Мир Стражей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Стражей » [Возрождение Тёмного Властелина] » Ловушка для бессмертного


Ловушка для бессмертного

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

Время
2010 год, 13 августа, пятница, 15:00.

Сюжет
Дахтрансмайтер Второй охвачен беспокойством за своего любимого внучка, довольно резко изменившего многим своим привычкам. Это отвлекает мастера пыточных дел от работы и плетения интриг на фоне возрождения своего господина – ситуация сложна и без вмешательства всяких недобогинь, раздражающих к тому же не только назойливостью, но и слишком смелыми пророчествами о своей персоне. Впрочем, при сегодняшнем раскладе сил, пророчества отходят на второй план, а вот то, что некая светлая особа позволяет себе развлекаться в компании Повелителя Мрака, пусть и бывшего со всеми поправками по случаю возрождения Кво, - крайне возмутительно. Последней каплей стало происшествие на Лысой горе, потасовка, в которой была замечена странная парочка – Алекс и Люциус. И отнюдь не по разные стороны баррикад.
К сожалению для нашего злодея, просто так убить девчонку не получится, да и крайне непросто её вообще найти. Но, к счастью для него. В то же время сам Люциус с удивлением отмечает за собой беспокойство о светлой девушке в связи с полученной во время потасовки раны. С внезапной подачи Дахтрансмайтера Второго идеи о "прощальном свидании" он решает назначить Саше таковое - чтобы выяснить что с ней и попрощаться. Казалось бы - что может пойти не так...

Локации (в дальнейшем будут дополняться)

Румыния. Замок Дахтрансмайтера II. Коридор и Главный Зал

Огромный зал, разделённый на две половины. Одна из них не освещена, окутана непроглядным мраком. Другая залита красным светом. Пол мраморный, расчерченный на манер шахматной доски, только вместо белых клеток красные. В центре зала огромный дубовый стол с парой стульев. На потолке висит люстра, в которую вставлено более пятидесяти свечей, которые освещают лишь одно половину, залитую красным светом. На стенах расположены гравюры, на которых изображены различные пытки, смерти людей. В углу зала камин. У дальней правой стенки небольшой стеллаж, где хранятся головы убитых Дахом пленных (естественно не все). У дальней левой стенки - стойка. С оружием и доспехами там перемежаются и различные пыточные инструменты.

Заброшенный храм в Подмосковье

Некогда величественный подмосковный храм, одно время служивший пристанищем для светлых стражей. Но чуть позже его наводнила секта сатанистов, и вслед за ними здание оккупировала тьма. За всё это время территория храма обрела специфическую энергетику, маскирующую любую творящуюся в его стенах магию.
Помимо основного здания к храму прилегает небольшая территория, пара домиков и административных зданий, чуть дальше кладбище и заброшенное поселение. Но последнее магическими свойствами не славится, разве что люди уже много лет избегают селиться близ этих мест.
http://a-a-ah.ru/data/place/m1/m1-10/10325/images/5028c2d94279c924589087.1000x1000u.jpg?9a7cd8ab33e3b7ff392af87009809be2
http://a-a-ah.ru/data/place/m1/m1-10/10325/images/5028c2d94844b499346762.1000x1000u.jpg?6971a14ea622f3435795aed0343f64d4

О персонажах

Александра

Внешний вид: чёрные брюки, белая футболка с рисунком, чёрный пиджак, массивный чёрный крест на шнурке - замаскированные крылья, черные спортивные босоножки, бельё. На руках чёрно-серые напульсники, к поясу примотана сумочка. Причёска, а из макияжа только немного туши и чёрной подводки.
Инвентарь: в кармане штанов мобильник, в кобуре на поясе флейта, в сумочке валяется набор метательных ножей, и всякое барахло вроде флаерочков, эдемского персика, завернутого в салфеточку из кафешки, заговоренной записной книжки и прочего.
Состояние: в норме.

Дахтрансмайтер IV

Внешний вид: классический костюм-тройка.
Инвентарь: двуручный меч, дарх и прочая по мелочи.
Состояние: едва сдерживается от убийства.

Дахтранмайтер Второй

Внешний вид: Плащевая куртка на голое тело; тёмные брюки; на ногах - чёрные сапоги со шпорами.
Инвентарь: Дарх; цеп с шаром, способным поглощать часть маг. урона; набор отравленных кинжалов.
Состояние: радостное.

Питер Сатклифф

Внешний вид: Одет был Питер в красную футболку, которая была ему до груди, обтягивающие джинсовые короткие шортики (они были даже короче, чем мини-юбки у большинства современных девочек) и красные туфли на высоком каблуке.
Инвентарь: коса.
Состояние: в норме.

0

2

"Задрожали листы, облетая,
Тучи неба закрыли красу,
С поля буря ворвавшися злая
Рвет и мечет и воет в лесу..."

А.А. Фет "Задрожали листья, облетая..."

Если бы Дахтрансмайтеру Четвёртому сказали, что он будет беспокоиться о светлой девчонке, он рассмеялся бы в лицо говорящему, а затем приказал того повесить. Если бы Дахтрансмайтеру Четвёртому сказали, что он забудет об осторожности и даст делам, которые должны твориться тайно, выплыть наружу из-за своей мягкотелости, он в ярости слюной обрызгал бы лицо говорящему, а затем приказал залить в горло тому кипящее масло. Если бы Дахтрансмайтеру Четвёртому сказали, что он будет испытывать угрызения совести, он собственноручно придушил бы говорящего, а затем приказал, напоследок, посадить на кол. Но Дахтрансмайтер ушёл без предупреждения, и на диване с бокалом вина лежало тщедушное существо, Люциус. Когда блондин смотрел на своё отражение в стекле, он начинал непонимающе моргать, не в силах прогнать навязчивый образ. С начищенной серебряной грани кубка на БПМ взирало лохматое создание, всего за сутки обросшее колючей щетиной, грязные патлы которого запутались и свисали с плеч. Прежней прилизанности и безукоризненности во внешнем виде как ни бывало. Во рту тёмного, наверное, происходило нечто ещё более ужасное. Разивший за версту запах оттуда испарил из зала всех приспешников хозяина замка.
Поболтав вином, чтобы стереть с поверхности кубка собственное отражение, страж сделал ещё пару глотков. Кислая тёплая жидкость брызнула ему в горло, но земной напиток не способен разгорячить тартарского жителя. После огненных процедур, которыми в детстве сполна обеспечивал Дахтрансмайтер Второй своего внука, любой алкоголь из мира смертных, какого бы градуса крепости он ни был, покажется детским лимонадом. Хотя Люциус и не пытался устроить у себя в желудке пожар. Скорее, ему требовалось погасить уже зажжённое пламя, которое медленно убивало всё у него внутри. И хорошо, если бы убило сразу. Но дерево горит ярче прежде чем истлеть... так же как чувства.
"Как я хочу её увидеть..." - как назло, крутилась одна и та же мысль в голове. Люциус понял, что так просто от неё не избавишься, и щелчком пальцев вызвал суккуба. После Каллисто у бедняги появилась аллергия на демонов, а эти коварные соблазнители (или соблазнительницы - кто их разберёт) могли принимать лик, кого ни пожелаешь. Осыпая пол искрами после телепортации, возникшая томная дамочка, старая знакомая БПМ, сразу поняла, в чём дело.
- Дорогой, у тебя такой усталый вид... Позволь, я помогу тебя отдохнуть, - суккуб протянула руку и, соприкоснувшись с ладонью Люциуса, тут же начала меняться. Вначале очертания искусительницы показались ему незнакомы, но всего через несколько секунд перед ним стояла та, кого он так желал. Суккуб невинно провела длинным ногтём по своим губам, а затем сцепила пальцы, так, как всегда делала...
Страж ожидал, что сейчас под её ласками забудет о заботах, и этот огонь погаснет. Однако появление псевдо-Саши только разозлило его. Люциус сжал пальцы на ножке бокала крепче. Его взгляд принялся блуждать по телу суккубы, но вовсе не от возбуждения. Призванный дух мрака побледнел, мигом поняв в чём дело, и телепортировал, не зная, что только что побил рекорд скорости по мгновенному перемещению на дальние пространства.
Дверь зала распахнулась в тот же момент, когда полный бессильного гнева на себя Люций прыгнул с дивана и метнул бокал. Стекло разбилось пятью сантиметрами правее скулы вошедшего Дахтрансмайтера Второго. Тот лишь на миг задержался, чтобы не напороться ни на какой осколок, а затем невозмутимо продолжил идти. Запал ярости Люциуса мигом иссяк. Рядом с Дедулей он всегда вспоминал детство... и, честно говоря, хотелось о нём поскорее забыть.
- Я вижу, ты перестал ухаживать за собой, как баба какая-то. А то всё мази, крема наносил на нос, лоб, будто красна девица, - одобрительно кивнул ненавистный родственничек, сохраняя бесстрастное выражение лица. - Так и должен выглядеть настоящий мужчина. Только тренировать меткость лучше за пределами этой комнаты, а ещё лучше - вовсе вне замка, и, тем более, не с бокалом вина. Мужчины обычно пьют вино, а не метают как дротик.
Тон Дахтрансмайтера Второго раздражал. Чтобы скрыть раздражение, тёмный повернулся к нему задом, хотя по спине то и дело пробегала нервная дрожь.
- Я тебя не звал сюда и не давал права судить меня. Это исключительно МОЁ ПРАВО, - воздерживаясь от оскорблений только вследствие бесконечного терпения, проговорил блондин.
- Ну надо же, мне надо спрашивать твоего разрешения всякий раз, когда я захочу войти в комнату, которую занял ТЫ как ГОСТЬ в МОЁМ ЗАМКЕ. - На эти слова Люциус ответил заливистым смехом. - ЧТО СМЕШНОГО?!
- Я только сейчас увидел, как мы с тобой похожи. Ты хорошо постарался, я - твоя копия, - всякое раздражение у тёмного мигом пропало, и он повернулся, чтобы увидеть уже красную от злости физиономию Дедули. - Я так же быстро закипаю... но неужели у меня такая же смешная рожа, когда я злюсь?
Эта идея повеселила БПМ, и он вдруг снова засмеялся, непохожий на себя. Но взбешённый таким поведением Дахтрансмайтер Второй знал все болевые точки внука и, прицелившись в одну, попал в точку, похоронив секундно-радостное настроение того.
- В отличие от тебя я не давал ни одной светлой сучке запудрить себе мозги. Стыдись! Ни один из членов нашей семьи так не позорил род. Даже у твоего отца были моз... нет, мозгов у него не было, но были яйца, чтобы послать подальше зарвавшуюся пассию, - с наслаждением, вкрадчиво, как истинный змей, проговаривал Дедуля. Внук-паук оказался отравлен этим ядом. - Не зря первая заповедь мрака - не возлюби. Это не просто тираническое пожелание олицетворения тьмы, Кводнона, но и наша самозащита. Любовь убивает.
- Я не люблю её, просто... привык, - Люциус смотрел сквозь Дахтрансмайтера Второго. - Я не знаю, жива ли она. Мне пришлось спешно бежать, бросив её с раной, которая может оказаться смертельной.
- Нытик, - презрительно бросил Гроза Тартара и ладонью наотмашь ударил внука по щеке. Тот даже не успел понять, как они оказались так близко друг от друга. - Возьми себя в руки, в конце концов. Что сказал бы твой прадед, если бы увидел тебя, размазывающего сопли по своему прелестному личику?
Слова, но не пощёчина, больно ударили по стражу. Нельзя оставлять в живых людей, которые тебя воспитывали. Они знают, где твоя главная ахиллесова пята и непременно будут бить в это место, если посмеешь пойти против их воли. В один миг вся жалость к себе пропала у Люциуса. Теперь жгуче Дедули он ненавидел лишь Арея. Но эта ярость была холодной. Скорее, она помогла вернуть утраченный контроль.
- Я уже устал от того, что ты всегда оказываешься прав, - угрюмо пробубнил тёмный. - Мне уже столько лет, я столько всего пережил, а не могу справиться с пустяковыми чувствами... И что мне делать? Я не могу быть уверен ни в чём и ни в ком. Наверняка, наш повелитель послал кого-нибудь шпионить за мной... А даже если нет - стоит мне ещё раз ошибиться, и моя голова окажется на плахе быстрее, чем я скажу тебе, что ты старый козёл...
- Я тоже люблю тебя, внучок, - ухмыльнулся Дахтрансмайтер Второй. - Может быть, ты и совершил бы ошибку, но только не я... Есть одно местечко в мире смертных - ни одна живая или, хи, мёртвая душа точно не станет там тебя искать. Пригласи свою светлую попрощаться. И закончи, наконец, эту историю. Ведь мы оба понимаем, что, увы, её счастливое продолжение никогда не осуществится. После этого и ты, и, особенно, я будем спокойны.
"Он думает, что, когда все точки над i будут расставлены, я с такой же лёгкостью и забуду её... И всё-таки здесь ты ошибаешься, старый пень", - подумал Люций, и ему стало как-то радостно, что хоть в этом Дедуля ошибается. И всё же... попробовать стоило. Может быть, он после этого настолько успокоится, что ему будет плевать, что случится с ней. Ведь не всё потеряно! Не долее как вчерашним вечером он смотрел, как Дахтрансмайтер Второй пытает светлого и даже подсказывал, на что лучше давить - то есть для него эдемцы по-прежнему лютые враги. А это не могло не радовать!
- Ты прав - тогда я её забуду. А позже мы вместе посмеёмся над этой ситуацией, и я, как прежде, буду кнутом для наших врагов. Я напишу ей.
- Позже мы не только посмеёмся, но и расчленим эту милую блондиночку. Не забывай, что у нас слишком много причин, чтобы убить её... Да и без причин расчленять других тоже неплохо, - тут же заметил Дедуля в своём духе.
Поскольку родственничек стоял над душой и не давал развернуться беспорядочному потоку мыслей Люциуса, смс была бедна до душещипательных слов. "Мне нужно с тобой попрощаться. Встретимся через час?" Дальше шло означенное Дахочкой Вторым место. Донжуан стал ждать с замиранием сердца ответа. Тёмный сам себя ненавидел за это, понимая, что эта мягкотелость ещё сыграет свою злую шутку. Он знал - это шло ещё с детства, когда не родился ещё Дахтрансмайтер Четвёртый, когда даже жестокость Дедули не сделала его тем, кого будут называть "Тёмным Кардиналом". Саша разрушила стену между столь далёким прошлым и настоящим, показав, как может быть прекрасен мир. А, не дай, конечно, Кводнон, может быть и убила Дахтрансмайтера Четвёртого...
Тренькнул телефон. Пришло сообщение с ответом Алекс.

