все великие люди мало жили. Вот и мне что-то нездоровится... С горечью подумала Мария. В то, что Арея нет она верила, правда где-то в глубине души еще были сомнения, однако все сходится. Что Лигулу было убить Арея? Точнее не горбуну, а его стражам, сколько их тогда было? Десять, пятнадцать? Однако неожиданно в глаза горбуна появилась мысль. Прозрел, прям прозрел. А то я уж думала постарею пока он додумается что мне ответить. Давай , конек-горбунок, зажигай! Но дальнейшие слова вывели её из себя, да что это за букашка та такая надоедливая? Вырубите его кто-нибудь, чем-нибудь, а то неравная и ранимая нервная система Мари сейчас окочурится.
Но сразу же ответить она не смогла, так как папа, наконец, тоже не выдержал. Мари хмыкнула, по всей видимости ради этого милого пушистика он готов на все, вон как взорвался. Буслаева вздохнула, все-таки отец в будущем ей нравился намного больше и нет, тут дело не в тысячах стражников, которые могут защитить её от всего на этом белом свете! И еще раз повторяю дело не в этом, хотя если хорошо подумать... Буслаева вновь хотела съехидничать горбуну, но в Мефодии всплыли отцовские чувства и он начал её защищать. Мария недовольно на него посмотрела, у неё тут такая речь , а он разглагольствует, что сделать она точно может, так это ехидно ответить горбунку нашему позолоченному. как только отец перестал говорит, Буслаева незамедлительно начала свою длинную речь.  Неужели вы думаете, что она может простить все эти слова горбунку? Мечтать не вредно, вредно не мечтать.
- Эй ты, лидер хит-парада, издеваешься что ли? А самому-то прийти страшно было? Вон подтанцовку привел. Ах, как складно говорит, как складно! Хотя нет не говорит поет. Во-первых для особо горбатых твое замечание насчет внешности меня не задело, даже обрадывало, чем больше меня оскорбляют тем выше моя самооценка, вот такая незадача. Да, и пока больше похожей быть на мальчика намного лучше, такие упыри вроде тебя ко мне не лезут. Во-вторых ты, гашиш из наследия Тибета, ми в пыточную засунуть хочешь? Какой молодец, какие угрозы, я прямо вся трясусь. И, кстати, ты пушистика не трогай, между прочим, где она? Насколько я понимаю ты Дафну забрал, когда мы с тобой последний раз разговаривали, так где же эта прелесть? Неужто ты сам с ней веселишься?  И еще раз ты упомянул государственного преступника... Эй, вы лодыри, чего язык ему не отрезаете? Он же сказал, как только кто-нибудь произнесет имя этого не благоверного, то ему надо отрезать язык, - произнесла Мария с усмешкой, поглядывая на горбунка. - Значит голову вырастить ты мог, а тело нет? Не смеши мои новенькие кросовочки. Пусть притащат меч , настоящий, неужели нельзя додуматься как его взять? Я словам не верю , верю только доказательствам. Предоставьте , пожалуйста, справочку от патологоанатома, что гос. преступника больше нет. Услышав слова отца, она прикусила язычок. Его предупреждение слишком поздно прозвучало, она ведь уже все сказала. Внимательно осмотрев все, она быстренько забежала отцу за спину, не желая первой попадать под удар,  о том, что если его убью и она исчезнет Роки сейчас как-то не задумывалась.
- Спасибо, вовремя остановил, кстати, как тебе моя речь? сама себе порой поражаюсь. Мне тоже кажется, что Арей мертв, но надежда есть всегда и за Даф не беспокойся. Ой, а у меня правда змеиный язычок, как здорово, спасибо за похвалу, она для меня была важна, - Буслаева в которой раз убедилась, что инстинкт самосохранения у неё отсутствует. Прощайся Мари с жизнью, ты была прекрасной девушкой и замечательно дочерью, наверное. Добрым человек и милым существом, хотя это точно нет. Ну, в общем ты была замечательной.

+1

43

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Что же, у Буслаева хватило  ума не лезть на рожон. И его суровый взгляд, брошенный в сторону девицы, глава Канцелярии истолковал совершенно верно. «Заткни её сам, пока я  её не заткнул!» - с холодной отстранённостью подумал Лигул.
Впрочем, девчонка стала ему неинтересна. Она наскакивала на него, как та Моська из известной басни: гавкала, создавала вокруг шумиху, а цапнуть за ногу  боялась. И ишь, храбрая, всё за спину Буслаева хоронилась. Надеялась, поди, что заступится. Шалишь, девочка моя, у Буслаева своя голова на плечах есть!
Делая вид, что не услышал ни слова из того потока словесной грязи, что постаралась облить его девчонка, Лигул обратился к Буслаеву:
- Извини, погорячился, - голос его звучал уже мягко, завораживающе. -Казнь Арея произвела на меня очень тяжелое впечатление. Ты же знаешь, мы были с ними друзьями… пока власть не разлучила нас. Но он умер, Буслаев, а нам с тобой ещё жить. И прежде всего, мой будущий  повелитель, следует решить, что делать с Русской Резиденцией Мрака.
Сначала-то я туда стража поопытнее решил отправить.  Заодно и тебе новго учителя дать. Но потом  подумал: а зачем? Ты ведь уже  достиг того порога, когда можно безбоязненно получить власть.  Александр Невский в твоём возрасте уже свою первую победу одержал. Возраст как раз карьеру начинать… Поэтому я предлагаю тебе самому возглавить Русскую резиденцию мрака. Лучшего кандидата на эту должность не найти.  Ты молод, цепок, смекалист… Да и опыт административной работы приобрести  следует.  Как-никак, скоро весь  Мрак в управление получишь… Штат оставлю тебе прежний.  Можешь и серкретаршу ту же оставить.  Улита, уверена, с радостью станет работать под твоим руководством.  Где не справишься – она подскажет, девочка-то толковая. В деле управления не важно, сколько  опыта у руководителя. Главное, умеет ли он выбирать себе подчинённых. А секретарша тебе достанется – конфетка. Всю работу за тебя делать станет, а ты лишь в кабинете будешь сидеть и бумаги визировать. Не жизнь – малина.
Понимаю, предложение неожиданное
, - Лигул вовремя  приметил, как изменилось лицо Буслаева. – Понимаю, подумать надо. Четверти часа тебе,  полагаю, хватит. Подумай, мальчик мой. Я уйду пока, чтобы не давить на тебя. Через четверть часа вернусь – и ты скажешь мне своё решение. Но прежде, чем сказаетль окончательное  «нет», подумай вот о чём. Я ведь могу назначить  начальником в Резиденцию кого-нибудь рангом столь любимого тобой Здуфуса… радостная встреча, не правда ли? Каково будет тебе ходить под его рукой, понимая, что надежды на спасение нет никакой? А ты… ты ведь молод.  У тебя свой взгляд на Мрак.  Проведёшь реформу Русского отдела, почистишь его ряды. Хорошая должность. Подумай, Буслаев…Сказав так, Лигул одобрительно   похлопал Буслаева по плечу и удалился неспешно. Будущему управленцу надо дать возможность прийти в себя и найти силёнки сказать решительное «Да!»
>>> Кабинет Лигула