+1

3

Говорят, не повезёт,
Если чёрный кот дорогу перейдёт.
Ну а если кошек две –
Тут уж точно быть беде.
Автор: упрт.

Заброшенный храм в Подмосковье
Смс настигло Сашу в полете. Мобильник в кармане коротко завибрировал и затих, но девушка не стала откладывать любопытство и тотчас затормозила, одинокой фигуркой зависнув над ботаническим садом. Но едва она успела коснуться сияющего экрана, разворачивая послание, как возле неё возникла ещё одна крылатая девушка. Не отвлекаясь на спутницу, с изящной нетерпеливостью наворачивающую возле неё круги, стражница прочла эти несколько строк, и её сознание вмиг сузилось до одного единственного слова: «попрощаться».
Словно из другого измерения до неё долетел оклик Анисеи, возвращая к реальности и воспоминаниям о своих планах. Девушки встретились сегодня в двенадцатом часу на крыше музея-резиденции. Алекс уже не первый раз выбиралась посидеть там и размять крылья, тревожащие её с каждым днём всё больше. Раньше чёрные перья появлялись у неё эпизодически и долго не задерживались, проглядывая то тут, то там. Сейчас же угольно-чёрные пятна обрамляли её крылья, задержавшись на кончиках перьев и не желая исчезать. Мрак словно окружал её, пока мягко и ненавязчиво, но уже заставляя нервничать.
За время короткого знакомства девушки не успели стать подругами, но поладили. Сегодня Анисея собиралась возвращаться в Эдем, но, встретив коллегу, смущенно сложившую за спиной крылья при её приближении, заболталась и предложила на прощание полетать по городу, распугивая комиссионеров и прочую шушеру мрака…
И вот теперь Саша вдруг поняла, что налеталась. Было около двух часов дня, а до места грядущей встречи, как услужливо подсказала ей мобильная карта, можно было добраться как раз примерно за час. Разобравшись с маршрутом, девушка осознала, что успела ответить на смс согласием. «Ух ты, надо же. Меня уже до автоматизма довели», - восхитилась она про себя. «Осталось в следующий раз дождаться скромного пожелания крыльев, флейты и ещё чего-нибудь…»
От ехидных размышлений её отвлекла необходимость объясниться с Анисией. Но та не растеряла своего энтузиазма вкупе с дружелюбием и вызвалась провожать, очевидно, не желая замечать изменения настроения спутницы. Впрочем, внешне Саша изменилась мало, разве что голосу старалась придать нужные интонации беспечности и одновременной деловитости.
Немного поколебавшись, Саша всё же смирилась и полетела в нужном направлении, изредка останавливаясь и дожидаясь менее шуструю знакомую. На разговоры и охоту на духов девушки больше не отвлекались, и всё это время Саша могла спокойно думать. Приглашение Люциуса было, как обычно, неожиданным, но светлая успела к этому привыкнуть. Благо хоть в Тартар больше не порывался затащить, уже прогресс! А то ведь она совсем бы загордилась, подсчитывая, сколько успешных вылазок ей удалось совершить. Только вот при озвучивании целей вышла бы заминка…
С момента последней встречи она не получала от стража весточек, да и сама признаков жизни не подавала. Не потому, что хотела как-то его помучить – ей и в голову не могло прийти, что он искренне переживает из-за её лёгкого ранения. Впрочем, это для неё лёгкого, а для светлого стража – крайне неприятного. Но она выжила, и, оказавшись тогда в одиночестве в пустынном переулке неподалеку от музея, нашла в себе силы прижечь рану (благо болевой порог позволял спокойно пережить подобное). Правда, вслед за этим она осознала, что использовала отнюдь не светлую магию, но кто бы её тогда укорил? После потасовки-то. Разве что всё те же непослушные перья… Остались шрамы на память, но Александра не обращала на них внимания, привыкнув к мысли, что грядущая смерть как обычно смоет с неё все следы травм. А при Сашином-то образе жизни смерть уже давно потеряла для неё статус чего-то рокового и окончательного.
То, что её в тот раз бросили, девушка тоже как-то не отметила для себя. Люциус её и так практически до дома доставил, раненную, каких ещё любезностей от стража тьмы требовать? Правда, сначала он предлагал-таки в Тартар заглянуть – чудо ещё, что отговорить смогла! Вот уже этого после стычки хочется меньше всего… по крайне мере, какому-никакому, а светлому стражу.
Вспомнив обстоятельства последней встречи, светлая попыталась придумать причины того самого рокового слова в послании. В последнее время в магическом мире была тишь да гладь: с Эдема никаких вестей, тьма бурной активности не проявляла… внешних причин не наблюдалось. Поняв это, блондинка начала раздражаться, так как не могла перестать придумывать всё новые варианты объяснений, один другого мудренее. Знала бы она о возрождении старины Кво… мысли её были бы заняты совсем другим, а причины грядущего прощания перестали бы казаться туманными и загадочными.
Пару раз Анисее удавалось извлечь спутницу из пут воображения, отвлекая какими-то фразами, но беседа не клеилась, так что большую часть дороги Саша всё-таки промучилась, то находя в себе силы взглянуть на всё с позитивной стороны, то возвращаясь в тревожное недоумение. Наконец, она приблизились к храму. Он еще не стал виден из-за деревьев, но чуткая стражница уловила приглушение магического фона.
- Ну всё, прилетели! – обратилась она к Анисее с улыбкой на лице, но не в голосе. Теперь уже она начала испытывать нетерпение, ведь час встречи приближался, а ей очень не хотелось бы, чтобы Люциус заметил её сопровождение, пусть сейчас они и далеко.
К счастью, больше задерживаться запыхавшаяся от быстрого полета спутница не пожелала. Зато пожелала удачи в работе и медленно, тяжело, но с видимым воодушевлением стала подниматься в небеса, вскоре скрывшись в облаках. Ничуть не утомившаяся Саша проследила за ней, усмехнувшись обозначению своей деятельности словом «работа», и, наконец, развернулась и стала снижаться.
Подлетев к входу в храм, девушка бесшумной молнией опустилась на землю, мгновенно сложив и дематериализовав крылья, словно она и без них была, а спрыгнула, скажем, с крыши, лишь на миг чуть притормозив у самой земли. Всё-таки по скорости полёта ей почти не было равных, да и хвастаться оригинальной расцветкой как-то совсем не хотелось. Оказавшись внутри, девушка поняла, что зря опасалась – разглядывать её было некому. Пока. Что ж, это было даже удачно, она успевала осмотреться в этом занятном местечке, бродя по немногочисленным залам и заглядывая в прошлое… отлично, кстати, отвлекает от тягостных раздумий.

+1

4

Заброшенный храм в Подмосковье
Меньше всего Люциусу хотелось, чтобы в момент ответа Саша под ногами крутился навязчивый Дедуля. Однако, когда девушка набрала и отправила смс, Дахтрансмайтер Второй раскланялся, пожелал удачи и, в несколько непонятном выражении, "безопасности". Только когда этот "старпёр" исчез, до тёмного медленно дошло, что заботился он скорее о возможных последствиях "прощальной" встречи, которая может быть между мужчиной и женщиной. Как-никак, отец, а до этого дед, а ещё до этого прадед мало думали о безопасности такого рода. Вполне вероятно, по крови передаётся подобное безрассудство.
Времени на приготовления у Люция было предостаточно. Тем не менее, мужчину волновало вовсе не то, как он выглядел. Интересно, что он скажет Алекс, если она спросит, почему они прекращают общение? Соврать, что Люциус боится того света, которым она его заразила как вирус? Но БПМ не хотелось врать, а ещё больше - чтобы Алекс подумала, будто её собеседника волнуют подобные мелочи. В конце концов, себя Люциус считал эталоном стража мрака, а если эталон позволяет себе чуть-чуть света, тем более по отношению всего к одному субъекту - значит, это дозволено и даже положено всем. Тем более что к Саше он просто привязался, а привязанность являлась исконно тёмным чувством. Тогда другой вариант - попросту умолчать о причинах. Сказать, что не может их раскрыть по таинственным мотивам. Убедит ли это светлую не лезть в эту яму, чтобы открыть эти самые поводы? Должно, если она побоится упасть и не вылезти. Во всяком случае, размышляя на эту тему, Люциус понял, что и сам найти первопричину не в силах - настолько этот клубок запутался. Пожалуй, только одну нить из него можно выудить - Кводнона. Однако уж об этом Люций не сказал бы девушке даже в том случае, если бы над ней висела смертельная опасность. Оставался единственный вариант...
Думая над оправданиями и объяснениями, страж спешно приводил себя в порядок. От запаха во рту удалось избавиться после тридцатикратного поливания одеколоном, поскольку зубная паста наотрез отказалась "работать в подобных условиях". Волосы Люций кое-как расчесал, хотя то тут, то там какой-нибудь локон вскакивал словно колос в поле. Но вот бледность так и осталась, как ни своди - тёмный походил на мертвеца больше чем, наверное, сам мертвец. Оставалось разве что подобрать подходящую одежду. Люциусу не хотелось соревноваться в щегольстве с английскими франтами (явно не потому, что опасался проигрыша - ведь именно он некогда привнёс в моду этот феномен). Поэтому он ограничился классической тройкой. В конце концов, по своим задумкам долго ходить в одежде тёмный не собирался, равно как и оставлять таковой свою спутницу. Люций твёрдо решил, что "пустит в оборот" все акции, которые так долго прилежно копил в общении с Алекс.
Наверное, он слишком долго раздумывал над предстоящей последней встречей, потому что как обычно опоздал. Ненамного. Впрочем, после телепортации не это смущало Люциуса. Оглядывая место встречи (тёмный ни разу до этого слыхом не слыхивал ни о каком подобном храме, так что, естественно, и видел его впервые), он испытывал странное покалывание в голове сродни "паучьему чутью", всем известно из какого произведения. К тому же, что-то смущало мужчину в силуэте здания - словно что-то находилось не на своём месте. Люциус поспешил отбросить тревоги, ведь это могло быть одним из свойств магии этого места. Таким образом, оно отпугивало от себя всех живых да и не живых существ. Блондинчик никогда до того не пытался представить себя на месте мертвяка, но ему постучала в голову мысль, что, испытав это чувство, даже трупы сбегут из гробов.
Люций неохотно тронул калитку и проник внутрь. Что же - внутри это странное ощущение почти полностью отпустило стража. Правда, он с неудовольствием отметил - какая-то сила ослабляет тут всякую магию. Конечно, порождение мрака мог ручаться только за тёмную, однако он поставил бы дарх за то, что это ограничение касается и светлой. Храм был, наверняка, расширен пятым измерением, поскольку снаружи, хоть и выглядел монументально, но не казался столь запутанно-лабиринтным. Стены поражали гармонией композиций - их испещряли поровну слова из заклятий стражей мрака и света; восхвалявшие Бога и возводившие на него хулу; сатанинские и невинные по сути. А вот залы не порадовали - несмотря на немногочисленность, как говорилось, они поражали грандиозностью и однотипностью, что облегчало возможность заблудиться. Правда, только для умственно-отсталого или страдающего топографическим кретинизмом (что для критичного Люциуса было одинаково).
Саша нашлась почти сразу. Она разглядывала один из древних артефактов, когда тёмный медленно подобрался к ней сзади. Вскоре пара оказалась лицом друг к другу на столь незначительном расстоянии, что просунуть между ними руку, никого не задев, мог бы лишь годовалый ребёнок. Все оправдания и объяснения мигом выпали из головы. Равно как и слова - кроме доведённого до автоматизма "Здравствуй, продукт высокоразвитой цивилизации". Правда, объяснить, откуда взялся этот автоматизм, страж вряд ли бы смог.
Люций полуобнял одной рукой Сашу, а другой полез ей под футболку. Это объяснить автоматизмом было куда сложнее. Прежде они даже почти не целовались и не обнимались. Но и сказать, что тёмный не видел девушку голой было нельзя - в конце концов, он долгое время пробыл в её оболочке... Достаточное, чтобы доскональным образом изучить все "прелести" молодого девичьего тела.
Добравшись до груди светлой, Люций стал бережно ощупывать её, словно держа в руке кошель с монетами. Может быть, в определённой степени это было слишком грубо - сразу после приветствия переходить к основной части действа, минуя промежуточные поцелуи и комплименты, но за долгие часы прощания страж ещё успеет исправить это. Продолжая прижимать девушку к себе, он покрывал её щёки и губы быстрыми поцелуями. Люциус всегда считал ночь - пиком страсти, но сейчас был день. Только при мысли, что он последний раз видит девушку, ниже живота кое-что напрягалось, а в мыслях стремглав проносились скабрезные картинки их будущей страсти. "Если она посмеет прекратить это, то она больший тёмный страж чем я!", - решил мужчина.

+1

5

Заброшенный храм в Подмосковье
А артефакт тот оказался довольно массивным каменным колышком – нечто среднее между миниатюрной колонной и посохом. Помимо трещин времени его испещряли руны, но все недовершенные – и тем любопытнее было угадывать его назначение. Впрочем, ответ стражница нашла почти сразу, вспомнив, что видела на территории храма схожие диаметром отверстия в земле. Вставляешь такой колышек – и руны замыкаются, поворачиваешь – снова замыкаются, но уже в другом порядке. Вот тебе и локальная защита, и боевая магия, и сигнал тревоги.
Увлечённость не помешала девушке заметить появление Люциуса. Шагов она не услышала, но почувствовала его самого, даже несмотря на приглушение магического фона. Саша обернулась, и их взгляды встретились – но гораздо ближе, чем она ожидала. Чемпионка эдемского ОБЖ, в частности по соблюдению норматива дистанции при контакте со стражами тьмы, вновь и не шелохнулась, когда Люциус приблизился почти вплотную. Было тут, конечно, дело и в своего рода прирученности… всё же выхвати тот меч, в пору было бы искренне удивляться, даже со скидкой на буйный нрав.
Светлая ожидала помимо оригинального приветствия услышать и нечто более содержательное. В идеале – немедленное разъяснение смысла недавнего послания. Чтоб всё наглядно и по полочкам. Но ни во взгляде, ни в поведении Люциуса она не уловила и намека на таинственное прощание. Вернее, на его причину, так как последовавшие безо всякого предупреждения обнимашки были по-своему красноречивы.
Если приближение Люциуса казалось плавным и словно растянутым во времени – девушка успела вглядеться в его лицо, заценить костюмчик и настроиться на серьёзный лад, вновь ощутив тревогу – то дальнейшее происходило словно в ускоренной перемотке. Слишком быстро. Саша ощутила прикосновения стража и собственную растерянность. К счастью, непродолжительную. Неслучайно именно сегодня Люциус впервые попытался зайти дальше их обычной игры во флирт. Он-то, в принципе, и раньше мог, но и реакция светлой была бы другой. Кардинально, так скажем.
Гордость для любого агента – суметь подобраться так близко к стражу такого ранга. Что стоило бы Саше сейчас воспользоваться моментом и устроить ловушку? А дальше срезать дарх, освободить эйдосы, а самого Люциуса доставить в Эдем на допрос. Или даже допросить самой, зная его получше многих. Вот и столь важный для Света шанс узнать о возрождении тёмного властелина! Но почему-то совсем не эти мысли сейчас пронеслись в её голове.
От объятий Люциуса мороз по коже пробегал, только не совсем от страха, прикосновения пьянили. Он, возможно, знал это, не выходя за пределы игры, и просто развлекался. Но если в мыслях он и был жестоко легкомыслен, то где-то в районе груди то и дело проблескивало нечто, что завораживало и манило Сашу сильнее, чем иной дарх – разглядывающего его смертного. Это как если у большого, ужасного чудища, стоящего перед тобой нос к носу, разглядеть зажатый бережно в руке цветок. И обомлеть от мысли: это мне?.. Но, конечно, в такие крамольные дебри раздумья Сашу совсем не заводили, нет-нет.
Руки девушки оказались на плечах стража и, кажется, уже довольно давно. То ли удерживая, то ли отвечая на объятия – это уже к семейному психологу. Наконец, её ладони добрались до лица Люциуса и решительно остановились, удерживая взгляд глаза в глаза, насколько позволяла разница в росте.
- Скажи, что происходит. Что означает прощание? - четко, но отчего-то шепотом поинтересовалась она. Словно боясь что-то спугнуть. Но в её глазах и всём существе была видна решительность – она добьется ответа, и прямо сейчас. Тревога тоже не спешила покидать её. Как бы мил ни был с ней Люциус, а что-то всё-таки было не так.

+1

6

Заброшенный храм в Подмосковье
Любовь убивают слова. Люциус точно не помнил, где услышал впервые это выражение - то ли в цитатнике одной из популярной социальной сети (и не спрашивайте, что он там делал), то ли от кого поумнее услышал, а, может быть, и сам придумал. Тем не менее к данной ситуации это изречение подходило как минимум процентов на восемьдесят. Пальцы Саши скользили по гладкой коже тёмного, и та, казалось, не против расположения перстов мужчины. Она смотрела Люцию в глаза, в то время как тот словно пытался выпить из неё жизнь. Они молчали, но, кажется, не долго - Алекс всё же было что спросить (и, видимо, потом сказать в ответ). Прозвучал вопрос, и Люциус, вздохнув, опустил свою руку ниже груди девушки, на талию.
- У меня есть долг. Если я не исполню этот долг... ну, меня не ожидает что-либо хорошее. Впрочем, мне не впервой бегать. Если же в Эдеме узнают о твоей чересчур близкой связи со стражем, который какое-то время подрабатывал главой мрака на полставки... ну, я бы довольно сильно изумился, оставь они тебе в таком случае твои прелестные белоснежные крылышки, - монотонным голосом принялся объяснять Люциус, словно заучил текст (хотя почему словно?..). - Мне ясно дали понять, каков будет исход. После нашего мелькания на Лысой горе всё так и случится, если мы не разорвём наши отношения. Однако... У меня перед тобой один должок. Если я не верну его, потом буду терзаться, что у меня был шанс это сделать, но я отказался по трусости. И я уверен... нет, знаю, что ты сама с удовольствием рада... вернуть себе долг. - С этими словами Люциус приподнял майку Алекс, так что единственной преградой на пути обнажения груди оставался белый бюстгалтер. - Я надеюсь, что ты не думаешь, что я делаю это лишь из телесных побуждений? Поверь, я не стал бы так рисковать просто ради одной светлой девки. Просто я...
Блондин тут же прервал себя. Он и так наболтал лишнего, разгорячившись. Был бы тут Дедуля, он бы знатно поржал с сентиментальности внучка. Или посыпал голову пеплом и пошёл бы в школу по подготовке "домашних тиранов", разочаровавшись в собственных навыках. Но стоило Люцию оглядеть с ног до головы возлюбленную, как все мысли о Дахтрансмайтере Втором, равно как и о других представителях сего чудного семейства, мигом испарились. Кроме, пожалуй, одной... "Горите синим пламенем, Дахтрансмайтеры, со всеми Лигулами и Кводнонами впридачу!", - победоносно думал Люциус, расстёгивая и стаскивая с Саши брюки.
Даже если светлая захотела бы прервать раздевание, которое устраивал ей пылкий мужчина, она попросту не смогла бы уследить и успеть натянуть все снятые вещи. Вот и пиджак полетел на пол, а за ними и футболка. Девушка оставалась в одних босоножках да нижнем белье. Оставалась малая деталь - отсутствие поблизости подходящей мебели, но даже это не было для Люциуса проблемой - он уже подготовил подходящую магию, оставался лишь коронный щелчок пальцами...
Однако пальцы стража мрака занимались ещё более приятными вещами - из-под беленьких трусиков светлой выглядывала теперь верхняя часть кисти мужчины. Текшие непрерывным потоком мысли Люция также были далеко не невинны. Он всерьёз раздумывал, могут ли светлые испытывать возбуждение. Для ответа на вопрос тёмному не хватало опыта, так как единственная подходящая для анализа этого девушка делала это, чтоб спасти Арея, и не совсем по добровольному согласию. У Дедули опыт явно был больше, но и тут Люций сомневался, что хоть одна из этих светлых хотела происшедшего. Но вот теперь, глядя на выражение лица Алекс, тёмный, наконец, получил достоверный ответ...

+1

7

Заброшенный храм в Подмосковье
Конечно, зная Люциуса, девушка не была настроена на сухой серьёзный разговор. Что бы тот ни хотел сказать, - оно уж точно не было бы в форме доклада. Светлая вполне могла ожидать и «шутку», не слишком удачную, но эффективно способствующую скорой встрече. И всё же страж соблаговолил ответить сразу, полно и даже без свойственной ему театральности, которая сейчас была абсолютно не к месту.
Александра слушала, ловя каждое слово, но некоторая туманность речей всё же сбила её с толку. Вначале она уловила намёк на таинственный долг Люциуса, но к концу речи понятие долга обрело совершенно иной окрас. Да и на себе тёмный не стал останавливаться, попутно невольно смутив собеседницу фразой про «белоснежные крылышки». Ну вот, теперь даже тёмный страж думает о ней лучше, чем есть на самом деле! Что же до угрозы разоблачения перед светом – девушка не придала этим словам должного значения. Начальство её и без того в курсе, ну а «светлое общество»… рискнул бы кто поведать ему о сашиных похождениях – заодно подготовился бы к массовым обморокам. И всё же: в чём свету обвинять своего же агента? Вот этот момент, к слову, девушке следовало бы обдумать чуть серьёзнее, ведь Люциус, судя по всему, не мыслил её в этой роли. Но в её голове не нашлось место раздумьям об этом интересном факте.
Намёк на то, что «некто» засёк их обоих на Лысой горе, Саше не понравился. Эта возможность нервировала её с того самого рокового дня, и вот теперь, получается, кто-то умудрился шантажировать самого Люциуса!.. Впрочем, если личность светлой этому кому-то не открылась, то и действительных причин для беспокойства у Саши нет?
Жалкие попытки сохранить спокойствие.
«Зачем он темнит? А, ну да, тёмный же».
И юмор туда же…
И вот попытка сменить тему – или её логичное продолжение? О каком долге идёт речь во втором случае – светлая поняла сразу. Что, кстати, было совершенно не в её стиле. Против своего разоблачения у Саши нашлась пара аргументов, но слова застряли ещё где-то на пути к мозгу, ибо следом за непотребным отношением к её майке прозвучали более чем странные слова… странные для тёмного, но так хорошо понятные светлой.
Александра опешила. Одно дело – наблюдать какие-то намеки и строить догадки. Совсем другое – услышать почти что признание. Признание того, что она не безразлична этому… типично-тёмному стражу. Во мраке царит ложь, и нет ничего приятнее обмана светлых чувств. Но знал ли Люциус о чувствительности собеседницы, или просто проявлял благородную осторожность в словах – но ни грамма лжи в них не было.
Тем временем, не давая девушке времени опомниться, тёмный не стал ограничиваться майкой и продолжил методично раздевать её, мало смущаясь не самой романтичной (хотя вполне во вкусе Саши) обстановкой полуразрушенного храма. Но сейчас ту куда больше волновало другое: прощание подтвердилось. Не шутка, не метафора – расставание. Эта новость затмевала собою даже попытку Люциуса, наконец, воплотить в жизнь свои излюбленные «угрозы» в её адрес. Светлая никак не могла понять, почему подобное вполне разумное завершение (не беря в расчет, разумеется, действия явно не отвлекающегося на размышления стража) их странных отношений вызывает у неё в душе какие-то эмоции вообще – для начала, - и такие сильные – наконец! Было бы слишком просто решить, что это удачный исход их игр, своеобразная ничья. Мирно разойтись и больше не видеться – да какой расклад мог бы быть лучше?! Конечно, не беря в расчет идеалистичные фантазии о возможности склонения к свету стража, который ещё совсем недавно носил титул Повелителя Мрака.
Нет, мы любим сложности. Мы любим…
Мысль наша – враг наш!
Саша смутилась. С волосами тот час стала твориться какая-то чертовщина, но даже тот факт, что на ней к этому моменту осталось лишь белье (на что, не сопротивлялась вообще?!), не явился тому полноценной причиной. Закусила губу. Не знала, какими мыслями сейчас охвачен Люциус, глядя на него и в то же время сквозь. Ей хотелось дать самой себе время – о, как бы сейчас пригодился утраченный медальон! – и она боялась его упустить. Остановить Люциуса сейчас, а затем видеть его удаляющуюся спину, которой воображение услужливо дорисовало обиженные плечи и презрительную осанку? Саше была невыносима эта мысль. Хотелось удержать его, хоть она и понимала, что не может дать ему исполнить какой-то там долг, или как он ещё это назовёт. Конечно, этого не произойдет, это – фантасмагория.
Но уже сейчас девушка зашла непозволительно далеко, запутавшись в сдерживающих её чувствах. Она увидела смутные очертания своих нематериальных крыльев, в какой-то момент скрывших парочку от всего мира. Никто не должен был видеть, что происходит между ними, никто. Пожалуй, только ощутив столь откровенно «больше чем дружеские» прикосновения, Алекс впервые задумалась, что о чём-то начальству знать абсолютно необязательно. Возможно, это и звучит как-то по-детски, но вместе с тем и является чем-то вроде трансформации сознания.
Казалось бы, маленькая мысль – но с неожиданно значительными последствиями. Алекс подалась вперед и прижалась к тому, кого не хотела сейчас отпускать. Ей нужно всего лишь время, чтобы смириться. Всего несколько мгновений, минут… она понимала, что не может остановиться прямо сейчас, но ощущала каждое утекающее мгновение, приближающее неизбежность.
- Не думаю… - прошептала она. Кажется, она начала что-то говорить. Скорее всего, в ответ на последние слова.