0

44

Зал совещаний в Верхнем Тартаре
Дахтрансмайтер Второй понимал, что Лигула не так-то просто испугать, да и разозлить настолько, чтобы тот потерял контроль, непросто. Это сам Дедуля был такой - порох, с самого рождения такой уж характер. А горбун-то по большей части хладнокровен, привык больше думать не о собственной гордости, а о выгоде - не зря так быстро продвигался по службе. Вот ещё одно доказательство несправедливости жизни и торжества... большего зла над меньшим. Под меньшим, разумеется, в данном случае понимался Арей, который в скором времени мог бы расстаться с головой, тогда как под большим - его начальничек.
- Зарубить на моём лбу? Да вот ещё! Не волнуйся ты так - Буслаев мой ПО ПРАВУ. Я уже раз владел им, он ходил подо мной. Так будет продолжаться вовеки веков. Ты прекрасно знаешь - те, кого я ЗАХОЧУ, будут принадлежать МНЕ вне зависимости от того, вредит ли это твоей системе! - выкрикнул мужчина, активно махая руками, из-за чего шар цепа мотало с одной стороны на другую.
Следующее сказанное Лигулом для Даха не стало откровением - он и так превосходно знал о том, что его шпионы также работают и на нынешнего главу канцелярии. Иного и быть не могло - будто у тёмных стражей есть хоть какие-то кусочки достоинства и гордости. Потому-то за новую информацию Дедуле приходилось платить каждый раз достаточным количеством эйдосов. А третье... стало для Даха настоящим сюрпризом. Хотя... он же и так понимал, что всё проходит слишком ладно, значит, мог подозревать в чём-то подвох.
- ...Комната кишмя кишит моими людьми; увы, к своему глубочайшему сожалению, ты не  сумеешь увидеть ни одного из них. Зато они тебя-то видят… Хочешь убедиться? - произнёс Лигул, и к горлу Короля страха был подставлен клинок. Тот сглотнул, но виду о том, что был удивлён, не подал, дабы не радовать этим противника.
- Что ж - этого и следовало ожидать от тебя, - сквозь зубы проговорил Дах. - Настолько труслив, что... боишься мне показать своих бойцов. Невидимок вздумал натравить. И, естественно, тут дело одной тройкой не оканчивается - понимаешь, на кого руку посмел поднять. Это ещё одно наше отличие - своих слуг я практически не использую, разве что для охраны замка, несмотря на то, что их не так уж мало, предпочитаю действовать в одиночку. Ты же, как крысёнок, вечно будешь укрываться за их спинами. Разумеется, всё тут даже логично - собственным горбом не захотел бы рисковать и... мой внук.
- ...А если надеешься, что сумеешь за  оставшееся время найти останки дорогого внучка – зря надеешься. Во-первых, ни один шпион не раскроет тебе  место его пребывания – эту тайну знаю только я, и только я могу достать этот прах.  Во-вторых, мои воины просто не дадут тебе этого сделать. Ты же помнишь, они ещё здесь? Они проводят тебя только в два места: либо в телепортационный круг, ведущий отсюда в твой замок, либо в  мой кабинет. Это на тот случай, если ты вдруг решишься изменить решение и примешь моё предложение. Четверть часа тебе на обдумывание, после чего я удалюсь – и прости-прощай драгоценный пепел. Четверть часа, ДЕДУЛЯ! - Лигул закончил свою речь и, повернувшись к Даху спиной, совершенно не опасаясь удара, поплёлся из зала совещаний.
- Лигул, мы ещё поговорим с тобой! И даже твоя охрана не остановит МЕНЯ! Ты слышишь?! - закричал ему вслед мужчина.
Наконец, глава канцелярии мрака покинул зал. Теперь здесь оставались только сам Дах да шавки Лигула.
"Ничего... ничего! Я уничтожу тебя ещё! Не ровен час... Ведь все знают - стражи не бессмертны. И даже твоя осторожность, твои... псы, вся твоя система безопасности... Тебе ничто не поможет!" - пылая гневом от того, что всё вышло вот так, думал Дедуля.
Долее оставаться в зале он не стал. Размахнувшись цепом, он понял, что подцепил двух. Тела с раздробленными головами и разбитыми дархами повалились на пол, материализуясь, поскольку тёмные уже были мертвы. Не испытывая судьбу, понимая, что одному против толпы невидимок даже ему не справиться - количеством задавят, страж принялся продвигаться к выходу, махая перед собой своим грозным оружием...
Наконец, он выбежал из зала. Первой мыслью было направляться к Лигулу, но Дах ощутил, что неспособен просто так подавить гнев к нему - ни на какую сделку с этой тварью он точно не пошёл бы. В таком случае... в таком случае сначала надо было повидаться со шпионом. Может быть, он знает где прах Дахтрансмайтера Четвёртого!
>>>>>>> ???
<<<<< ???
Дахтрансмайтер Второй нехотя подбирался к кабинету Лигула. Он мог бы появиться там и раньше, но нарочно не спешил. Конечно - если появится раньше чем через четверть часа, горбун может много чего себе навообразить. А так... ему в любом случае придётся принять у себя милОго гостя.
Вообще старый страж сейчас напоминал нахохлившегося воробьёнка. Он ещё не смирился с тем, что ему, ЕМУ, ДАХТРАНСМАЙТЕРУ ВТОРОМУ, всё-таки предстоит уступить этому... интригану. Однако внутренне тёмный нашёл в себе силы собраться. В конце концов, нужно просто наступить на гордость, приглушить гнев... на время. Рано или поздно всё равно предстоит уступать. Рано или поздно. И, рано или поздно, любой страж умрёт. Будь то Лигул, Арей, его внук... да и сам Дахтрансмайтер Второй. И, тоже рано или поздно, удача отвернётся от карлика. Иного и быть не могло.
Минут двадцать назад мужчина нашёл своего шпиона и, подняв его над собой и потрясая, потребовал ответа у него на свой вопрос: Где прах его внучка. Тому, мило шевелящему ногами по воздуху, пришлось ответить. Как оказалось, наш пострел везде поспел... В смысле тёмный уже обнаружил в столе Лигула прах, даже похитить его собирался, да из достоверных источников узнал, что это лишь ловушка, и останки принадлежат безымянному стражу, но никак не Даху. А где прах Даха - неизвестно никому, кроме него самого да его пары охранников. Да вот только стражу его личную не подкупишь - слишком твердолобы, туповаты...
Тёмный злился, грозился раскрошить череп своему агенту, тот же скулил, просил о милосердии, о том, что сделал всё возможное. В итоге Дах плюнул на шпиона да и отправился к Лигулу. Он решил - к чёрту гордость, к чёрту. Внука надо каким-то образом выручать, а если ярость мешает...
Дахтрансмайтер подошёл к двери кабинета. Охранники между собой переглянулись, сначала хотели не пускать тёмного, но ему хватило одного взгляда - такого озлобленного, безрадостного и, в то же время, пустого, холодного, убийственного - и стража замолчала и стала смирна. Тёмный усмехнулся и, не удосуживаясь рассчитывать силу, дёрнул за ручку да и отломал её... вместе с дверью. Зашёл.
Лигул занимался какими-то отчётами, что-то писал, смотрел какие-то бумаги. Даху пришла даже дерзкая мысль устроить в его кабинете беспорядок, разметать к Кводнону все эти листики, так что пришлось дополнительно себя успокаивать.
- Привет снова, Лигул, - добродушным тоном, но с каким-то кровожадным оскалом произнёс мужчина. - Как поживаешь? Я вот тут подумал-подумал и решил -  к чёрту наши... прошлые... обиды... - Тёмный сжал кулаки, заскрежетал челюстью, дабы не сделать и не сказать что-либо лишнее. - Давай... жить... дружно. Я согласен на твой этот... договор. Мечник Арей умрёт от моей руки. Я же... ПРОШУ... взамен... прах Дахтрансмайтера Четвёртого. Так что, заключаем... контракт?

0

45

Замок Дахтрансмайтера II в Румынии. Отвратительнейшая камера Эссиорха
Эссиорх "отключился" уже на третьей секунде демагогически-пламенной речи Дедули, ибо думать, а тем более дискутировать на тему извечного противостояния Света и Тьмы ему сейчас было как-то недосуг. Как же, как же выбраться отсюда? А для начала: как нейтрализовать Дахтрансмайтера? Можно попробовать метод из лопухоидных фильмов с Чаком Норрисом... хотя это даже для такого злодея слишком жестоко.
"Пробовать" ничего не пришлось: Дахтрансмайтер решил временно самоустраниться, телепортировавшись в неизвестном направлении. В пору радоваться, если бы не один маленький нюанс: Дедуля все-таки не поленился предварительно запереть хранителя в камере. А еще раньше - ударить Эссиорха по лицу. Больно, - как-то отстраненно мысленно констатировал он. Судя по судорожному маханию отшибленной рукой, Даху тоже было больно, и это немного утешало.
В итоге темный все-таки смылся, а Эссиорх все-таки оказался в до смерти надоевшей камере.
А потом Улита так врезала охраннику, что тот же Чак Норрис мог бы посыпать голову пеплом и уйти в монастырь тренировать удары на монахах.
- Все добро, сделанное вами, вам же и вернется, - невинно произнес хранитель, через решетку наблюдая за красиво сползающим по стене тюремщиком. - Зло, видимо, тоже.
- Какого купидона ты тут забыл? Ты что спутал это местечко с Эдемом? Крылья лишние? - рассерженно поинтересовалась ведьма, но Эссиорх почувствовал ее страх и ободряюще улыбнулся (улыбка № 2644 - для критических ситуаций).
- ...А вот насчет Арея и Дафны это практически полное вранье! Лигул поженил их обманом. Арей пытается ее спасти.
Нельзя сказать, что у хранителя камень рухнул с души - опасность, которая угрожала Даф, меньше не стала. Но определенно стало чуть полегче.
- Неважно. Нам надо уходить, пока Дахтрансмайтер не вернулся. Если я выйду из камеры, то наверняка смогу призвать флейту, но вот со светлой магией здесь будет туговато.
- Блин да как же тебя вытащить отсюда! - Улита злобно пнула почти монолитную дверь ногой, чтобы потом затрясти ей, пытаясь унять боль. Эссиорх скосил глаза на валяющегося охранника и...
- Милая, - как можно мягче (так частенько разговаривают с детсадовцами и психами) начал хранитель. - Ключи. У этого несчастного на поясе висят ключи.

+5

46

Зал совещаний в Верхнем Тартаре
Лигул вернулся в свой кабинет, ничуть не сомневаясь в  ответе Буслаева.  Проведенным разговором с мальчишкой он был доволен. АБСОЛЮТНО! Буслаев не может не согласиться.  И вряд ли он задумается над тем, как такое решение будет  выглядеть во Мраке… да  и во Свету тоже.  Сначала подписал приказ о казни прежнего главы Резиденции, а потом сам ж её и возглавил. Удивительно совпадение! Сказочная карьера! Чудовищный цинизм!
Лигул, приказав охране рассредоточиться по комнате, устало опустился в кресло. Дел предстояло немало. Наворотил тут дорогой Внучок за время своего отсутствия… Подумать страшно!
Но поработать Лигулу как следует не дали. В кабинет тенью просочился  один из  соглядатаев горбуна и доложил, что дорогой Дахочка Второй шляется по Канцелярии, как по собственном замку и, похоже, направляет свои изменнические стопы сюда.
- Усильте охрану, - коротко велел Лигул. Тотчас явилось еще с десяток воинов и выстроилось по стенке почетным караулом. От этого Дедули всего можно ожидать…
Всего, но не того, что произошло. Старик, конечно, ввалился по своему обыкновению нагло. Но затем чуть на колени не плюхнулся, унижаясь и моля дорогого Лигула пойти на сделку с ним.
Лигул отчетливо видел, с каким трудом давались    Даху  унизительные слова. И всё же, не мог упустить возможности  позлорадствовать над сдавшимся противником.
- Ты прошляпил свою возможность вернуть прах дорогого и безвременно ушедшего! - Лигул почувствовал, что его заразила странная эпидемия, некоторое время блуждающая по Тартару: наделять покойного Дахтрансмайтера Четвертого различными язвительными прозвищами, но ничего уже с собой поделать не мог. - Основным условием нашего договора была смерть Арея. Но ты опоздал. Разве ты не знаешь, - в голосе Лигула послышался неприкрытый сарказм, - что мечник Арей уже мертв? Как, не знаешь? Странно. Я  передал всем нашим резиденциям коммюнике на сей счет. Да, да казнён, согласно смертному приговору, вынесенному ему Буслаевым! – и Лигул махнул в воздухе бумажкой. - Убит,  окончательно и бесповоротно. Сначала колесован, потом четвертован. Голова его, перевязанная голубой ленточкой, доставлена в качестве боевого трофея нашему дорогому Буслаеву. Так что извини, дорогой Дахтрансмайтер,  наша сделка просто не состоится! - и, опустив голову, Лигул снова погрузился в изучение бумаг.