+1

8

Заброшенный храм в Подмосковье
В храме было так тихо, что можно слышать биение собственного сердца. Мышь не проскользнёт, птичка не пролетит. Дедуле нравилась тишина. С годами ты нуждаешься в ней всё больше и больше. Однако в последнее время, в связи с пикировками с Лигулом, необходимостью исполнять долг стража мрака, периодическими марш-бросками за кусками карты (которые оказываются или фальшивкой, или вели не туда, куда надо), а также недавней тайной подготовкой с объявлением о том, что Владыка жив и здравствует (вешание праздничного плаката "Поздравляем с возвращением дорогого Кводнона Мраковича!", праздничный торт с полуголой суккубочкой внутри, бал-пьянка на тысячу персон - всё как у людей!) порядком помотали нервы. Ревматизм ещё замучил, хотя Дахочка тщательно скрывал это от подчинённых; порой напоминала о себе подагра. Однако Пыточных Дел Мастер не жаловался на возраст. Он находил довольно забавным подобные мелочи для порождения Тартара, демона, который истязает и насилует пленных, не разбирая ни пола, ни возраста, чьё имя внушает страх и благоговейный ужас у любого, кто хоть немного знал о его биографии. Маньяки даже среди стражей мрака редки. А уж ко всему этому и хитрые стратеги-тактики - так вообще, пожалуй, один Дахтрансмайтер Второй на всех! Тем не менее, вне рабочего времени мужчина мог бы произвести впечатление обыкновенного человека, пережившего кризис среднего возраста.
И жил бы себе он как этот пресловутый "обыкновенный человек". Но Дедуля был, во-первых, стражем мрака; во-вторых, стражем мрака, желающим если не для себя, то для своего достойного потомка власть. Поэтому Вампир, в перерыве между искоренениями добра внутри своего Внука классическими тартарианскими методами и доведения себя до экстаза разными экзотическими и не очень методами плёл интриги. Не как паук, а как истинная змея. Он выбирал одну жёртву, незаметно обвивал её ногу, а затем жалил (метафорически выражаясь - Дедуля не настолько болен!!!). Способ простой, но по-своему очаровательный. Была, правда, одна нерешённая проблема. Семейство Дахтрансмайтеров порождено богом и связано с ещё одним древним существом. Ратовавший за семейные ценности, Дедуля не мог бросить родственничка в беде и пробовал, как уже говорилось, искать карту. Беда не приходит одна и приносит за собой на хвосте чёртову дюжину проблем. Дахтрансмайтер Второй нашёл, таким образом, что этой "бедой" являлась Александра, так удачно являющаяся объектом то ли эротических фантазий, то ли более благородных и возвышенных воздыханий Внучка. Трудность состояла в своенравии последнего. Сколько любимый Дедуля ни старался над его воспитанием - проклятую романтичность и чувственность натуры (порой выражавшихся в весьма неприглядном виде) ничем не удавалось вытравить. Дальше - хуже. Светлая плохо влияла на стража мрака. Дахтрансмайтер Четвёртый становился похожим на прадеда, разве что выглядел куда как менее мужественным, более сентиментальным... И вообще - бабам творить с собой, что им захочется, Первый не позволял! Следовало принять меры. И Дахочка Второй принял, незамедлительно. В этот раз он примерил на себя шкуру паука. Тёмный давал понять, сколь опасна эта их связь, как Люциус может потерять всё то, что заимел (стараниями Дедули, разумеется!). Он понемногу готовил свой коварный план; охрана влюблённого идиота следила за ним и достаточно давно (ведь ни для кого ни секрет, что их истинный хозяин вовсе не этот размазня, так?). Им Дахтрансмайтер Второй доверял как себе, хотя, на всякий случай, нарыл и некоторые компрометирующие сведения. Не чурающийся любых методов Тартарский Змей знал практически всё о встречах Саши и Люциуса, какие бы тот ни принимал контрмеры. Естественно, что о свидании на Лысой горе ему тоже стало известно. Дедуля соответствующим образом подготовился, нанял парочку, чтобы те затеяли потасовку. Всё прошло как по маслу, благо такое поведение для подобного места тривиально. Разумеется, нанятые вскоре были убиты. Свидетелей не было. Те, что видели истинный облик Александры - мертвы, либо подкуплены, в том случае, если их тайная казнь не удалась. При контроле ситуации со стороны Дедули Люциус никак не мог рассекретиться. Но внука надо припугнуть - иначе никак не удастся уговорить всё закончить.
Последний разговор Дахтрансмайтеров закончился на странной незавершённой ноте. Разумеется, Дедуля припас последний акт пьесы для блестящего финала. Храм - изначальная ловушка. Вся маскирующая магия и прочая ерундень в этом духе - фальсификация, миф, усердно пропагандируемый мраком несколько веков подряд. Руны и некоторые временно действующие заклинания дозволяли обмануть несведущего. Ловушка для глупцов, каким и оказался Люциус. Любовь погубила его... Она притупила его чувства. Светлые сколько угодно могут говорить о её силе, но Дедуле достаточно одного: она - самое опасное оружие в мире. Опаснее Апокалипсиса. И потому Дедуля её уничтожит. Тёмный не позволит заразиться этой дрянью Внуку. Может, он не самый лучший в мире опекун, однако, по крайней мере, его озабоченность будущим Люциуса действительна. Если он умрёт, кто продолжит их дело? Разве не для этого поколения Дахтрансмайтеров собирали одарённых детей?.. Теперь остался только один, единственная надежда и опора...
В храме было тихо. Пока Алекс и Дахтрансмайтер Четвёртый не встретились. Не было произнесено многих слов. Лишь шуршание одежды в полутьме и пылкие поцелуи. Дедуля видел глаза Люциуса. Ни одна женщина доныне не заставляла их так пылать. На какое-то мгновение тартарский маньяк замешкался. Нет, это была не просто любовь... Между ними существовало что-то большее, связанное не столько с личностями Дахтрансмайтера Четвёртого и Александрами, а богами, что стоят за ними. Возможно ли, что до пленения Апокалипсиса в зеркало, когда он ещё был богом света, он пылал такой же страстью к той, чьё отражение всего на миг некогда блеснуло в глазах Саши? Дедуля не был уверен ни в чём, однако готов поклясться, что эти двое встретились не случайно.
Но план нельзя отменить. Слишком многое поставлено на кон; большее, чем жизнь его внука. И топот сапогов Дахтрансмайтера Второго разнёсся по залу. Перед парой предстал сам Змей (к сожалению, в этот раз не в роли искусителя). Следом вынырнула ещё троица. Один у выхода из этой комната, двое - прямо позади стражей. Ещё по одному в каждом зале. Никак не убежать - руны блока телепортации испещряли стены. Никто даже не обратил на это внимание - они сливались с прочими проклятиями и благословениями. Сатана предусмотрел всё, что возможно. В этот раз для Алекс всё кончено.
- Мне жаль прерывать столь страстное прощание, но, тем не менее, я не могу позволить тебе уйти. Пока ты жива, ни я, ни мой внук не можем быть уверены в собственной жизни, - слова Дахтрансмайтера Второго в этот раз звучали сухо, без его любви (которую, разумеется, перенял Люциус) к пылким патетическим восклицаниям.
Он надеялся, что внук поймёт. Он должен понять. Страж не мог даже позволить провести парочке ночь. Кто знает, что произошло бы потом. Может быть, это освободило бы Люциуса от его пленения Александрой. Хотя, скорее, она его окончательно бы поработила. Нет, так рисковать Дедуля не мог и попытался пресечь всё, может, не слишком гуманным (впрочем, Дахочка Второй и гуманность не то что противоположные понятия - в принципе не пересекающиеся ни при каких условиях!), зато действенным способом. А если Люциус не поймёт, Кводнон с ним. Главное уже сделано...

+1

9

Заброшенный храм в Подмосковье
Больше всего Люциусу хотелось, чтобы время застыло. Чтобы стрелки часов замерли и больше никогда не двигались. Чтобы весь мир остановился навсегда, кроме них двоих. Тогда они никогда не расстанутся, а, главное, тёмному не придётся играть свою роль. Мужчина растворится в удовольствии и больше ничто не сможет опечалить его. В какой-то момент рука Люция вынырнула из белья Саши и обняла её - точно так же, как крепко та прижимала его к себе. В этом объятии было что-то детское и, пожалуй, невинное. Во мраке ты не сможешь проявить своих чувств, а если попытаешься - тебя растопчут, уничтожат. Поэтому, только разглядев свет в ребёнке, Дедуля и принялся за воспитание. Он пытался раздавить эти ростки в самом зародыше, чтоб от чувственности Внука и следа не осталось. Казалось, у него это вышло. Но эмоциональность, порой излишняя, Люциуса проявилась в другой сфере - в ненависти к Арею. О, так, как он наслаждался, истязая мечника, не наслаждался ещё никто. Дахтрансмайтер Второй считал, что таким образом его протеже удовлетворяет свои природные потребности, поскольку это приносит чисто телесное удовольствие. Даже если не так, ненависть никогда не была под запретом во мраке. Тем не менее, за ненавистью скрывалось всё то добро, что только и было в Люциусе когда-либо. Парадоксальный факт - самое хорошее пряталось в самом гадком. Вероятно, эту неудовлетворённость в ласке и понимании тёмный скрывал и от самого себя, поскольку для него самого подобная сентиментальность стала открытием. Он всегда презирал за неё Арея, а теперь поступал как какой-то подросток! Но вырываться от Алекс Люциус не стал бы ни за какие коврижки! И это тоже, наверное, вина Дедули. Тот говорил: "Не отказывай себе ни в чём, делай, что хочешь. У стража мрака не самая завидная участь, но он не ограничен никакими запретами, кроме, разумеется, тех, что наложены самим инстинктом сохранения" Люциус наплевал на инстинкт самосохранения и наслаждался так, как и говорил Дахтрансмайтер Второй.
Мужчина не знал, много ли прошло времени. Может и так. Но для Люциуса оно текло слишком скоро. Ему было мало любви, которую передавала через объятья светлая. Как маленький ребёнок, тёмный хотел больше и больше. И, когда у ребёнка пытаются отнять игрушку, он начинает истерить и плакать. Появление Дедули и последующее возникновение, будто из ниоткуда, стражей мрака, угрожающих влюблённой парочке, Люциус вначале прохлопал ресницами. Лишь речь тартарского кровопийцы вернула его к жизни. Тёмный мгновенно отошёл от Алекс так, чтобы, с одной стороны, быть готовым защитить её от любой опасности, которая могла прийти сзади или спереди, с иной - чтобы смотреть своему родственнику в глаза. Хотя Люциус был не готов к подобному развитию событий, он почти сразу подавил желание заорать, что есть мочи. Когда мозг, и без того неработающий в данном случае, отвлекли от Алекс, его "быстродействие" ускорилось.
- Невежливо не замечать родного внука, Дедуля, - мужчина подчеркнул особо последнее слово, зная, что Дахочка Второй никогда не любил, когда кто-то заострял внимание на его возрасте. - Значит, это всё была ловушка? Какой я дурак... Я посмел думать, что ты, может быть, впервые в жизни поступил не так... как ты обычно поступаешь. Хотя если и я не поступил бы иначе на твоём месте, чего ждать от тебя...
"В чём-то он прав. Светлая отключает мою способность думать", - с сожалением отметил Люциус. Тёмный быстрым взглядом окинул собравшихся по воле Дедули. Трое... Может, с ними худо-бедно он и смог справиться, но только не с Дахтрансмайтером Вторым. Что-то всегда мешало Люциусу поднять на него руку, словно в детстве последний запрограммировал во Внуке особую программу. Самолично Дедулю тёмный ни за что не порубил бы.
Итак, никоим образом защитить Алекс Люциус не мог. И тогда в дело вступила следующая мысль - как Дедуля мог позволить видеть своим "мальчикам" их ласки?! Ладно, пусть с точки зрения интима старый извращенец никогда не пользовался чувством такта и уважения как к своим партнёршам, так и к партнёршам внука. Но так рисковать?.. Наверняка, у Дедули находился какой-либо компромат на них, что и позволяло ему использовать эту братию в своих целях. Иначе и не объяснишь.
- Ты обманул меня... Жестоко. Ты думаешь, что после этого я останусь пай-мальчиком? - Люциус материализовал меч. Стражи Дахтрансмайтера Второго напряглись. Только Дедуля продолжал держаться расслабленно. - Больше ты не добьёшься от меня ничего. Я не стану исполнять твои приказы. Ты хотел видеть меня своим наследником... Трижды ха! Ты всю жизнь меня терроризировал, но это было последней каплей.
Люциус говорил тихо и вкрадчиво, но в его словах слышался гнев. Пожалуй, он звучал явнее, чем если бы мужчина повысил голос. Тёмный сам себе изумился, насколько холодна его ярость. Обычно, он выражался более экспрессивно, да и в ненависти отходчив (окромя случая с Ареем). Но что-то в Люциусе неуловимо изменилось...