0

47

Зал совещаний в Верхнем Тартаре
Лигул явно не хотел рисковать - охрана в его кабинете была усилена настолько, что даже могучий Дахтрансмайтер не смог бы пробиться к нему - завалили бы тупо количеством. Потому-то иметь пушечное мясо куда выгоднее чем настоящего мастера в фехтовании. Тот пару хороших стоек знает, да умеет в нужный момент кольнуть, да только ежели, к примеру, обложить его кучей камней - ему не выбраться. А пушечное - и не жалко! Всё одно - помрёт так или иначе вскоре. А ещё лучше - пушечное мясо, которое мало-мальски знает своё нехитрое дело.
Горбун явно был рад - это было видно во всём. Да и так и стремился показать, что-де он хозяин тут всё, а его противник - пёс смердящий, скулящий. Что ж... В принципе, так и было. Да вот только он не знал, что если псу не подать косточку, не усмирить его, так он и руку может подмахнуть... зубками-то клац! -  и не посмотрит, что хозяин взвёл уже курок, и дуло нависло над его головой, чтобы вздрогнуть да как пальнуть! И чтобы ошмётки черепа пса разлетелись во все стороны. Да только руку-то не вернуть...
Вот и сейчас - Дах был на грани. Лигул вздумал шутить, говорить, что тот ему-де не нужен. И мужчине даже пришла в голову мысль уйти и вернуться со своими слугами, дабы штурмовать канцелярию. Остановило лишь то, что карлик не так просто и, наверняка, о собственной защите хорошо позаботился. Да и в случае чего мог бы ограничить телепортацию - тогда никто бы из армии Даха не смог прибыть. Потому-то, помня о том, в каких условиях сам находится, и что план всё равно окончится провалом, тёмный заулыбался, но задержал руку на своём цепе, всё водил пальцем по егойной рукоятке.
- НЕ ВЗЫЩИ, Лигулуша. Ты ничего... что я так... по-простецки? По-ласковому? Так и хочется тебя отблагодарить, - Дах вдруг понял, что вся эта ситуация даже заводила его. Он злился, но не мог ничего предпринять... оттого-то злился и вдвое больше. Но при этом гнев начинал даже радовать его. Словно мужчина сам по себе отстранился от ситуации, да думает: "Ага, а как это вот этот-то кипятильник справится? Как будет ползать на коленках?"- Ареюшка-то мёртв? Ай-яй-яй, какая печаль! А можно взглянуть на голову, тело? Кто убивал-то? Ты же знаешь меня... меня всегда вопросы смерти и мучений волновали пуще жизни и радости. Как там у этих-то святош? Живи во страдании, да будешь счастлив в Раю? А в общем Кводнон с этим, однако они должны быть благодарны мне. Я ведь, получается, хе-хе, разным дьяволятам помогаю Рая добиться... Ну да не суть-не суть, я опять увлёкся. Ну так что? Не ознакомишь с работой? Ведь казнь - это настоящее произведение искусства! - Злость вдруг начала сходить на нет, а Дах принялся размахивать руками, всё более забываясь. - А приводящий приговор в исполнение - живописец! И никогда - слышишь! - никогда не помешает экспериментировать, казнить всякий раз немного по-другому. Ведь ежели даже художник талантлив, да пишет всё об одном и том же, всё-то одно и то же - значит, что он на деле бездарь! И ничего делать не может и не хочет, следовательно, непригоден! Если руководствоваться этим, то нам и палачи в Тартаре не нужны - хе-хе. Все за дилетантство должны быть - хо-хо - приговорены к смерти.

0

48

<<<<< Спасение Арея. Часть 2
Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Прасковья волновалась. Если бы в мрачных каменных коридорах канцелярии мрака было чему взрываться и воспламеняться, это все было бы уже взорвано и подожжено. Но в настенных канделябрах горели вечным огнем черные свечи, и кроме статуй ничего особенного не было. Наивен тот, кто предположит, что скульптуры те были вырезаны из неодушевленного предмета, ибо некогда это были всевозможные создания мрака, так или иначе провинившиеся, а может и просто забавы ради, обращенные в камень.
Недавно к ней прибежал комиссионер, стремясь сообщить какую-то очень важную новость. Прасковья великодушно не испепелила его взглядом сразу, потому что этот гадик был хорошо выдрессирован. Желая получить допуск в Верхний мир, он довольно преданно (если это понятие вообще применимо по отношению к этим пластилиновым субъектам) служил ей. Получив разрешающий кивок, он поведал, что «к нам приехал, к нам приехал Мефодий Игоревич дорогой». Гадик хотел было потребовать награду, но, увидев лихорадочный блеск в глазах наследницы мрака, решил напомнить об этом позже.
Прасковья ликовала! Меф здесь, да ещё без своей светлой подружки. Наконец-то получится пообщаться с ним нормально! Если бы он знал, как я по нему скучала… Это место опротивело мне настолько сильно, что ещё один день здесь я бы не пережила. И почему я раньше не выбралась отсюда к нему? Впрочем, это все неважно! Главное, что он здесь, и я увижу его!  Вопрос, почему Меф здесь (неужто решил таки забрать во владение своё наследство?), сейчас волновал её меньше всего. К тому же, в глубине души она тешила себя мыслью, что он мог прибыть сюда для встречи с ней. Маловероятно, но разве уже и помечтать нельзя?
Кое-как жестами объяснив комиссионеру, что ей срочно нужен её «рупор», она послала его искать Ромаюсика. Сама же отправилась туда, где, по сообщению её слуги, находился Меф. Она очень спешила, но пришлось подождать этого шоколадного идиота. Он уже собирался что-то вякнуть, но Праша быстро отключила ему сознание – не хватало ещё, чтобы своим словесным мусором он испортил предвкушение встречи с её возлюбленным. Разминувшись с Лигулом, девушка наконец ворвалась в комнату: дверь словно сама собой распахнулась перед ней, вызвав небольшой порыв ветра.
Первым ей на глаза попался Мефодия и девушка просияла от радости. И только потом она заметила, что в комнате кроме него присутствует доселе незнакомая Прасковье довольно привлекательная юная особа примерно их с Мефом возраста. Укол ревности заставил радостную улыбку исчезнуть. Где-то в коридоре треснуло одно из каменных изваяний. Прасковья хмуро изучала незнакомку взглядом.
- Кто это? - спросила она у Мефодия с помощью Ромасюсика.

Отредактировано Прасковья (2011-04-26 22:05:09)

+1

49

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Заманчивое предложение Лигула застало Мефодия врасплох. Он ожидал чего угодно – только не этого. Мысли о безвременно почившем Арее отошли на задний план, в голове билась лишь  одна мыслишка: он – глава русской резиденции мрака!
О, на этом посту он, Мефодий Буслаев, развернется! Кто сказал, что мрак жесток и коварен?   Под мудрым руководством Буслаева Мрак изменится.  На первых порах, конечно, эйдосы придётся добывать, ничего не попишешь. Но потом… Потом всё изменится! Ручеек эйдосов потечет в казну Тартара всё медленнее и медленнее, всё тоньше и тоньше… А потом и вовсе иссякнет. Будут жить на старых запасах… В конце концов, есть же харанилища дархов, где этих эйдосов – тьма-тьмущая!
Вторым шагом на посту правителя станет заключение договоров со светом – договора о ненападении, договора  о разграничении предметов ведения и полномочий… Да млао ли какие реформы в таком же духе можно  провести!  Мрак с человеческим лицом – неплохо звучит! Так он назовет свои  реформы… Он, Буслаев, войдёт в историю!
- Я скажу Лигулу «да», Роки, - твердо обратился Буслаев к ещё не рожденной дочери. - Когда он придёт – я скажу ему «да». Это единственный способ защитить тебя… Да и Улиту тоже. Если на место руководителя Русского отдела сядет какой-нибудь другой хмырь – Улите не  жить!
Он хотел сказать что-либо ещё,  может быть, озвучить свою предвыборную программу, но тут дверь в спальню распахнулась и пожаловала та, кого Буслаев меньше всего хотел видеть в тот момент: Прасковья! И, конечно же, сразу стала интересоваться, что за девушку видит рядом с дорогим Мефочкой. «Дорогой Мефочка», правда, не прозвучало, но, судя по выражению лица лигуловой племянницы, готово было сорваться с уст  шоколадного зайца в любую минуту.
- Привет, Прасковья. А это… новая  сотрудница русского отдела! - чуть запинаясь, ответил Мефодий. - Я ведь теперь начальник русской резиденции мрака, ты ведь знаешь?
___________________________________

Синьор-помидор

0

50

Замок Дахтрансмайтера II в Румынии. Отвратительнейшая камера Эссиорха
На ее гневный вопрос Эссиорх выдал улыбку. Ведьма нахмурилась
- Че лыбишься? Тридцать два норма? Поинтересовалась она вкрадчиво. - К стоматологу давно не ходил? - однако улыбка стыбренная из какого то эдемовского учебника все же возымела успех. Злости в Уле поубавилось. На капелюсечку. Но как говорится и то вперед.
- Если я выйду из камеры, то наверняка смогу призвать флейту, но вот со светлой магией здесь будет туговато, - сообщил ей ее благоверный
Улита хмыкнула. Как и многие темные она немного не дооценивала оружие светленьких.
- И что же ты тогда сделаешь своей дудкой если у тебя со светлой магией проблемы? Будешь лупасить оставшихся стражников по лысым макушкам? Не доиграл в детстве в камикадзе? Попадешь в голову тридцать очков, ткнешь в глаз - пятьдесят, а если после этого еще и выживешь...
Азартно перечисляла ведьма, что ни говори, а подобные игры ей нравились. Жаль правда, что в данный момент они скорее всего на стороне проигравших.
Дверь которую она пнула оказалась непрошибаемой, что ни говори а до супервумен Уля пока немножко не дотягивала. Не было протеиновых мышц и суперкостюма.
- Милая... ключи. У этого несчастного на поясе висят ключи.
Улита перестала изображать из себя зайчика, тем более это у нее не очень хорошо получалось (вообразите себе зайчика такого масштаба) и остановилась. сообразив о чем толдычит хранитель ведьма скосила глаза в сторону космонавта стражника, и действительно увидела толстую связку ключей. Едва она склонилась над неудачной пародией на Гагарина как тот открыл глаза и что то пробормотал:
- Бу-бу-бабуля...
Ведьма оторопела от такой наглости. Что ни говори а до бабули она еще не дотягивала даже с огромной натяжкой.
- Спокойной ночи дедуля. Сердито произнесла она вновь погружая незадачливого охранника в нокаут.
Связка ключей оказалась в руках. Не тратя больше времени ведьма осмотрела замок. По идее по лопухоидным меркам подойти мог только один, но суть магических ключей заключалась в их не предсказуемости и переменчивости. Поэтому Уля выбрала ключик который по размерам раза в два превосходил замок. Ключ спокойно прошел в скважину преодолевая все законы. Дверь отворилась.
- Так, заключенный Эссиорх Батькович шагом марш на свободу. Деньги и докумены заберете на выходе. Тюремную форму можете оставить в качестве сувенира, - тоном заядлого тюремщика произнесла она, хотя и имела о них весьма отдаленное представление.

офф

пост написан  в состоянии средней тупости и отходняка после температуры 39. если что не так - пишите исправлю.

0

51

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Мария хмурясь, смотрела на дверь. Она-то рассчитывала на небольшой диалог, чтобы унизить Лигула, а этот вот как хитро поступил и умно. Не стал с ней связываться и тем самым позорить себя. Но Буслаева не расстраивалась, она предполагала, что Лигул ничего так просто не оставит. Так что приходилось ждать его мести.
Предложение горбунка стало для Мари сюрпризом, хотя нельзя сказать, что очень большим. Причины были очень даже понятны. "Рули, мальчик  отделом,  а я пока продолжу тобой командовать и жизнь тебе портить. " Роки помотала головой, все начинало складываться не так как надо. Раньше -то она считала Лигулу, просто мерзким типом, а он оказывается еще и очень хитрый мерзкий тип.
Девушка посмотрела на отца и поняла, что он сделал выбор. Вот только пока она не знала, правильно он делает. И рулить русским отделом мрака.
- Я скажу Лигулу «да», Роки, - Буслаева кивнула, ничего другого она не ожидала. Хотя Лигул не оставил отцу выбора, он все прекрасно ему объяснил, что будет, если Мефодий откажется. Логика проста. Все запугаю с милым личиком и вот  мир у моих ног Но все  равно в смерть Арея без пыток она не верила. По словам отца, конек-горбунок слишком долга ждал возможности отомстить и он все сделал так быстро? А где шоу? Слезы, по бывшему другу и речь о том, какой он был раньше хороший страж и так далее и тому подобное? Хотя логично, шашлык подозревал, что отец может изменить свое решение, так что надо было побыстрее избавиться от мечника. Только все равно, в этой истории что-то не так. Мария подошла к отцу и приобняла его, она знала, что этот выбор дался ему не так легко, а заботиться он скорее о ней и Улите. Все, что сейчас могла Мария, так это просто поддержать его и помочь ему освоиться.
Однако не успела Мария сказать слова поддержки (а от неё такие слова редко услышишь) как в комнату ворвалось нечто с чем-то. Буслаева хмуро посмотрела на новоприбывших. Сначала она заметила нечто-это был странный парень. Он все время крутился и улыбался, а еще от него пахло шоколадом. Живот Марии заурчал, она посмотрела на отца и немного покраснела. Ела она всего два-три часа назад, однако уже серьезно проголодалась. "А что такого? Растущий организм ведь"
- Кто это? - спросил парень немного сдавленным голосом. У Мари хватило ума понять, что это спросило "с чем-то" "А чего это она так?"
Девушку она рассматривала гораздо дольше и с большим интересом. Роки оценила её балетки, а вот платье не произвело на девушку особого восторга. Мария любила, что-то яркое и бросающееся в глаза, как и она сама.
- Привет, Прасковья. А это… новая  сотрудница русского отдела! Голос был у отца немного странный. Потом он начал перед девушкой оправдываться, Роки убийственно прищурилась.
- Насяльника, ты чего? Что с голосом? А ну-ка. Подбородок подняли, в глазах сталь и теперь тоже самое , но в голосе больше крутости. - с акцентом спросила она. - Новая, новая сотрудница . Да, я и сама представить могу, - Она положила руку отцу на плечо и фыркнула. Девушка терпеть не могла, когда кто-то, что-то про неё говорил особенно , когда она стоит рядом.
- Мария, просто Мария. Без уменьшительно ласкательных и прозвищ. За уменьшительно ласкательные царапаюсь и вырываю глаза, за прозвища кусаюсь и заражаю бешенством, - спокойно сказала она. А что ей было еще делать? Каких-то особенно интересных событий этот день не предвещал, так что приходилось хот как-то себя развлекать. - Девушка, почему вы так на меня смотрите? Я стесняюсь! Хотя нет, вы просто пожираете меня взглядом, вот это меня поражает. Так на меня может смотреть только мой парень и отец. Причем отец на меня смотрел так. когда я разбила его машину, поломала себе ногу. Но самое прикольное, что тогда я врезалась прямо в пост ДПС, так что вопрос решили, не уходя с места аварии. Вот помню, что папа хотел , чтобы из меня вышел толк...так и получилось. Толк вышел, бестолочь осталась, - хихикнула Мари. Самое удивительно в этой небольшой и не носящей в себе смысл истории было то, что она была правдой. Однако стоящему рядом с ней отцу это не нужно было знать. Слава Богу, она говорила таким тоном, что понять шутит она или нет, было очень трудно. 
- Так что же это  так вкусно пахнешь? - резко спросила она. Желудок, молча, молил её о еде. Хотя нет, молил уже, не молча, а громко урча, приковывая к себе внимание
- Так хочется повеситься... - тихо сказал Мари, грустным голосом, но потом подняла голову и продолжила фразу. - Желательно кому-нибудь на шею, - сказав это, она хитро посмотрела на отца.

+1

52

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Серые будни наследницы мрака остались в прошлом. Даже то, что здесь присутствовал не только Буслаев, не могло надолго огорчить Прасковью. Слишком велика была её радость.
В конце, концов, не привыкать. Девушки вьются вокруг него, как суккубы с комиссионерами вокруг праведников с яркими эйдосами. Сейчас только избавлюсь от девчонки…
- Привет, Прасковья. А это… новая  сотрудница русского отдела! Я ведь теперь начальник русской резиденции мрака, ты ведь знаешь?
Начальник русской резиденции мрака? А я засиделась в информационной изоляции. Мне это не нравится. Люблю быть в курсе всех событий. Нужно поговорить с дядюшкой. Но не сию минуту, конечно.
Прасковья отвлеклась, сознание на некоторое время вернулось к шоколадному юноше, и присутствующие услышали его писклявый голосок.
-Да ну! Прямо таки начальник! Прямо таки мрака! Удивительно! А я уж грешным делом подумал, что ты отрастишь крылышки и упорхнешь со своей светленькой крылатой курицей в Эдем! Или – хи-хи! - ненаглядную светленькую наш Мефочка же променял на другую блондиночку, ась?
Ромасюсик насмешливо переводил взгляд с Буслаева на Марию и обратно.
Наследница мрака скривилась.
- Заткнись! – снова другим, картонным голосом воскликнул Ромасюсик, и тут же сам себе въехал кулаком по шоколадной физиономии.
Тут подала голос та девчонка со светлыми волосами.
- Насяльника, ты чего? Что с голосом? А ну как. Подбородок подняли, в глазах сталь и теперь тоже самое, но в голосе больше крутости. Новая, новая сотрудница. Да, я и сама представить могу.
Мария, просто Мария. Без уменьшительно ласкательных и прозвищ. За уменьшительно ласкательные царапаюсь и вырываю глаза, за прозвища кусаюсь и заражаю бешенством.