+1

10

Заброшенный храм в Подмосковье
Двоих окутала запретная магия. А как ещё можно было расценивать то, что происходило между ними, хоть и длилось какие-то мгновения? Пожалуй, никогда прежде Саша не ощущала себя такой… счастливой. Или, может, просто забыла: годы земной жизни затмили проблески беззаботных детских воспоминаний.
Но даже разливающееся по её телу тёплое спокойствие от объятий, которые уж точно не могли таить в себе угрозы (любое сомнение запретную магию убивает), не могло вытеснить из сердца тревоги. И списать её смело можно было на грядущее расставание, если бы… если бы гнетущему ощущению не нашлось куда более банальное объяснение.
Тьма окружила парочку за считанные секунды, не давая возможности не то, что сбежать, а даже толком осознать произошедшее. Саша отпрянула от Люциуса и стукнулась о стенку. Ещё прежде, чем бесшумно двинувшиеся в их сторону фигуры вынырнули из своих укрытий в тени, на ней уже были доспехи. Трое тёмных стражей… но это только здесь. Интуитивное зрение доложило о ещё нескольких в соседних залах. А вот это уже было печально. Каким-то чудом девушка умудрилась не растеряться ровно настолько, чтобы успеть прикинуть исходящую от людей Дахтрансмайтера Второго опасность и отметить, что шансы выбраться из этого зала у неё всё же не нулевые. В бой она бы, разумеется, не полезла, да и не надо было это ей вовсе. А сбегать получалось и при менее благоприятных раскладах. И, пожалуй, смелые фантазии на тему побега и следовало бы немедленно воплотить в действительность, если бы не одно но.
Это самое «но» сейчас стояло неподалеку и не спешило приводить озвученную угрозу в действие. Пожалуй, здесь надо сделать небольшое отступление и порассуждать о том, что, Король Страха, конечно, мог приводить окружающих в ужас, причем, зачастую не прилагая усилий. Он даже мог сломать чужую жизнь, волю, психику. Но ни одна из его жертв не могла похвастаться чем-то большим. Никто – кроме Саши… и, вероятно, Люциуса. Девушка не знала подробностей детства тёмного и методов воспитания, которым тот подвергался, но могла бы похвастаться аналогичным по силе эффектом, который произвела на неё первая встреча с Дедулей. Фактически встреча, конечно, тогда не состоялась, но последующих за покушением впечатлений хватило для полной и весьма болезненной перестройки мировоззрения.
И теперь она вновь испытала незабываемое холодящее душу ощущение, чувствуя приближение того, кто сейчас скрывался за маской сухой деловитости. Кошмар её детства, навсегда закрепивший за собой весьма неприятный ассоциативный ряд воспоминаний о первых годах жизни на земле. Тот, кто умудрился перечеркнуть ей ослепительную возможность жить в раю… хотя бы ещё с десяток тысяч лет, чтобы затем гораздо мягче и подготовленнее вступить в полный опасностей нижний мир. Саша никогда не напрашивалась быть в рядах отличников, умудряющихся заслуживать золотые крылья, когда им едва перевалило за двадцать тысяч. Но – это всё осталось где-то в другой жизни. Теперь же её обкусанные по краям мраком крылья вызывались золотым кулоном, флегматично болтавшимся на шее под молоком бронзового украшения, а боевая флейта…
Дослушав речь Дедули, девушка скосила взгляд на эффектно распростертые на полу штаны с прикрепленной к поясу кобурой, затем на валяющуюся рядом сумочку с заготовленными на всякий пожарный кинжалами и в мыслях обозвала себя так, что у неё почернели сразу три пера. И это со скидкой на здоровую самокритику. Итак, к невероятным вариантам побега добавляется ещё толика невозможности за счет дополнительного времени на подбирание-телепортацию себе оружия. Потому что бежать через толпу тёмных без оружия невозможности добавляет ещё больше!
Саркастично угукнув своим мыслям, Саша устремила взгляд в потолок и стала по осколкам собирать душевное равновесие, попутно выдворяя панику за пределы организма дыхательными упражнениями. Эту небольшую паузу очень удачно заполнил своей речью Люциус, довольно мило обнаживший свой меч но, по факту, всё столь же виновный в разыгравшейся драме. Кто своего Дедулю должен знать, как облупленного??? С его слов блондинка (хотя сейчас благодаря волосам она продолжала напоминать то ли балующуюся с краской треш-модель, то ли окровавленную маньячку) поняла, что идея о замечательном месте встрече возникла отнюдь не в голове внучка. Напоследок оставалось лишь повиснуть на шее Люциуса и вздыхать о лживости мрака. Обманули его… о боги!
И всё-таки Саша сумела собраться и в истерику не впала. Ей и правда приходилось через многое пройти (очередное мерси в сторону коварного обманщика), однако никогда прежде её противник не был осведомлен о нескольких вещах одновременно, а именно: а) Саша светлая; б) Саша богиня; с) Сашу хрен убьешь; и также не мог застать её при следующих условиях одновременно: а) Саша одна в стрёмном тёмном месте (ну это, положим, был самый популярный вариант в её «проблемных ситуациях»); б) Саша без оружия; в) Саша окружена едва ли не десятком тёмных. И в качестве бонуса – Саша в доспехах. В секретных, Лигул их побери, доспехах Света, за которыми Мрак веками охотился, и которые она даже снять не может, ибо при вышеперечисленных обстоятельствах дефилировать в белье ей мешает хрупкая психика! Ладно, пусть психику у неё трудно назвать хрупкой, но ей самой так считать не может помешать никто!
- День добрый… - прокашлялась девушка, скромно выглядывая из-за спины Люциуса. – Я вижу, все настроены серьёзно… но давайте немного порассуждаем, - предложила она, деловито сложив пальцы рук и периодически поднося их к губам. – Вы считаете меня опасной, но так ли это? Чем именно я угрожаю? С каких пор мрак опасается своих же агентов? Быть может, вы не в курсе… но я с определенного времени работаю на Люциуса, - с кристально честными глазами поведала Сашенька. Затем негромко проговорила, переведя взгляд на удивленного «работодателя». – Шеф, ты… не мог держать это от меня в тайне. Ты не уничтожил договор – я не стала закатывать скандал, когда узнала – мы квиты, - затем ей голос снова стал вкрадчивым, а взгляд заскользил по залу, опасаясь останавливаться на определенном объекте… - Ни за что не поверю, что у вас найдётся хоть один светлый агент, работающий без зомбирования. И его утрата не может не огорчать…
Начав говорить, Саша могла не останавливаться хоть до вечера. Лишь бы Дедуля оказался сговорчивым… правда, в данную минуту от него требовались лишь немногословность и внимание. Зная, что этот палач славится своим умением добывать информацию, девушка смело предположила, что рабочий интерес возьмет верх над осторожностью. Если убедить его в том, что их отношения с Люциусом носят характер интрижки, а сама она имеет больше ценности в качестве себя самой, а не трупика… хотя как он замыслил её убить – для девушки оставалось загадкой; сильно смущало то, что зная, как её трудно убить, Дах всё же прозрачно намекал именно на лишение её жизни… что-то придумал?.. логично… логичное завершение неудавшегося покушения двухтысячелетней давности.
Угроза Люциуса тоже пришлась кстати и служила своеобразным бонусом. По мнению Саши, не таким привлекательным, как возможность заполучить её в качестве информатора, но, тем не менее…

+1

11

Заброшенный храм в Подмосковье
И всё же Дедуля несколько недооценил парочку. Та замешкалась буквально на секунду, но в следующее мгновение Люциус уже стоял с мечом наголо, готовясь защищать свою "возлюбленную". Александра тоже не стояла без дела - отпрянув от мужчины, она врезалась в стену и, хотя несколько секунд назад из одежды на ней оставалось только белое бельё, сейчас девушка облачилась в доспехи. Судя по всему, артефакт довольно сильный - подсказывало чутьё бывалого воина (хотя страж не часто выходил на поле боя, тем не менее драться приходилось нередко - в Тартаре по-другому не выживешь). Такой просто так не получишь. И стражам тьмы принадлежать он не мог - у светлых с приручением такого рода артефактов куда хуже. Доспехи достались девушке за какие-то особые заслуги? Вероятно, избранница Люция не так проста... Что ж, это многое объясняло. Последующие слова Алекс только подтвердили догадки.
Первым, впрочем, заговорила вовсе не светлая. Внучок говорил настолько очевидные и предсказуемые вещи, что Дедуля, если бы заткнул уши, мог дословно повторить их вплоть до мельчайших подробностей. Эти пустые угрозы Дахтрансмайтер Второй имел честь слышать не первый раз. Их отношения стали натянутыми не в один этот момент. Нет, они, собственно, и были такими всю жизнь. Поэтому злодей, претворяя план в жизнь, колебался не дольше пары секунд. "Мальчишка, может, и пытается выйти из игры, но по-настоящему никогда этого не хотел. Девчонка ведь не думает, что обо всём МОЁМ воспитании можно заставить забыть его за какие-то 3 недели?..", - усмехнулся интриган.
- Ну перестань, Внучок, ты знаешь и сам, что твои угрозы бессмысленны. Может, ты никогда не был таким как я и пытался стать похожим на своего прадеда (ради чего такое внимание уделял своему двуручному мечу, а не вопросам реальной власти), однако я сделал из тебя совершенство, - Дахтрансмайтер позволил себе слабую улыбку, хотя его тон по-прежнему был ледяным как айсберг. - Смерть прадеда стала для тебя настоящим ударом, я знаю, и именно она превратила ничтожество Люциуса в величие Дахтрансмайтера Четвёртого. Всё то зло, столь долго копившееся, прорвалось наружу и не скрывай, что тебе оно нравилось. Я убил слабака и сейчас, когда ты пытаешься им казаться, сам задним умишком своим понимаешь - всё это лишь ложь, фальшь, иллюзия. "Я не такой, я сильный, как того и хотел мой Дедуля!" Не прошло даже месяца с момента вашего знакомства с этой светлой девчонкой, - Дахочка предпочитал в разговоре с внуком делать вид, что Саши не существует. - Мрак нельзя убить за это время. На это требуются года, а порой столетия. Так что задай себе вопрос - хочешь ли ты остаться здесь и наслаждаться жизнью или ты действительно подумал, что между вами двумя творится нечто большее чем просто "страсть", во всяком случае, с твоей стороны.
В каких-то моментах Вампир лукавил. Он заметил, что связь между этими двумя поддерживали те существа, которые содержались внутри каждого. Стало быть, это действительно было большее чем "страсть". Однако по поводу мрака, что просто так не уничтожить, Дедуля не обманывал. Он чувствовал каждой клеточкой тела: внутри Люциуса по-прежнему есть Дахтрансмайтер Четвёртый, просто он решил взять отпуск. Прошло слишком много времени, и демон лишь ненадолго прикорнул. Сейчас главное разбудить его, чтобы уничтожить всё то, что успела натворить девчонка с его внуком.
Когда мысли тёмного коснулись Александры, он посмотрел на девушку. Его преданные стражи мрака готовы были в один миг схватить свою жертву, стоило только хозяину лишний раз взмахнуть ресницами. Но тот ничего подобного не делал, словно взвешивая неведомые "за" и "против". Саша не собиралась отдавать себя на растерзание чудовищам и принялась то ли заговаривать зубы, то ли... "Договор?" - Дедуля удивлённо посмотрел на Люциуса. Почему тот ничего ему не сказал? Забыл или предпочёл оставить это в тайне? Если последнее, то зачем? Неужели ему понадобилось для чего-то скрыть этот факт? Чего Алекс определённо добилась, так это здравой доли недоверия к собственному отпрыску.
- Ты... не говорил мне об этом... - игнорируя Алекс, вновь повернувшись к Внучку, заговорил Дахтрансмайтер Второй. - Что же это за договор такой, интересно, когда ты его заключил? Конечно, это вряд ли спасёт твою "невесту" (ты сам знаешь, КТО не позволит нам оставить её в живых), но, по крайней мере, ты удовлетворишь моё любопытство. Я думал, что у тебя нет от меня тайн... Хотя ты ведь насквозь лжив и, к тому же, вороват. - В памяти мстительного Дедули вспыхнуло похищение Люцием одного из артефактов у Лигула.
Так или иначе, но время своей гибели светлая отсрочила. Кто бы знал, как впоследствии изменят всё её слова...