А девчонка ничего, с характером и за словом в карман не полезет. Чем-то напоминает мне ту ведьму, секретаршу Арея…как то бишь её зовут? Улиту!
- Что, вступил в должность начальника русского отдела – заведи себе языкастую секретаршу? Поддержание традиций? Подражание учителю?
Если бы ей довелось повстречаться с девчонкой при других обстоятельствах, если бы та не приближалась  к Буслаеву на расстояние менее чем в тысячу километров, Мария могла бы даже вызвать у своенравной девушки симпатию. Но, увы…
Когда Мари положила свою руку на плечо Буслаева, Прасковья напряглась. Лучше бы девчонка держала свои ручки подальше от Буслаева. Праше не нужно было вспоминать страшные порчи и проклятия из сотни прочитанных книг по черной магии. Стоит ей только разозлиться, и действие руны выпотрошенного школяра показалось бы девчонке легкой щекоткой.
- Девушка, почему вы так на меня смотрите? Я стесняюсь! Хотя нет, вы просто пожираете меня взглядом, вот это меня поражает. Так на меня может смотреть только мой парень и отец. Причем отец на меня смотрел так. когда я разбила его машину, поломала себе ногу. Но самое прикольное, что тогда я врезалась прямо в пост ДПС, так что вопрос решили, не уходя с места аварии. Вот помню, что папа хотел, чтобы из меня вышел толк... так и получилось. Толк вышел, бестолочь осталась.
По-прежнему с помощью Ромасюсика, стоящего по стойке смирно с пустыми глазами, племянница Лигула ответила:
- Не льсти себе, милая, ты не в моем вкусе! И родительских чувств ты во мне не вызываешь, да и вообще мало меня волнуешь! Меня интересует кое-кто повыше, пошире в плечах  и любящий по поводу и без  размахивать железкой Древнира! Никого не напоминает?
Прасковья усмехнулась, выразительно пожирая глазами наследника мрака.
- И вообще, заткни свой вербальный фонтан, Маруся! Голова – не волосы, заново не отрастёт! Поздно пить боржоми, когда шея встретилась с косой Мамзелькиной!
Праша была в приподнятом настроении, и выполнять свою угрозу пока не собиралась. Судя по тому, что она услышала, эта девчонка совсем не во вкусе Буслаева. Хотя недооценивать её нельзя. Ревность Праши  не вызвала бы разве что полуночная ведьма. Но и то при условии, что та будет достаточно отвратительной на вид.
А ещё ей нужно точно узнать, как именно Мефодий относится к девчонке.
- Так что же это  так вкусно пахнешь?
- Что я вижу? Машеньке по вкусу Ромочка? Может, оставить их вдвоем? А, Мефочка? А то, как же это так: столько не виделись, а ты даже не обнимешь, не поцелуешь! Спишем это на присутствие посторонних и природную стеснительность!
Прасковья лукаво улыбнулась начальнику русского отдела мрака. Она стояла, держа спину очень прямо, скрестив  руки на груди, и неотрывно смотрела на него.
- Так хочется повеситься… желательно кому-нибудь на шею.
Опять она! Праша с неохотой отвела взгляд от предмета обожания и глянула на девчонку с таким раздражением, что у той наверняка разболелась голова. «Рупору» после долгих выходных пришлось поработать как следует. Игнорировать девчонку не представлялось возможным.
- Ну что, сказать, желание гостя – закон! Тут комиссионеров полно как грязи и столько же суккубов. За скромную плату их шея и остальные части тела в твоем полном распоряжении!
Прасковья вновь встретилась глазами с Мефом, словно говоря ему: либо успокой свою новую сотрудницу, либо на одну светловолосую сотрудницу их Канцелярии на свете – вернее, во мраке – станет меньше.

Отредактировано Прасковья (2011-04-28 20:22:51)

+1

53

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Верхний Тартар. Спальня молодоженов
То, что Прасковья вступилась за него, с одной стороны, Мефодию польстило… Ровно до того момента, как он понял, что ничем хорошим это вмешательство не закончится. Ведь снова начнёт о любви говорить, на шею вешаться… А Мефодию это сейчас ой как некстати! У него и так положение слишком шаткое, Дафна, хотя уже и вдова… Но кто их знает, законы Мрака… И желанное назначение может сорваться…
Желанное назначение! Мефодий вдруг опомнился. Ближайшие четверть часа он вел себя, как последний идиот, опьянённый ароматом власти. Его поманили пальчиком, наобещав всяческих благ, посулив высокую власть и  долгожданный почет. И он схватил подачку, ничуть не задумываясь о том, чем же он заплатил за желанное место. Жизнью Арея… И долгожданная власть разом перестала быть заманчивой.
И Прасковья… Она-то чем  виновата? Мысленно Буслаев  задал себе вопрос: а как бы он вел себя,  влюбись в девушку, которая не отвечает ему взаимностью? Ведь тоже бы страдал, преследовал, пел под окнами серенады и собрался в темном углу бить морду сопернику. Прасковья, конечно, бить не будет, но и спуску Дафне не даст. Чего стоит  её попытка   состарить бедную Даф на сколько-то там тысяч лет!
И разумеется, всё те же разговоры, на всё те же надоевшие темы. Высокий, плечистый, меч Древнира… Да будь он проклят, этот меч Древнира!  Не знал бы его – никогда не встречался со стражами мрака. Жил бы сейчас спокойной жизнью среднестатистического лопухоида… «Неужели же тебе хотелось жить так?»-  спросил голос внутри. «Нет… - признал себе Мефодий.- Нет…  Но за это приходится очень многим платить… Я  не подпишут отныне ни одного смертного приговора. Никогда
Вынырнув из мира грёз, Буслаев обнаружил с немалым удивлением, что его дочурка и Прасковья, похоже, спелись. Не зная, как реагировать на столь близкое знакомство, Он некоторое время постоял в растерянности…  А потом  призадумался – и крепко призадумался. «А уж не Прасковьи ли ты дочь, доча?» - и сам постарался отогнать от себя страшные мысли. Он и Прасковья – увольте!
- Уймись, Роки, - вздохнув, велел Мефодий, услышав угрозы Прасковьи. - А то ведь эта девушка – не чета мне. Размажет тебя по стенке – и глазом не моргнет! «И не чета Лигулу, - добавил он мысленно. - Тот никогда ничего без выгоды для  себя не делает. Праше же лишь стоит огорчиться… самую чуть… Да то, что от тебя останется,  без труда влезет в спичечный коробок!»
___________________________________

Синьор-помидор

+1

54

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Ну, а дальше все развивалось так, как Маша любила,- громко и резко. Девушка оказалось умеет неплохо отвечать и вполне нормально -таки затыкать словесные фонтаны людей. Правда, вряд ли ей попадались такие как Мария. Её можно заткнуть только разве что с помощью этого тупого кокона или чего похлеще. Мария всегда любила нагленьких  девушек, которые могут ей ответить, обычно с такими у неё складывались определенно положительные отношения, ну, более или менее хорошие отношения.
А вообще у Мари было странное отношение к людям, то она им грубит, а потом понимает, что зря это сделала. Но впоследствии  изменить  отношение этих людей к себе на положительные очень сложно, практически невозможно "Если ты меня оскорбил, я могу тебя простить, но уважения к тебе у меня не будет" Удивительно устроен человеческих мозг: человек понимает то, что надо следовать правилам, однако продолжает делать все наперекор правилам, просто из принципа или какой-то свое тупости. Но бывает случаи, когда тупость и принципы складываются, но к ним еще прибавляется и дурной характер. Вот именно таким персонажем и была Мария, ах да еще чуть не забыла, у неё еще полностью отсутствует инстинкт самосохранения.
- Девушка, довожу до вашего сведения, языкастые секретарши-самые лучшие. Те, которые молча, они... В общем с ними происходило вот что. Первое, когда-то они были языкатыми, но слишком много говорили и им отрезали язык. И второе, - Мария сделала вид, что призадумалась. - А второе, они молчат, потому что по -тихоньку собирают сведения о своем начальнике, а потом сбывают инфу о нем, более высокому начальству. Однако, если они сбывают информацию другому начальству и те их повышают, то секретаршам приходится все равно отрезать языки, чтобы они и про них не собирали информацию. Все в жизни взаимосвязано, - спокойно закончила Мари, вообще смутно понимая, что сказала. Но это было не главным, главное, что звучало довольно-таки неплохо.
И тут Мари осенило.  У этой девчушки все-таки есть слабость, точнее ниточка за которую можно дергать. И между прочим эта ниточка как раз была "повыше, пошире в плечах  и любящий по поводу и без  размахивать железкой Древнира" Нет, ну, разве не прекрасно использовать собственного отца, который вряд ли тебе, хоть что-то сделает, против одной девчонки, которая тебе была глубоко симпатична (ну, любит Роки таких, любит) , чтобы немного её позлить и заодно наладить более тесный контакт.
- Я себе не льщу, говорю фактами, исключительно. Ой, а что за парень? Да, ты права, кого-то он мне напоминает.... Древнир... Древнир... А ты про сына Древнира? Да, парень кажется был довольно-таки высокий. Но мне жаль, солнышко мое затухшие, но он мертв. Так что прежде чем с ним встретиться тебе придется умереть. По всем вопросам смерти данной лично обращаться к...- Мария ненадолго задумалась. - К нашему любимцу, Лигулу. Он все расскажет с подробностями. Могу указать услугу по встречи с сыном Древнинра, например.... сейчас. Как раз небольшой перерыв.
Мария не собиралась останавливаться, она только разогревалась, собираясь продолжить свою речь-Какой фонтан заткнуть? В России их много. Вербальный? Верба? Какая верба? Девушка вы о чем? А кто такая Маруся? У вас, что раздвоение личности? Если да, то надо заранее предупреждать, а то людей в шок вводите- Буслаева пожала плечами и посмотрела на отца. Но тот как-будто вообще не слышал всего, что тут происходит, в который раз за это время он впадал, будто в другую вселенную и не замечал, что творится вокруг него. Однако Мари это был на руку, никто не будет морали читать.
Почему-то Маше казалось, что их словесная перепалка только все больше нравится Праше. Девушка была странной и потерянной что ли? Будто таких как Мари он видит впервые. "Что же с ней случилось? Как интересно! Надо будет попробовать разузнать, такие сведения лишними не бывают и стоп, у нее, что есть эйдос?" Мария обратила внимание на то, что у Прасковьи был эйдос, впрочем, как и у Мари. Он у неё был яркий и сильный, как у хороших людей. Но стоило взглянуть в глаза Праши, как ты понимаешь, что вряд ли перед тобой стоит ангелочек. "Скорее такой эйдос побольше подошел бы Дафне"
- Если вы меня оставите с Ромочкой, то через пару минут его не будет, - Мари не нравилось то, как она смотрела на папу. "Оно мое" со злобой подумала Мари. Её, кстати, не заботило, что отца она мысленно назвала средним родом, факт заключался в том, что он её и не чей больше, кроме мамы.
- Он не стеснительный, а правильный. Нечего тут микробы друг другу передавать И вообще при детях, то есть при мне, не надо целоваться. А то вы меня испортите, а я милая и еще пока отзывчивая девушка. Так что ручки держим подальше от моего начальства.И поверь курочка моя общипанная, я ему далеко не посторонняя, я , как говорится, the best friend, так что все сами понимаем. Ты мне, кстати, ушко или носик наешго милого Ромочки не дашь? Нет, ну правда кушать хочется , я ведь все-таки еще подросток.
Взгляд Праши... ух, от него действительно у многих бы заболела голова, да, и вообще появилось бы желание спрыгнуть с моста. Однако Машу такими вот приемами не возьмешь. Что-что , а вот такие штуки она и сама делать умеет.
- За какую цену? - с любопытством спросила Мари-А то у них расценки жуть как быстро меняются. То один эйдос, о два уже плати, всего пару секунд спустя. Так что, лучше найти начальника, на которого можно вешаться, я вот нашла! А тебе как везет?
Буслаева засмеялась, этот разговор мог продолжаться вечно, но, к сожалению, отец прервал их, вновь пытаясь весьма непонятным для Мари способом разрулить ситуацию. "Бла, бла, бла. Такие вот слова в этом случае не помогут."
- Меня? По стенке? - Буслаева фыркнула. "Ничего ты , папа, не понимаешь в женской дружбе. Только в сказках она строится на любви и розовый соплях. В реале же только после сотни разговоров, причем не самых милых. Так что не учи ученого. И не надо угрожать мне тут, а лучше скажи как ты? Все -таки решишь согласиться? Делай лучше для себя... прошу. я ведь волнуюсь, все-таки"., - мысленно сказала девушка отцу. Она действительно волновалась за него, ведь сейчас он был немного потерян для общества. Он просто запутался, но , к сожалению, рядом нет человека, который бы помог ему разобраться. Мария старалась. но разве на что-то понимала в это мире? В этот дурацком прошлом, где все так запутано! Мефодию нужен такой человек, как Арей. Ну, то есть не человек, а страж или Дафна, милашка наша.
Пока Мария размышляла об отце, она сделал несколько шагов вперед и протянула Праше руку. Вот сейчас был момент, когда закрепляется женская дружба, осталось только узнать примет ли этот жест применения Прасковья?
- И так, миру мир, кису кис. Предлагаю что-то вроде дружбы. По-прежнему надеюсь на столь же прекрасные... диалоги что ли, - Мария спокойно ждала реакцию Прасковьи. - Ну, так как?

+1

55

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Веселость Прасковьи куда-то запропастилась. Он возмутительно вежлив, но так  холоден. Это плохо. Вот если бы реагировал на мои выпады, спорил, проявлял большую заинтересованность – ещё какая-то надежда была бы. А так… это только от ненависти  до любви один шаг. От безразличия же путь бесконечно долог. 
Почему-то впервые не захотелось всё крушить и уничтожать. Правильно говорят, что истерика и рыдания – спутники скорее показной боли, чем искренней. Тем не менее, жалеть себя она не собиралась. Да и отвлечься от грустных мыслей помогла всё та же неугомонная девчонка, за что Прасковья была ей благодарна.
- Могу указать услугу по встречи с сыном Древнинра, например.... сейчас. Как раз небольшой перерыв.
- Не угадала. Хотя, я бы с радостью, но пока морально не готова для отправки в Эдем. Могу, знаешь ли, умереть от скуки при виде этих идеальненьких ангелочков с бронебойными дудочками. Или ты сомневаешься в том, что сын Древнира попал в рай после того, как Арей его прирезал?
К слову об Арее… комиссионер ведь собирался сообщить мне нечто важное о нём, но меня в тот момент больше волновало другое. Теперь Праша сожалела, что не позволила куску пластилина выказаться. Этот визит Мефодия и назначение на должность главы русского отдела мрака должны быть с ним как-то связаны. Она уже хотела задать Мефу вопрос об этом, но Мари её снова отвлекла.
- Какой фонтан заткнуть? В России их много. Вербальный? Верба? Какая верба? Девушка вы о чем? А кто такая Маруся? У вас, что раздвоение личности? Если да, то надо заранее предупреждать, а то людей в шок вводите
Прасковья невольно улыбнулась.
- Ответы на эти вопросы можешь узнать, набрав 00-00-000 с любого неработающего телефона. А вот то, что ты не знаешь кто такая Маруся, это серьезнее. Амнезия? Давно в паспорт не заглядывала? Бывает. Чтобы перебороть шок, можешь записаться на сеанс к Тухломоше. Скажи, что  крыша поехала из-за общения со мной, и он поможет  совершенно бесплатно.
Сильно развитая интуиция подсказывала, что Мари ей не соперница. Да и видеть её рядом с Мефом было легче, чем надменную Дафну, которая была слишком уверена в себе и даже не показывала свою ревность. А может, и не ревновала, и вообще не любила Мефодия. Она не заслуживает его, - в который раз заключила Прасковья.   
- Он не стеснительный, а правильный. Нечего тут микробы друг другу передавать И вообще при детях, то есть при мне, не надо целоваться. А то вы меня испортите, а я милая и еще пока отзывчивая девушка. Так что ручки держим подальше от моего начальства.И поверь курочка моя общипанная, я ему далеко не посторонняя, я , как говорится, the best friend, так что все сами понимаем. Ты мне, кстати, ушко или носик наешго милого Ромочки не дашь? Нет, ну правда кушать хочется , я ведь все-таки еще подросток.
- Правильный? Правильных в повелители мрака не берут, правильные на дудочках в Эдеме играют. И давно тебя выпустили из детского садика, ребёнок? Вижу, что недавно, иначе уровень интеллектуального развития был бы гораздо выше. Говорят же тебе русским языком: не играй с огнём. «Детка засунула пальцы в розетку. Всё, что осталось, собрали в газетку.» А Ромочку я пришлю тебе на похороны в качестве праздничного торта.
- За какую цену? А то у них расценки жуть как быстро меняются. То один эйдос, о два уже плати, всего пару секунд спустя. Так что, лучше найти начальника, на которого можно вешаться, я вот нашла! А тебе как везет?
- А ты у Мефа попроси. Он ведь теперь большой начальник, эйдосы сотнями загребать будет… - Прасковья недоверчиво хмыкнула и мельком взглянула на Буслаева, чтобы узнать его реакцию на сказанное. Потом вновь посмотрела на Мари, наигранно удивившись:
- И что за начальника ты нашла, сотрудница мрака? Уж не Лигула ли? Можешь не отвечать, пусть о ваших отношениях мне донесут комиссионеры, это их работа всё-таки. Не поверишь, но я тоже нашла. Это один скромный претендент на должность повелителя мрака, который стоит рядом с тобой, сбит с толку нашими словесными баталиями и вообще мысленно далеко отсюда.
Но это ненадолго. Я не люблю, когда на меня не обращают внимания. Могу ведь обидеться так, что Тартар содрогнётся.
- И так, миру мир, кису кис. Предлагаю что-то вроде дружбы. По-прежнему надеюсь на столь же прекрасные... диалоги что ли. Ну, так как?
Мари всё больше удивляла Прасковью. Обычно люди шарахаются от меня, как от прокаженной, а  она на дружбу претендует. Дружба. Это было какое-то новое, доселе неизвестное выращенной в Тартаре Прасковье, понятие. Здесь либо ты используешь, либо тебя пытаются использовать ради выгоды. И хотя Праша не собиралась с бухты-барахты открывать девушке все свои секреты, плакаться в жилетку, или для чего там нужны друзья, общаться с ней было приятно.
- Допустим, я принимаю твоё предложение, Мари. Всё-таки ты не первая в рейтинге блондинок, от которых мне хочется избавиться. К тому же, ты неплохая собеседница, гораздо лучше, чем эти тухлые моральные разложенцы, вроде комиссионеров, которые меня здесь окружают.
Но при этом не праведница, как некоторые  раздражающие особы со светлыми хвостами, - мысленно добавила девушка.
Болтать с Мари легко и весело, но нужно было узнать, почему Буслаев решил кардинально изменить свою жизнь. Сначала подстраховка.
Прасковья подошла к двери и начертила усиленную руну против подслушивания. Затем без церемоний оторвала уши Ромасюсику, для надежности уничтожив их после, вместе с платочком, о который вытерла испачканные  шоколадом руки.
- Ты хотела снять с него пробу? Жаль, что не получится. Но это тебя утешит, надеюсь.
Прасковья материализовала столик, на котором стояли ваза с  фруктами и три стакана гранатового сока, который был похож на кровь.
- Угощайтесь! Яды можно добавить по вкусу.
Она ухмыльнулась, зная, что доверия к ней Мефодий не испытывает. И, несмотря на это не стала подливать в сок даже капельку приворотного зелья. Как-то это мелковато для неё. Да и стопроцентной гарантии, что этот способ действенный, нет.
Девушка взяла стакан с соком и внимательно посмотрела на наследника мрака.
- Ты скажи мне вот что, Мефодий, - редко, очень редко Прасковья говорила с ним серьезно, без шуточек, без иронии, да ещё и называя Мефочку полным именем. Обычно иронией она пыталась замаскировать боль и разочарование. Но сейчас она испытывала беспокойство относительно Мефа.
Ей было всё равно, на какой он стороне. Он нужен ей любой. Так у нас больше шансов быть вместе. Но с какой стати Лигул предложил ему, ещё не определившемуся со стороной мальчишке, эту должность? И почему он не ответил отказом? Да и Арея куда-то нужно было деть. Уж не в очередную ли ссылку  его отправили?
- Почему ты согласился? Ты не образец доброты и смирения, но всё же  светлая постаралась на славу… Как дядюшке Лигулу удалось тебя уговорить?
И что, ты сможешь надеть дарх? Порабощать эйдосы? Или надеешься выйти чистеньким из грязи, светленьким из мрака? Ты ведь не до такой степени наивен?
Она холодно улыбнулась.
- Почему тебе вдруг это стало выгодно?
Мне нужно хотя бы попытаться вызвать его на откровенность. Попытка – не пытка. К пыткам можно прибегнуть, если попытка не сработает,- мрачно подумала Прасковья.