+2

12

Заброшенный храм в Подмосковье
Когда доверяешь свою жизнь идиотам, будь готов, что тебе вскоре предстоит с ней расстаться. Никогда прежде Люциус не чувствовал себя настолько глупцом, и никогда прежде он никому так не сочувствовал как Алекс. "Это я подвёл тебя, девочка, я...", - страж боялся смотреть на светлую, опасаясь, что увидит в её взгляде укор или, того хуже, ненависть. Хотя, конечно, куда больше он опасался своего Дедулю. Этот на всё способен... Родного Внучка, конечно, Дахочка не будет пытать и, вероятно, даже не поднимет на него руку. Это попросту бессмысленно. А вот кто попадёт под раздачу - Алекс. Дедуля слишком долго за ней гонялся и теперь, когда поймал, так просто не убьёт... Нет, он покажет ей, что не зря носит титул Пыточных Дел Мастера.
Воображение любезно нарисовало картину обнажённой Саши, заплаканной, окровавленной, орущей со всей силы, когда этот палач растягивает её хрупкое тело на дыбе. Кровь прилила к голове Люциуса. Наверное, он сейчас бы бросился на своего родственника, а ныне заклятого недруга, если бы не страх. Как бы тёмный хотел преодолеть этот первобытный ужас, имеющий корни глубоко в его несчастливом детстве. Дахтрансмайтер Второй возвышается над Внучком с кнутом в руке. Он не бьёт отпрыска регулярно, нет. Он выжидает, заносит хлыст и, видя испуг в детских глазах десятилетнего ребёнка, останавливается. Проходит минута-две - и новый удар. Неожиданный, когда Люциус уже думал, что всё кончится. Ещё с десяток таких быстрых атак, передышка, и повтор одного и того же. "Страх ранит глубже боли", - злодей произносил это раз за разом, применяя такие скорее моральные, нежели физические пытки. Этому, как говорят, его научил Дахтрансмайтер Первый, чьим наставником, как известно, являлся сам Кводнон. Впрочем, за годы жизни при дворе Двуликого Люциус твёрдо уверовал в то, что подобную муку изобрёл именно его дражайший Дедуля. Во всяком случае, за всю свою жизнь стража более пугающего и смертоносного, чем он, тёмный не видывал.
Если Люция поразил страх, то Саша, несмотря на не менее сильную боязнь, решила поговорить со своим палачом. Как-то ей удалось понять, что тот давний договор тёмный не уничтожил. Честно говоря, о контракте тёмный забыть-забыл, так что оказался не меньше удивлён, чем Дедуля. Тем не менее, он видом этого не показал, постараясь подыграть девушке. "Может, Дедуля не станет её убивать, сочтёт, что выгоднее иметь у себя агента света? В крайнем случае, её действительно можно зомбировать...", - подумал Люциус. Но он слишком хорошо знал родственника, так что напрасно не надеялся...
- Она права. Александра может работать агентом мрака. Наша с ней связь дискредитирует не только меня, но и её в окружении коллег. Если же мы объединимся, то можем извлечь из ситуации пользу... - мужчина говорил, зная, насколько тухло и неубедительно звучат его слова сейчас. Может быть, он уже смирился с будущим Саши...
Что же - Люциус в большинстве своём оказался прав. Дахтрансмайтер Второй заговорил и, видит Бог (или кто бы там ни видел ещё на Небесах), лучше бы он молчал. Его слова абсолютно игнорировали присутствие девушки в комнате, обращённые к собственному внуку. Слова тёмного о мраке в Люции тот встретил сдержанно. Страж не строил иллюзий по своему поводу. Ему было плевать на свет, на любых других людей, стражей, магов... Единственная, чья судьба волновала мужчину - Саша. И всё же... от этого Люциуса покоробило.
Затем, после слов Алекс, Дахочка обратился к своему внуку с привычной обвиняющей интонацией в голосе. Однако содержание его речей...
- Хотя ты ведь насквозь лжив и, к тому же, вороват, - слова тяжёлым грузом упали на сердце сердобольного БПМ.
"Я-то, лживый и вороватый?? Наивное существо, которое даже смерти не смогло избежать?! Которое так нелепо дало попасться себе и... этой девчонке в ловушку, которую разглядел бы и пятилетний ребёнок???" Эти мысли дополнительно взбесили Люциуса, и он метнулся к Дедуле. Вмиг клинок стража мрака оказался в опасной близости от горла своей жертвы - Дахтрансмайтера Второго.
- Я-то, лживый и вороватый???! Я, тот, кого ты всю жизнь терроризировал, считая, что это пройдёт безнаказанно?! Я, который открывал свои сокровенные тайны, который участвовал в твоих заговорах, подкупал, убивал?! Я, который всю свою жизнь делал только то, что ТЫ ХОТЕЛ, хотя ты всегда твердил, чтобы я делал только то, что САМ ХОТЕЛ, при этом заставляя исполнять свои желания!!! Сволочь, я страж мрака, я не забываю и не прощаю, я...
Люциус захлебнулся в переполнившем его гневе. Ещё больше раздражала невозмутимость Дедули и... его стражей. Тёмный смотрел на его шею, гипнотизирующую медленным вращением сосульку, и новое воспоминание из детства захлестнуло его... Люций выронил меч и вдруг рухнул на колени. Весь гнев куда-то делся, уступив место страху. "Я ничтожество..." - эта мысль вытеснила все остальные. На мужчину разом надвинулась усталость. Он понял, как ему глубоко плевать, что будет с Алекс. Как ему глубоко плевать, свершится ли месть над Дедулей. Хотелось лишь одного - закрыть глаза и уснуть, забыть всё, что происходило сейчас с ним как ночной кошмар. Забыть об этом позоре... забыть о своей любви и своём желании.
"Но ты ведь Дахтрансмайтер Четвёртый, ты никогда не отступаешь. И если Люциус опустил руки, когда над его Прадедом оказался воздет меч... Когда воздет меч оказался над Сашей... Пробуждается он, безжалостное чудовище, готовое пожертвовать всеми окружающими, чтобы утолить ненасытную жажду крови", - шептал чей-то голос. И тёмный встал, дематериализовав меч.
- Ты победил, как всегда. Можешь забрать её. Сопротивляться бессмысленно, - нарочито безразличным тоном, отвернувшись от Дедули, произнёс мужчина.
В его голове уже мелькала задумка плана. Собственные слова о заговоре помогли сформироваться ей. В комнате стоял уже не Люциус...

+1

13

Заброшенный храм в Подмосковье
А, между тем, беседа тёмных продолжалась, словно никто светлый в неё и не пытался встрять. Само собой, Саша её слушала, возможно, даже как всегда внимательно, но анализировать не пыталась. Её мысли были заняты разработкой дальнейших переговоров, а все эти любопытные биографические подробности грозили стать для неё абсолютно неактуальными в самое ближайшее время – если, конечно, угрозы Даха имели под собой какое-то основание.
Тот, к слову сказать, обратившись к девушке вначале, ныне категорически её игнорировал, отчего той становилось не по себе. Едва ли в обратной ситуации она чувствовала бы себя комфортнее, но всё же пытаться выторговать себе жизнь и свободу несколько проще, когда на тебя хотя бы обращают внимание…
Тем не менее, слова светлой достигли ушей обоих. Дедуля оказался не в курсе заключения договора – и это придавало надежды. По крайней мере, ранее этот факт им не был учтен, а теперь вот появилась пища для размышлений. Однако его реакция ожиданий не оправдала. Услышав загадочное «КТО», Саша ясно увидела перед собой карты, на каждой из которых был изображено влиятельное лицо, способное скрываться под этим местоимением. Карты стремительно пронеслись пред её взором и… ни одна из них не осталась на рассмотрении. Чуть задержался один лишь Лигул, но Алекс с недавних пор достаточно разбиралась во взаимоотношениях этого семейства с главой канцелярии, чтобы предположить, что подобный тон в его адрес маловероятен. Возможно, речь шла всё о том же злополучном пророчестве, хоть за минувшие века Саша и привыкла думать, что беда её миновала.
Бросив размышления на эту тему, девушка с жадным вниманием стала наблюдать за действиями Люциуса. Её немного нервировала его вспыльчивость, тогда как она сама была настроена дипломатически, но, казалось, усугубить ситуацию уже ничто не в силах. Меч в его руке взметнулся к горлу Дедули – какой простой выход! – и… замер. Какое-то время Люциус стоял неподвижно. Недолго, но Саша успела вспомнить, что стражам всё же положено дышать. А затем… уже готовые сорваться с языка слова вдруг куда-то пропали, оставив приоткрывшийся было рот дополнять мимическую композицию удивления.
«Что он делает? Что он делает???» - забеспокоилась светлая, когда очередной её план диалога рухнул вместе со стражем. Мысль преподнести себя как агента мрака была не единственной, хоть и нравилась больше прочих. Но вот уже который раз разговор сворачивал не туда, и девушка ощущала себя лишней и едва ли не пустым местом. Даже её деловое предложение прозвучало лишь как дополнение к красочному выяснению отношений этих двоих. И, пожалуй, ещё можно было бы попытаться это использовать, сменив тактику и встроившись в русло беседы тёмных, если бы не последующие слова Люциуса:
- Можешь забрать её.
«Вот это поворот!» - констатировала светлая, хлопая ресницами и убирая, наконец, удивление со своего лица. Хотя, пожалуй, сейчас оно смотрелось бы на неё весьма кстати. Но нет, это чувство уступило в ней место другим… Ей наверняка показалось бы крайне занятным пронаблюдать перемены в Люциусе. Жаль только обстановка не располагала к психоанализу, а страх притуплял чувства… Медленно опустив руки (благо хоть не в переносном смысле), она не без труда оторвала печальный взгляд от Люциуса и в очередной раз оглядела не участвовавших в беседе воинов.
- Чисто для справки: ходить я сама умею, и оружия у меня нет, - быстро предупредила она, надеясь увеличить процентное соотношение случаев, когда похищения не включали в себя малоприятные попытки переломать руки и попутно облапать. Голос её звучал ещё менее бодро, однако переключаться в режим гордого молчания юных партизан девушка не спешила. Её напряженные пальцы рук подрагивали, а в голове лишний раз птицей проносились сценарии побега. Но все они были абсолютно бесполезными и лишь отвлекали, подыгрывая панике. – И я всё ещё предлагаю переосмыслить ситуацию. Всем нам это бы не помешало. Не всегда есть возможность договориться, но давайте хотя бы не будем её упускать.
Говоря всё это, девушка то и дело красноречиво косилась на Люциуса. Она не думала о его словах, как о предательстве. Возможно, как об отвлекающем маневре или слабости – в любом случае они её не устраивали. Она ощущала, как в эти стремительные мгновения её судьба решается окончательно. Что бы там ни задумал Люциус, будь у него в голове действительно какие-то мысли – шансы на счастливый конец таяли на глазах. А если он позволит «забрать её» – возможности спокойно договориться уже не представится.
Едва ли слова Люциуса всё решали – и девушка понимала это, подавив своё первое спонтанное желание начать уговаривать вместо Дедули его самого. Но его поддержка была необходимым звеном в переговорах, которым, возможно, так и не суждено было состояться…

+1

14

Заброшенный храм в Подмосковье
Жалкие потуги Люциуса выручить свою подружку, представив оставление ей жизни как наиболее выгодный вариант, Дахтрансмайтер Второй отметил презрительным фырканьем. Тот, и Дедуля это видел ясно, так как умел читать Внука как книгу, и сам не верил своим словам. "Где же твой актёрский талант? Зря я, что ли, притаскивал в Тартар Станиславского?" - думал страж мрака. В действительности ему была забавна вся сложившаяся ситуация. Люций, не стесняясь лишних свидетелей, показывал себя явно не с лучшей стороны, тряпкой и нытиком. Дахтрансмайтер Второй, твёрдо уверовавший, что все эти слабые стороны были надёжно защищены бронёй самоуверенности и надменности, едва удерживал себя в пределах холодности, иначе, сокрушаясь, он мог обнажить собственную ахиллесову пяту. "Ну дома я задам тебе трёпку, ох, Внучок ты мой дорогой, ох и перепадёт тебе", - злобно думал Дедуля, ничем не выражая внешне своего истинного отношения - всё-таки лицемерить он умел получше некоторых...
Слова Дахочки о лживости Люциуса достигли самого потрясающего эффекта. Говоря их, попросту не сдержавшись в выражениях, тёмный умудрился разбудить в своём любимом отпрыске гнев, видимо, вызванный проявлением на словах "двойных стандартов". Дахтрансмайтер Второй совсем забыл, что и сам обманул Внучка только что. Да и прежде между ними полного взаимопонимания не существовало. Светлая же, каким-то образом, сумела разом вскрыть все эти проблемы, от которых оба стража мрака прятали голову в песок словно страусы. "Эта девка, даже находясь на пороге смерти, сумела нам навредить", - скосив на девушку глаза, налитые ненавистью, подумал Дахтрансмайтер Второй.
Результат общения не заставил себя долго ждать. Люциус, испытывавший не менее сильные негативные эмоции, чем его родственничек, словно сорвался с цепи. Добежав до Дедули, он приложил к его горлу клинок. Такого Дахочка не ожидал, считая, что Внучок и пальцем его не тронет, чтобы он ни делал. Поэтому внутри у стража мрака кипела буря, хотя снаружи он казался непробиваемым льдом. "Ну погоди-погоди, ты у меня ещё за всё ответишь", - мстительно мыслил Дахтрансмайтер Второй, с радостью представляя, как он отхлестает кнутом родного внука.
Тираду Люциуса, гневную, лишённую смысла и изящества, тартарский маньяк слушал, полузевая. "Мы во мраке, тупица ты этакий, что, неужели ты думаешь, что я сюсюкаться с тобой буду??? Скотина неблагодарная, я и так тебе, читай, царство завоевал, у Лигула отнял и подарил... а ты через месяц потерял его, бездарность!", - пожалуй, гнев его не знал меры. И всё же храбрость подвела Внучка. Он выронил меч, опустился на колени и, казалось, едва не заплакал. Теперь Дахтрансмайтер Второй пытался подавить в себе презрение, что было куда сложнее. Всё, что происходило, походило на кино, которое он старался наблюдать как сторонний зритель, а не активный участник. Таким образом, можно было не показать собственных чувств к происходящему, которые понравились бы Люцию куда меньше...
С последним, в то же время, что-то происходило. Он словно задумался над чем-то, затем поднялся и произнёс:
- Ты победил, как всегда. Можешь забрать её. Сопротивляться бессмысленно.
Эти слова принесли удовлетворение Пыточных Дел Мастеру. Хотя смотреть в спину собственному внуку ему не нравилось. "Уж не измыслил против меня что-то этот прохвост", - Дедуля прищурился, но виду, что что-то подозревает, не подал. Итак, последняя преграда была устранена без жертв с чьей-либо стороны, кроме гордости Люция и уважения к нему Дахтрансмайтера Второго. Наконец, вокруг девчонки сомкнулась троица воинов и повела в сторону портала. Саша ещё пыталась как-то спасти себя, однако никто на неё должного внимания не обращал. Теперь Дедуле она была интересна менее чем жук в навозной куче.
Когда Алекс телепортировали, из комнаты, следом, исчез и Дахтрансмайтер Второй. Правда, конечная цель их путешествия различалась. Девушка должна оказаться в замковой темнице, пока тёмные не подготовятся как следует к казни. Специально для этого ими был приглашён особый гость, который, соответственно, довершит приговор... У Дахочки, тем временем, были ещё кое-какие дела, для чего он и направился в главный зал. Люциус, насколько мужчина мог судить, отправился следом. Видимо, их разговор был ещё не закончен...
>>>>>> Замок Дахтрансмайтера Второго в Румынии. Главный зал

+1

15

Заброшенный храм в Подмосковье
Тёмный не смотрел, как Сашу взяли под стражу верные своему хозяину, Дахтрансмайтеру Второму, "мальчики". Девушка пыталась сопротивляться, в тщетном стремлении снова договориться с Дьяволом. Однако Дьявол, будучи, как бы это ни прозвучало странным, Дьяволом, договариваться не хотел. Карты Алекс, какими они ни были, оказались биты. Портал отправил её прямиком в тюрьму, место, где ей придётся провести последний час (или даже несколько минут - точно сказать Люций не мог), прежде чем палач лишит её жизни. Каким образом Дедуля собирался укокошить неубиваемую недобогиньку - оставалось тайной за семью печатями. Впрочем, этот секрет блондинчику был неинтереснее, чем тот, что усердно уберегал Лигул ото всех (поговоривали - связанный с Лысой горой, да кто знает, не городят ли чушь все эти сплетники). Какая разница, как уничтожат главную противницу Апокалипсиса, если эта смерть неизбежна? Окончен их бал.
Когда Дахтрансмайтер Второй телепортировал к себе в замок, Люций ещё ненадолго помедлил. Сейчас он мог бы побежать вслед за Сашей. Внезапность нападения помогла бы похитить светлую... Но страж мрака не был склонен к скоропалительным решениям (по крайней мере, тем, которые затрагивали самый важный вопрос - выбор стороны, которая, в принципе, уже и так избрана). Поэтому он отвернулся от телепортационного круга, в котором исчезли Алекс и её охрана, и направился к Дедуле...
Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Когда мужчина появился в главном зале замка, вокруг не обнаружилось ни одного из охраны. Видимо, "мальчики" понадобились на более ответственном мероприятии по подготовке места казни и последующем патрулировании его, с целью избежания посягательств на спасение Александры. "Словно кто-то знает, кроме меня, о поимке светлой", - хихикнул Люций. Смех, впрочем, тут же застрял у него в горле. Дахочка что-то начал подозревать и теперь готовится к любым неожиданностям со стороны Внучка. Однако, зная его нрав, злодей и думать не смел, о чём помышлял его отпрыск. Пока неуверенно, сомневаясь... В то же время мысль о том, чтобы претворить задуманное, всегда посещала голову Люциуса. И даже вовсе не из мести (вернее, не только из-за неё), как мог бы подумать иной тёмный...
Дахтрансмайтер Второй обнаружился сидящим в углу стола, в одиночестве попивающий из бокала какой-то красный напиток. "Уж явно не клюквенный морс" Глядя на улыбавшегося интригана, Люций и не заметил, как его кулак сжался сам собой. Дедуля был так близок, что рукой подать. Рядом - ни одного его секьюрити. Он не ожидает нападения. Кажется, остаётся лишь материализовать клинок и... "Нет, он знает, что я никогда не посмею убить его", - вздохнул красавчик. Дахочка и в этом был прав. Да и вообще он редко ошибался, по крайней мере, в том, что касалось Внучка. Тьма внутри него ни на каплю не развеялась. И что, что он привязался к какой-то светлой? Даже у Кводнона имелись свои фавориты, кем он дорожил и кого хотел потерять меньше всего. Это ещё ничего не означало.
- Мы не договорили, - садясь рядом, сухо проговорил Люциус. - Я ещё не закончил. Ты называешь меня лживым... Что ж, это так. Я тот ещё подлец, твоими стараниями, Дедуля. У меня дурная кровь. Мой отец - тот ещё прохвост и мерзавец. Ты... про тебя я вообще промолчу. Но ты не можешь говорить, что у тебя было такое же воспитание, нет... Прадед - нет человека более честного и преданного своему Повелителю. При этом он оставался стражем мрака. Почему же ты не хотел, чтоб я был похож на него? При жизни ты отзывался о нём весьма неплохо, но вот после смерти... Я удивлён, что ты не начал прямо поносить его. Дахтрансмайтер Первый - свидетельство того, как страж мрака, обладая определённым кодексом чести, может не только выжить в этой системе, но и подняться в ней на довольно высокую карьерную ступень. Или ты скажешь, что это не так? Ты можешь сколько угодно обвинять меня в чём угодно, это не важно. Но вот говорить о нём в пренебрежительном тоне я не позволю.
Люций собирался говорить тихо и кратко, однако, поневоле, его речь оказалась длинна. К тому же, мужчина периодически повышал голос. Столь долго копившаяся ненависть потихоньку выходила наружу из своих чертогов.

+1

16

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Единственное, что могло омрачить Дедуле настроение в этот светлый день - постная физиономия его Внучка, который пытается исторгнуть из своей глотки слова, способные разозлить родственника. Попивая из кубка забористое вино из погребов в Верхнем Тартаре, злодей размышлял о птичках да бабочках, улитках и черепах - в общем обо всём, что угодно, обходящем тему того, как Люциус умудрился опозориться в храме. Нет, определённо, оставлять в живых свидетелей нельзя. Того и гляди пойдут разные слушки. И пусть в этих стражах Дедуля был уверен как в себе (как-никак имелись компрометирующие их подробности, которые всплывут при случае, если в пьяном бреду станут рассказывает всякое нежелательное), однако позволить запечатлеть в своём воспалённым хмелем разуме картину стоящего на коленях БПМ нельзя никому. "А потом люди удивляются почему я такой жестокий... Меня окружают идиоты и родной внук в их числе", - горестно думал Дахочка, уже не уверенный, что радуется.
И всё же что-то подозрительное было в поведении этого слизняка. Как-то чересчур быстро он пришёл в себя. Как бы Люций не задумал что-то. С него не убудет - и так с Ареем кучу всего начудил. А однажды так вообще совершил нечто невероятное! У Лигула умудрился украсть артефакт, которым собирался замочить ненавистного первого мечника, и в итоге протусовался у лопухоидов чуть больше 1000 лет! Нет, с Внучком надо было осторожнее действовать. Наворотит дел - даже осознать не успеешь.
Как говорится, вспомнишь дерьмо - вот и оно. Люциус замаячил на горизонте, когда Дедуля обнадёжил себя тем, что тот успокоился и за разговором не полезет. Но, видимо, сама судьба не хотела, чтобы их милая беседа заканчивалась на радостной Дахтрансмайтеру Второму ноте. "Он явно хочет вновь вогнать меня в краску", - подумал интриган, сам не зная, станет красным впоследствии от стыда или от ярости. Люций вызывал у него, впрочем, оба этих чувства.
Итак, Внучок сел рядом, явно рассчитывая на долгий продолжительный дискурс. В то же время Дедуля мигом осушил бокал до дна, встал из-за стола и приготовился слушать, что же интересного скажет ему отпрыск. Ожидание не продлилось долго. Люциус завёл старую шарманку всё о том же и всё о тех же. Опять, видите ли, ему не нравится отношение к Дахтрансмайтеру Первому! Хорошо хоть об Алекс говорить не стал, хотя, судя по тону Люциуса, едва сдерживающемуся от того, чтобы не залить уши несчастного Дедули потоком словесного поноса, недолог тот час, когда речь пойдёт и об этой девчонке. "Почему я вынужден выслушивать это, почему я не могу прервать тебя и послать ко всем Кводнонам?" - раздражённо думал Дахочка. Внешне он, впрочем, поддерживал прежнее безразличное выражение лица, хотя щёки и уши покраснели, а на лбу залегла складка.
К моменту окончания монолога Люциуса Дедуля порядочно разозлился. Как смел этот щенок поучать его?! Забыл, что ли, страх; как прятался в подвале, лишь бы его не нашли?! Как жался в угол при виде цепа Дедули?! Дахтрансмайтер Второй продолжал видеть во Внуке этого забитого маленького пацанёнка, чьи большие голубые глаза глядят на него с испугом вперемешку с отчаянием. Когда-то он поклялся себе, что не скажет правду о Прадеде никому и никогда. Тем более боготворившему его Люцию. Но тот пересёк всякие границы. И сейчас Дахочка, как никогда, готов был пересечь их сам...
- О да, мой папаша был настолько предан своему хозяину, что под старость лет предал его. Ты ненавидишь Арея за сентиментальность, однако на склоне лет твой Прадед превратился в сентиментальную шавку. Подумать только, что склонило его тогда украсть этот артефакт... - усмехнулся Дедуля, с каждым словом разжигая в своём сердце всё больший огонь. - Если не веришь, можешь пойти ко мне в спальню и взять из шкафчика его посмертный дневник. Как снять защиту ты знаешь и так. Почитай - тебе понравится, я уверен... А твоей Саше с её ненаглядным светом понравилось бы, что именно Дахтрансмайтер Первый разжёг ту гибельную для Эдема войну, последствия которой они вынуждены до сих пор разгребать. Твой Прадед был глупцом, хотя на твоём месте я бы не расстраивался. Да и я не особо огорчился - чай, не мой родной отец всё-таки. Единственное, на что надеюсь я, что не превращусь в такого же сентиментального барана как он. А то вдруг это у них всех от старости лет башню снесло.
Обычно сленгом Дахочка не пользовался, но сейчас он не разбирал тех слов, что говорил. Эта сволочь, эта паскуда Люциус заслуживает такого отношения! Пусть упьётся горькой правдой допьяна. Говорят, она убивает... Смерти Внуку тёмный не желал, а вот страдания, боли - это добро, пожалуй, пошло бы ему только на пользу. Пусть, наконец, уяснит одну простую истину - во мраке нельзя находить себе кумиров. Все они, и Арей, и Дахтрансмайтер Первый, и другие глупцы с какими-то ничтожнейшими понятиями о чести всего лишь винтики в машине. Каждый из них услужил этому огромному аппарату мрака, показав, что бывает с теми, кто забывает Законы Тартара. Хотя, конечно, несмотря на яркие примеры, молодое поколение продолжает наступать на те же грабли и делать те же ошибки. Жизнь ничему не учит. Если это подтвердится и в случае с Люцием, то, пожалуй, Дедуле придётся искать нового наследника...

+1

17

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Похоже, всё, что делал Люциус - понапрасну сотрясал воздух. Дедуля казался непрошибаемым. Похоже, он вообще не чувствовал за собой хотя бы капли вины - за то, что предал Внука и схватил Алекс, тогда как обещался не трогать, если она исчезнет из жизни того (и так бы и произошло!!!); за слова против Прадеда; в конце концов, за ложную надежду, что Дахочке не плевать на своего родича! Речь в храме дала понять это. Однако Пыточных Дел Мастер был кое в чём прав. Они - мрак. "Почему я так глуп, что всегда забываю об этом", - недоумевал Люций. Впрочем, ответ лежал на поверхности. Даже в Тартаре не мерк луч надежды. Иначе почему некоторые из тёмных вновь обращаются к свету? Видимо, тот луч надежды, которые Люциус прежде принимал за сотворённый Дедулей, бросала настольная лампа. Да и не луч надежды это вовсе был, а что-то совершенно постороннее и не менее тёмное, чем всё, на что ни ложится взор в Тартаре...
Возможно, в разговоре с Ужасом Мрака следовало осторожнее подбираться выражения. Возможно, Люциус действительно перегнул палку. Но то, что сообщил далее Дахтрансмайтер Второй, следовало хранить за семью печатями. Если бы он знал, к чему ведёт их ссора с Внучком, если бы понял, что он больше не тот паренёк, который готов сносить все причуды безумного родственничка...
Люциус и не понял, как его кулак впечатался в челюсть тартарианского маньяка, и тот, игнорируя закон земного притяжения, завис на какое-то время прямо в воздухе и свалился уже у стенки. Мужчина не чувствовал ни гнева, ни, хотя бы, слабого раздражения. Ему было до фени, почему Дедуля всё это время молчал и не рассказывал об истинных обстоятельствах гибели своего отца. Для большинства Дахтрансмайтер Первый погиб на поединке от руки Арея во время Большого Турнира. По тем или иным причинам его предательство скрыли. Для Люциуса было важно не это, а сам факт предательства. Втоптан в грязь оказался первый и последний его кумир. "Он не врёт... Он не стал бы врать мне об этом лишь назло. Но надо всё равно прочитать этот дневник", - раздумывал блондин, поднимаясь со стула. Его рассеянный взгляд мазанул по поднимавшемуся Дахочке. Тот не выглядел злым или удивлённым поступком внешне, хотя внутренне вопрошал, как Внук смог преодолеть барьер, воздвигнутый в детстве. А Люциус и не преодолевал. Он даже не задумывался о совершённом. Это произошло машинально. Тёмный страж терпеть не мог тех, кто порочит имя Прадеда. Он действовал на автомате, ударя не своего родственника, а человека, который смешал с грязью Дахтрансмайтера Первого.
- Ты обманул меня в деле с Алекс, а теперь выясняется ТАКОЕ, - Люциус усмехнулся, не глядя на Дедулю. Усмешка получилась грустной. - Сколько ещё невысказанных тайн хранит твой разум?
Страж говорил спокойно и дрожащим голосом, что отличалось от того сухого тона, каким он в прошлые минуты одарил Дахтрансмайтера Второго. Слова последнего вышибли из мужчины последние остатки крепости духа. Даже разум давал сбои. Люций перестал видеть ситуацию такой, какой она была в действительности. Пыточных Дел Мастер походил теперь на огромного двуглавого (и, соответственно, двуличного) дракона, который собрался сожрать несчастного стража мрака. "Мой заклятый враг", - рядом с замешательством пришёл и испуг. Этот коварный змей ещё утверждает, словно Дах Первый не был его отцом, ха...
Почти тут же, как разум тёмного коснулся этой фразы, Люциус вновь проиграл её в голове. "Да и я не особо огорчился - чай, не мой родной отец всё-таки" Когда-то, чтобы скрыть связи кровными узами, чета Дахтрансмайтеров заявила, что пополняет ряды своей семьи (как звучит-то!) усыновлением. Тёмный считал это ложью до этой поры. Но теперь ни в чём нельзя быть уверенным.
- Значит, ты мне врал, - взгляды Деда и Внука встретились. - Врал постоянно, ежеминутно. Ты говорил, что заявление о том, что я усыновлён, ложь, а теперь выясняется, что мы действительно не кровные родственники. Как так вышло?