+1

56

[AVA]http://s4.uploads.ru/wnFAO.jpg[/AVA]Верхний Тартар. Спальня молодоженов
Погружённый в свои мысли, он не услышал ровным счётом ничего, ихз того, что говорили две девицы. Из забывчивости его вырвало лишь знакомое имя,  произнесённое паскудой-Ромасюссиком.
- НЕ СМЕЙ ТРОГАТЬ АРЕЯ! - холодно, чеканя каждое слово, велел Мефодий. «Хотя бы память о тебе я сохраню добрую… Если не сумел сберечь жизнь».
Тут ему припомнился отдалённо и другой смысл речи шоколадного зайца.
- Эдем? – с горечью переспросил он. - Прасковья, неужели ты так наивна, что воображаешь, будто тот, кто служит Мраку, попадёт в Эдем? С  эйдосами чернее, чем самая из тёмных бездн Тартара? Да неважно, что это сейчас мы с тобой белые и пушистые, и наши души  не запятнаны так, как душа твоего разлюбезного дядюшки. Но зачем же дело стало? Два-три  нелицеприятных деяния,  несколько убийств, совершённых по  твоей указке – и всё, пиши-пропало! Мы надолго запутались в тенетах Мрака; он уже не выпустит нас на волю…
Следующая фраза девушки о том, что ему суждено загребать эйдосы сотнями, больно царапнула Буслаева по сердцу. До нынешнего момента он не задумывался о теневой стороне власти, об изнаночной стороне службы мраку. Переправка Мраку на вечные муки заложенных эйдосов. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что эйдосы эти уже оттяпали без его, Буслаева, непосредственного участия. И что он служит всего-навсего посредником… Но из песни слов не выкинешь. В последнее время он всё  больше и больше тяготился тем, что делает даже на посту своеобразного помощника Арея. Не станут ли угрызения совести ещё сильнее, окажись он на месте погибшего мечника?
А девчонки продолжали резвиться. «Словно мать и дочь», - вот уже вторично за день пришла ему на ум страшная мысль. Нет, не  может быть!
- Ты скажи мне вот что, Мефодий… Почему ты согласился? Ты не образец доброты и смирения, но всё же  светлая постаралась на славу… Как дядюшке Лигулу удалось тебя уговорить?
- Как? Да очень просто, - с нарочитой небрежностью ответил Мефодий, по привычке трогая языком скол зуба. - Предложил – я и согласился. Великой власти захотел. Ведь власть – это так упоительно, Прасковья, ты не находишь?
Он дразнил её, не желая  открывать истинную причину  сделанного (почти что сделанного!) согласия. На самом деле – и он не собирался лукавить перед самим собой – таинственный аромат власти заставил его на время забыться. Теперь он сомневался, верно ли было его преждевременное и скоропалительное  решение?
Ах, Дафна, Дафна, почему ты не рядом? Почему я  лишён твоей моральной поддержки? Где ты сейчас?
___________________________________

Синьор-помидор

0

57

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
"Контакт налажен" Теперь Мария была довольно сама собой. Все-таки она умеет заводить друзей, особенно не совсем нормальных. А в том, что Прасковья не совсем адекватная Мария не сомневалась, впрочем, она была уверена, что одинаковых людей тянет друг к другу. Психа к психу, добрячка к добрячку, неадеквата к неадеквату и т.д. Хотя обычно притягиваются противоположности, но для хорошей дружбы , считала Мари, нужны люди более или менее подходящие друг к другу. По всей видимости, где-то в Праше она нашла родственную душу, даже не смотря на то, что она вешалась на его обожаемого папочку. "Чем больше вешается, тем больше вероятности, что она его совсем не заинтересует и даже достанет, хотя, стоп, уже достала. Ну, теперь солнце капец. Мужики - самые предсказуемые существа в мире."
Конечно, огромное опыта в общение с противоположным полом у Роки не было, но она точно знала, что нельзя никому вешаться на шею и доставать. "Странная ты Праша, очень странная, надо с тобой будет потом разобраться. Люблю загадки и кроссворды, тем более в конце них всегда есть ответы и обычно они намного легче, чем сами вопросы". Человек- штука не такая и сложная, если быть внимательным, наблюдательным и терпеливым. К сожалению, последнее у Марии хромало на обе ноги, но она старалась быть более терпеливой хотя бы к ближним.
- Мне папа с детства говорит не играть с огнем, а мне как-то нравится, - на ладошки у Мари появился небольшой огненный шарик, Буслаева неотрывно следила за огнем. - Жаль не умею управлять водой, а то такие прикольные штуки можно было бы делать. Из детского сада вышла в шесть лет, а потом в школу мучатся. Знаешь, что самое тупое в школе? Это вставать рано утром и туда переться. Утро не мое время, я рулю ночью. Хотя и солнце люблю, оно такое яркое и привлекательно, - задумчиво продолжила Мария. Она сама себя порой не понимала. Иногда её порой разрывали противоречия, она словно из них соткана. Даже сейчас, нагрубив Прасковье, он чувствовала себя в глубине души немного виноватой. Совсем немного и очень глубоко в душе, но чувствовала и это её пугало. Так быть не должно, она - мрак, её отец - повелитель мрака, она не должна чувствовать себя виноватой. "Скорее всего эт пока свободный эйдос, наверное он не дает мне стать совсем уж ужасной" Но что-то показывало девушке, что это не совсем так, что эйдос- глупое оправдание какой-то светлой части внутри неё. "Ну, в моем же роду был светлый страж, вот его гены и играют" Решила про себя Мария.
А отец все-таки решил подать голос, что сильно удивило Роки, он вообще думала, что он не скоро выйдет из своего транса. Буслаева заметила, что фраза про эйдосы ударила Мефодия и Прасковья прекрасно знала об этом. "Стерва стервой"
- А ты думаешь, твой эйдос навсегда останется с тобой? И, кстати, тебе не интересно, почему он до сих пор у тебя? У ми еще понятно, мне еще дарха не давали; да, и дадут, когда мне будет 19 лет, то есть через два года, когда я пройду все надлежащие проверки, я , кстати, поэтому и искала учителя. Да, мне кажется скоро его у тебя не будет, рано или поздно его заберут. Красавчег Лигул заберет или в свой же дарх положишь, так что морально готовься, сначала свою душу отправить на вечные мученья, а потом думай о чужих. И в дела, па... тьфу ты, Мефодия не лезь, он думает о своей душе хотя бы, а не смеется над ней и не строит из себя "железную леди". Думай, что хочешь, но это правда, - Мария взяла сок и сделала несколько больших глотков, потом взяла яблоко , покрутила его в руках и положила на место. Почему-то есть перехотелось.
- Есть люди, которые считают высшим благом богатство, другие - хорошее здоровье, некоторые - власть, некоторые - почести, а многие - даже удовольствия. Но все это чрезвычайно шаткие основания. Поэтому правы те, кто полагает, что высшее благо заключается в нравственном совершенстве, добродетели. В свою очередь, только добродетель может служить надежной основой дружеских связей, без нее дружба не в состоянии ни возникнуть, ни существовать, - неожиданно вспомнила Мария слова Цицерона, которые ей когда-то говорил отец. - У меня есть такой добродетель- это мой отец. А вот ты, скажи, у тебя есть настоящий друг? Честно, тебе нужен кто-то, кто сможет хоть что-то объяснить тебе в жизни. Ты какая-то слишком отрешенная, не понимаешь, что творится рядом с тобой. И не говори, что тебе он не нужен, это будет выглядеть глупо. Пока у тебя есть эйдос и ты не стала действительно стражем мрака, каждому нужен друг.
Мария села прямо на ковер, по-турецки сложив ноги. Она достала телефон и нашла свою любимую игрушку, потом подняла глаза и внимательно посмотрела  на Прасковью.
- Если он тебе так нравится, то зачем ты делаешь ему  больно и издеваешься? Или зачем ты так вешаешься ему на шею? Ты отталкиваешь от себя людей и одновременно просишь, чтобы они были рядом с тобой. Не смешно ли это звучит? - Буслаева не знала, что на неё нашло и почему она решила все сразу же высказать Прасковье. Наверное, потому что ей не нравится, как та обращается с её отцом. Такая девушка точно не достойна его-Дружба не услуга, за нее не благодарят. Так что я тоже не буду тебя благодарить зато, что ты решила дать мне шанс, - Роки сделала выделение на последних словах. - Стать твоим другом. Смешно звучит, не так ли? Проиграв раунд в игре , она встала и спокойно посмотрела на Прасковью. Она почему-то её не боялась, а жалела. Она даже сейчас казалась несчастной, просто несчастно, Праша даже боялась улыбаться или делала это очень неохотно.
- Знаешь, на какую-то секунду я подумала, что, возможно, она моя мать. Но это не так, это точно. Вот Дафна на эту роль подошла бы больше, - мысленно отцу сказала она, желая его подбодрить. Машуня уже поняла, что лучшее лекарство для него, это его Дафна. Наверное он действительно любит её.

0

58

Верхний Тартар. Спальня молодоженов
В отличие от своего учителя, она никогда не была лицемерной. Прасковья говорила то, что думает, не обращая внимания на боль, которую это может причинить другим. Всё равно человека, у которого чиста совесть, правда не ранит.
- Не смей указывать мне, что делать! Арей сражался во имя мрака, а ты со своей компанией сидел в конторе и перебирал бумажки – закладные на эйдосы, боясь испачкать меч кровью, и после этого вы ещё считаете, что вы лучше Лигула!
Волна гнева захлестнула девушку. Присутствующих сначала обдало холодом, а затем мебель в комнате загорелась. Бокал с соком, который  сжимала девушка, треснул. Прасковья машинально сжала один осколок в руке. Он довольно сильно поранил ей руку, но она не обратила на это внимания. Слова Мефодия сильно задели её.
- Это я-то наивна? Ты в сотню раз превосходишь меня своей наивностью. Я давно выбрала свою сторону и приняла свою сущность. Ты же хочешь поиграть в повелителя мрака, а после примкнуть к светленьким, они ведь всепрощающи! Только вот серых не любит не свет, ни мрак. И даже свою светлую подружку ты не мог отпустить, хотя знал, как пребывание в мире людей губительно для неё. Мне даже не нужно стараться, чтобы навредить ей, ты сам с этим неплохо справляешься! Она, в свою очередь, верила во всю эту чушь насчет спасения заблудшей души, и посмотри, к чему всё это привело! Ты, согласившись на официальное служение мраку, читаешь мне проповедь о том, как он губителен!
Помимо гнева, она испытывала что-то похожее на чувство превосходства. Превосходство девушки, выращенной в Тартаре перед мальчишкой, которого опекали сначала родители, а потом личный страж-хранитель.
Легко быть добрым, когда ты сыт, когда у тебя любящая семья, верные друзья. А как быть, если твоя жизнь  - ад в прямом смысле этого слова? Когда тебя воспитывает дьявол во плоти, когда всё твоё окружение с детства составляют учителя-оживленцы да комиссионеры с суккубами. Смерть казалась для многих из тех, кто после смерти попал сюда, спасением. У них хотя бы была надежда, Прасковья же точно знала, что, погибнув, вновь вернётся сюда, только уже в роли рабыни, а не госпожи.
Власть? Да будь она проклята, эта власть! Как я их всех ненавижу! И мрак, и свет. Только чем свет лучше мрака? Где они были, когда меня бросили родители? Где они были, когда меня забрали сюда? Они только на словах  правильные и добренькие, когда же речь идёт о деле, они умывают руки и пакуют свои бронебойные дудочки. Мрак хотя бы честнее, потому что не скрывает своего лицемерия. Каждый сам за себя. С волками жить – по-волчьи выть.
Эйдос? Эйдос – это всего лишь валюта, на которую можно приобрести желаемое. Она с удовольствием рассталась бы с ним прямо сейчас, выпади ей такая возможность. Лишь бы избавиться от боли в груди, от безысходности, от отчаяния. И, конечно же, осуществить заветное желание -  заполучить недоступного и такого привлекательного Буслаева.
Мари спокойно высказала всё, что о ней думала. Прасковья услышала из её уст правду о себе. Принять эту правду было тяжело.
Но почему же Мари, такая мудрая, собиралась стать темным стражем? Легко обличать недостатки других, труднее заметить свои.
- У стража мрака не может быть друзей.
Прасковье, чувствовавшей себя обессиленной от гнева и обиды, хотелось прислониться к стене и закрыть глаза, но она смотрела в глаза Мефодия, продолжая держаться очень прямо. Затем она медленно отвернулась, а Ромаюсик негромко сказал вместо прощания:
- Ненавижу тебя, Буслаев!
Наследница мрака покинула комнату так же стремительно, как и появилась, напоследок яростно хлопнув дверью. Любовь даёт нам силы, а гнев опустошает. Самообладания ей хватило, чтобы достойно покинуть комнату, не показывая слабости. После силы покинули её.  Голова кружилась и ноги подкашивались. Она брела прочь, держась за стену. Ей хотелось одного – уйти, спрятаться так, чтобы никто не нашёл. Хотя кто станет искать? Буслаев обрадуется её уходу.  Теперь она могла, наконец, дать волю слезам в относительном одиночестве. И пусть вездесущие комиссионеры донесли бы Лигулу об очередной истерике его воспитанницы – здешним обитателям к такому не привыкать.
Но вместо этого она решила отправиться к тому, кто, как ей казалось, сможет сейчас ей помочь.
Железные тиски, державшие сознание под контролем, ослабли, Ромасюсик очнулся и поспешил компенсировать время молчания.
- А, Буслаев… - тут он понял, что не слышит собственного голоса, заволновался и принялся трогать ту область головы возле висков, на которой уже не было ушей.
- Ай! Прашечка, не надо было… - заныл Ромасюсик. - Теперь придётся раздобыть новые…
Шоколадный вьюноша  ушел приводить себя в порядок. 

>>> Кабинет Лигула

0

59

Замок Дахтрансмайтера II в Румынии. Отвратительнейшая камера Эссиорха
На скептическую тираду по поводу флейты Эссиорх не преминул ответить длинно и пространно - как и все светлые, он любовно защищал "дудочку" от любых насмешливых поползновений.
Собственно, Улите выпала прекрасная возможность повозиться с ключами.
- Рассматривая структуру и устройство флейты с технико-магической точки зрения... - начал Эссиорх, приняв позу профессора за кафедрой, не подумав, что, во-первых, байкер за кафедрой смотрится по меньшей мере глупо, а, во-вторых, Улите эта лекция уж точно по барабану. - ...следует в первую очередь заметить, что флейта - лишь инструмент, пропускающий магические потоки и преобразующий их в определенный силовой эффект. Мечи Стражей Мрака ведь тоже непростые, не зря же они черпают энергию от дарха...
Вошедший в раж Хранитель осекся, потому как дверь камеры со скрипом отворилась.
- А где же хлеб-соль? - хмыкнул Эссиорх, и вместо того, чтобы покинуть темницу, первым делом протянул вперед руки, по-прежнему закованные в кандалы. После недолгих, но усердных манипуляций с ключами, наручники предательски громко грохнулись на пол.
- Бл... То есть, вот незадача! Надо было их придержать, - виновато вздохнул байкер, выходя из камеры и потирая руки. Затем он замер посреди коридора, помахал пальцами, сосредоточился, и жестом фокусника извлек из воздуха флейту... Чтобы в следующий миг ощутимо покраснеть.
Флейта явно знавала лучшие времена, и было это, вероятно, еще до Великого Потопа. Сейчас же ее не взяли бы даже в музыкальную школу, разве что на съемочную площадку в качестве реквизита к фильму о бомбежках Второй Мировой. Инструмент был покрыт толстым, ровным и незыблемым как само время слоем пыли, лак потускнел и выцвел, а примкнутый к флейте боевой штык выглядел настолько жалко, что Эссиорх поспешил снять его и спрятать в карман.
- Мда... - выдавил непутевый хранитель и попытался сдуть слой пыли. - Ааааапчхи! Давненько я не практиковался... Но на звуковые и магические свойства это повлиять не должно! Вроде.
Кое-как очистив флейту рукавом кожаной куртки, Эссиорх осторожно поднес ее к губам, чтобы проверить, но вовремя остановился. Их махинации с освобождением каким-то чудом не привлекли замковых секьюрити (видимо, те страдали глухотой), но на трели светлой флейты уж точно сбежится весь гарнизон. Так что хранитель решил пока повременить с маголодиями, надеясь, что в бою они не подведут.
- Ладно. Пора чистить карманы, - предложил светлый, но, поняв, что опять напутал с фразеологизмами, поправился: - То есть рвать когти. Где в этой милой обители выход?

офф

позволил себе снять наручники автоматом, иначе такими темпами мы до наступления конца света будем убегать

+3

60

Замок Дахтрансмайтера II в Румынии. Отвратительнейшая камера Эссиорха
Как и следовало этого ожидать, хранитель принялся рассказывать о тонкостях флейты. В общем очередная лекция на тему: "Флейты света, прежде всего инструмент созидания и пробуждения и бла, бла, бла"... Улита особо не прислушивалась - подобные изречения она уже слышала от Дафны, и вновь все это слушать в критический момент настроения не было. Впрочем сейчас у Ули было оправдание своей невнимательности: она возилась с дверью.
Однако наглый байкер которого она с таким трудом вытаскивала из за решетки вместо банального "спасибо" потребовал хлеб с солью.
Вот она... Самая черная неблагодарность у светлых... Подумала девушка впрочем воздерживаясь от звукового вяка. Однако мысленно она поставила галочку, согласно которой у нее появился прекрасный повод на досуге попилить Эссичку. Хранитель неловко расправился с наручниками и они грохнулись на пол.
- Бл... То есть, вот незадача! Надо было их придержать,
Глаза Улиты заинтересованно блеснули. Она ну просто не могла удержаться от искушения.
- Бл? А чего не договариваешь? Знаешь, всегда хотела уронить на ногу священника молоток, и посмотреть, что из этого получится, помимо ноги сорок пятого размера, - на лице хранителя появилось укоризненное выражение. - Так все затыкаю фонтан, только не смотри на меня такими трагическими глазками.
Однако молчать и строить из себя паиньку, оказалось делом весьма непростым. Эссиорх выудил из воздуха флейту, которая была в таком жалком состоянии, что Улита едва не поинтересовалась, у какого бомжа, страж ее украл. - Сдай ее в антикварный магвазинчик, авось получишь копеечку. - подкинула совет она и поспешно прибавила: - Все... молчу...  Играю в дядю Герасима, который пошел топить Каштанку
Так отлично, светленького освободили и можно сматываться... подумала секретарша, но внезапно осеклась.  И за бурных переживаний у нее совсем вылетело из головы, зачем собственно она сюда притащилась. Арей.
Не слушая дальнейших высказываний хранителя, который что-то трындел про практику, ведьма приблизилась к мирно лежащему охраннику. Осторожно присев возле него, Улита легонько провела рукой по лбу стражника, внушая ему ложные воспоминания о бегстве Эссиорха. Теперь тот был уверен, что сам, по своей тупости проморгал хранителя. Принес ему водички, а тот треснул его по фейсу. Простецкая ведьмовская штучка, а очень действенная. Опытных стражей не раз обманывала, а про лопухоидов и говорить нечего. Все это проделывала она машинально, обдумывая дальнейшие действия. Услышав вопрос Эссиорха, она вздрогнула и вернулась в реальность.
- Ладно. Пора чистить карманы, - Улита не сдержала улыбку, вечно этот непутевый все путает. И откуда светлые только таких берут? - То есть рвать когти. Где в этой милой обители выход?
Улита махнула рукой в сторону выхода.
- Тебе туда. Девочкам с милыми котиками большой привет, - устало произнесла она.

+2


Вы здесь » Мир Стражей » [Зеркало Апокалипсиса] » Сговоры злодеев и героев