+1

18

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Захотел себе Дедуля спокойного вечера, налил в кубок вина, чтобы расслабиться, перед тем, как прикончить Алекс, понимаете ли - и тут ему родной Внучок начинает промывать мозги всякой чушью, приличествующей скорее стражу света - весьма плохому и неудачливому, конечно. Да ещё и ноет при этом. Разумеется, у любого на месте Дахочки крышу сорвало! Вот и наговорил страж мрака всего, что надо и что не надо. Охладился он ровно после речи и понял, что сопляк вывел-таки его на сильные эмоции. Это помогло Дедуле успокоиться и вновь взять ситуацию в свои руки. "Может, и к лучшему, что он правду узнал. Не будет больше нервы трепать мне тем, какой хороший его Прадед, и какой плохой я вместе с Ареем", - решил Дахтрансмайтер Второй.
Однако мозги Люциуса эти слова поставили конкретно набекрень. Ну а как иначе - в здравом уме он не посмел бы поднять руку на тартарианского маньяка. Да и больше - отправить его в полёт над землёй! Удар был не так уж силён, так что Дедуля не успел насладиться удовольствием, зато почувствовал на губах неприятный вкус унижения. Приземлившись пятой точкой на пол и потирая отшибленный копчик, Дахочка размышлял о том, с каким удовольствием изнасиловал бы сейчас Александру... О, произойди это в храме, и Дахтрансмайтер Второй, скинув доспехи, разорвав лифчик, накинулся бы на неё как зверь, и, пока алого от гнева и боли красавчика держали гвардейцы, всласть отомстил бы. Тем более, что формы девчонки пришлись по душе (точнее тому, что на месте души) злодея.
Однако блондин, к вторичному удивлению Дедули, не выглядел злым или испуганным содеянным безобразием. Нет же, - он попросту находился в замешательстве. "Ещё не осознал, что сделал", - удовлетворённо подумал Дахочка. Это извиняло Люциуса и приободряло интригана. К чести последнего стоит сказать: он понимал, что перегнул палку, хотя куда больше, конечно, его заботило, почему Внучок переборщил.
Пыточных Дел Мастер, поднявшись, обнаружил, что сам Люциус не мог усидеть на стуле. Дедуля ожидал, что он собирается уходить и не думал препятствовать этому, однако у Внучка, похоже, оставался целый ворох вопросов. Это вновь раздражало. "Этому щенку мало того, что он меня ударил? Так, всё, если опять посыпятся претензии - заявлю, что лишаю его наследства!" - решил Дахтрансмайтер Второй. Разумеется, это должно быть блефом. Тёмный не мог позволить себе остаться без наследника, а, к сожалению, более достойной кандидатуры, нежели Люций, не находилось. Да, к тому же, если бы не нашлось - не член их семьи не мог встать во главе замка и, тем более, заняться вопросом освобождения Апокалипсиса.
Блондин опять вменил в вину своему престарелому родственнику обман с Сашей. На этот счёт, впрочем, тот успел подготовить подходящую речь.
- Оставим без внимания тот факт, что ты меня ударил. Ладно, я немного погорячился в отношении тебя, так что забудем. И об Алекс тоже советую забыть. Впрочем... хочешь - давай, пожалуйста, беги освобождать её, если тебе так угодно, - Дедуля сделал приглашающий жест в сторону двери, ведущей в темницы, и немного отошёл, как бы давая возможность Внуку пройти. - Только подумай о последствиях своего поступка. Ты поиграешь в героя, освободишь Александру и... этому будет миллион свидетелей. Я не могу их всех проконтролировать, кто-нибудь обязательно настучит Лигулу, а тот, в свою очередь, не преминет пожаловаться Кводнону. Не такие у нас отношения, чтоб делать горбуну подарок. Ты можешь решить бежать вместе с ней, но тогда знай, что я буду преследовать тебя. И Апокалипсис, думаю, просто так это не оставит. Единственный, кто может защитить тебя, - свет. Но ты ведь не готов идти к нему, не правда ли? Ради какой-то девчонки бросить всё, чем жил до этого... К тому же, не факт, что эдемцы приняли бы тебя. Это смотрелось бы чересчур нелепо. Не далее как месяц назад ты почти что отрубил руку Муцию, одному из их представителей, ты охотился за смертной девчонкой. Ты помыкал и другими как игрушками. Так что, я думаю, на этом вопрос будет исчерпан, ведь так?
Однако дело не оканчивалось одной светлой. Разумеется, слова Дахтрансмайтера Второго о Прадеде нуждались в более весомом комментарии нежели пудовый кулак. И грозе светлых стражей было бы куда проще, если бы Люциус не проявил ранее насилие. Впрочем, последний, чей голос стал дрожать так, словно он вот-вот заплачет, пострадал значительно больше. Конечно - его мир рушился, столько для него значил Дахочка Первый. Акцент непонимающий Люций сделал на совсем другом заявлении о том, что вся их семья - не родственники друг другу. Однако тартарианский Вампир понимал, что крылось за этими словами. "Он не только предатель... он даже не мой родственник, да?!" - читалось во взгляде Люциуса.
- Да, было бы странно стражам мрака иметь родных детей, не находишь? - буркнул, избегая взгляда отпрыска, Дахтрансмайтер Второй. - Когда-то давно основатель нашего рода действительно имел родного сына - Дахтрансмайтера Первого. Он заимел его, поскольку по его венам текла божественная кровь. Так что твой прадед - полубог, не потерявший связи с Апокалипсисом. Однако не по его силам оказалось найти злополучную карту, поэтому он и завёл себе сына. Нашёл в мире смертных мальчонку с тёмным даром, то есть меня, и усыновил по древнему обряду, которым тёмные даже в те времена практически не пользовались. С тех пор каждый находил себе понравившегося ему ребёнка и усыновлял. Тем не менее, в твоих жилах течёт моя кровь, потому что этот обряд предполагает её переливание. Надо сказать, что не всегда ребёнок после этого выживает. Часто тёмная кровь оказывается отторгнутой, что автоматически приводит к гибели. Порой эта борьба длится годами, как в твоём случае. Несмотря на дар мрака, ты долго сопротивлялся и всё же породнился. Но не думай, что это означает, что твои невесть когда сгинувшие родители - бОльшие родственники, чем я. Напротив. Узы связанных тёмной кровью крепче иных уз. Так что не беспокойся. Дахтрансмайтер Первый как был, так и остаётся твоим Прадедом, пусть и предателем.
Дедуля не был уверен, что Люциуса успокоят эти слова, но зато он старался говорить осторожнее. Только ссоры перед Владыкой не хватало... Надо было пресечь её, пусть для этого придётся пренебречь наказанием непослушного Внука.

+1

19

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Пока Дедуля вставал с пола, Люциус думал. Хаос в его голове, понемногу, сменялся порядком. Нельзя сказать, что он так быстро перестал считать Короля Страха своим врагом. Напротив, чем больше об этом мыслил Внучок, тем сильнее утверждался в этой идее. Дахтрансмайтер Второй использовал его постоянно. Да, он мог стоять горой за своего неадекватного родственника, когда тот вновь затевал войнушку с Ареем, грозившую ему гибелью, или при пикировках с Лигулом (вызванных, опять-таки, всё теми же стычками с бароном мрака), однако уж явно не из любви. Даже когда Дедуле сообщили о гибели Дахтрансмайтера Четвёртого, тот, наверняка, горевал лишь по причине пресечения их династии. Конечно - где этот старый хрыч найдёт нового наследника? Светлые сейчас опекают лопухоидов бдительнее. Мышь не проскочит, не то что фигура масштабов главного Пыточных Дел Мастера.
Наконец, седовласый встал. Он выглядел одновременно и раздражённо, и удивлённо. Лицо его, обычно лживое, эмоции на котором тщательно замаскированы, в этот раз позволяло увидеть то, что прятал глубоко внутри Дахочка Второй. Так, можно было, например, отметить, с какой тщательностью мужчина начал подбирать слова. "Знал бы - вмазал раньше", - подумал Люциус и тут же понял, в чём слукавил. Этот удар он произвёл несознательно. Нечего обманываться напрасными надеждами. Дедуля мастерски промыл мозги своему внуку - тот даже защититься бы не смог. "Всё, что я могу, это молоть языком, будто это хоть чем-то мне поможет", - Люций чувствовал своё бессилие и всё же понимал, что, хоть не может причинить Дахтрансмайтеру Второму вред напрямую, зато опосредовано - вполне способен.
Между тем слова тартарианского маньяка звучали действительно убедительно, это надо признать. Вот уж у кого ораторский талант от бога. "Точнее, от Дьявола", - поправил себя Люциус. Впрочем, всё, что говорил Пыточных Дел Мастер, у нашего красавчика находило отклик в сердце. Последний, вероятно, и сам ещё до велеречивого монолога Дедули знал то, что тот скажет, но боялся признаваться себе. Люциусу почему-то хотелось верить, что его чувства к Алекс выше всяких дурацких тёмных предрассудков; что он не может её спасти, потому что не в силах. Теперь же страж не мог не принять простого, но чудовищного факта: он не поможет светлой из-за того, что не хочет этого. Помощь предполагала бы, так или иначе, разрыв с мраком. И мрак, для Люция, был дороже, пусть и такой родной, но всё-таки одной из светлых девах.
- Ты прав, - его голос по-прежнему дрожал. - Как обычно прав. Я не готов к тем последствиям, которые последуют, если я помогу ей избежать казни. И всё же... - тут тёмный уставился в пол, в то время как его кулаки сжались. - Я не хочу, чтобы она мучилась. Чтобы ты творил с ней перед смертью что-то ужасное. Пусть она умрёт быстро и без мучений.
Люциус понимал, что это предательство, но пытался как-то в мыслях оправдать своё действие. "У меня нет выбора и, к тому же, Саша светлая и после смерти сольётся со светом. Предателя стража мрака же после гибели ждёт бесконечное мучение...", - думал он, и никто не мог ему перечить. Даже тот внутренний голос исчез, словно предоставив право страдать стражу мрака от своего выбора в одиночестве. Для кого-то это могло быть лучшим вариантом, однако не для Люциуса. Только Алекс могла бы облегчить боль, но, пардон, он только что развязал Дедуле руки в плане её убийства!
"Я мог бы с ней увидеться", - посетила блондинчика следующая мысль, наверное, самая гениальная (в кавычках, естественно) за последние сто лет. Это тёмный понял почти сразу. Он задумался над тем, что сказал бы девушке... "Привет! Не сердись на меня за то, что из-за моей глупости ты попалась в лапы Дедуле и не злись сильно на то, что я предал тебя" И Саша должна была бы ответить так: "Нет, конечно, я на тебя не сержусь, ты не мог поступить иначе! Ой, ладно, пока, то есть прощай, а то меня, кажется, уже на казнь зовут" Картинные объятья, светлая рыдает в плечико Люциуса, в то время как её от возлюбленного отрывают бесчувственные чурбаны Дедули. Занавес, аплодисменты. Нет уж, если он предал Алекс, то не будет издевательски попадаться ей на глаза. Хоть в этом пусть окажется прав...
Если, говоря о Саше, Дедуле было вовсе не зазорно смотреть в глаза Внука, то, как речь зашла об обмане длиной в жизнь, даже Дахтрансмайтер Второй не выдержал взгляда Люция. Тартарианский маньяк говорил и говорил, говорил и говорил, упоминая никому не нужные подробности. Хватило бы простой фразы: "Да, я лгал тебе. Нам нужны были наследники, мы усыновляли смертных детей с тёмным даром" Голос Дахочки действовал на нервы. Наконец, он закончил. Люциус взглянул на него исподлобья и принялся говорить, впрочем, тоже старательно подбирая слова.
- Интересно-то как... И к чему было об этом молчать столько времени? К чему лгать мне? И, кроме того, у меня ведь была дочь в лопухоидном мире, моя дочь... - теперь тёмный сомневался в этом. - У неё ведь есть магический дар, значит, она не может не быть моей дочерью... Как ты это объяснишь?

+1

20

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Дахтрансмайтер Второй никогда не испытывал особой сложности в разговоре с Внучком. Тот, по мнению злодея, простой как три копейки, сам обнажал перед другими свои слабости, выставляя их напоказ. По крайней мере, такое было где-то пару тысячелетий существования стража мрака, пока взявший над ним опеку Дедуля не отучил нерадивого отпрыска от этой привычки. Правда, перед взором своего могущественного попечителя Люциус всегда представал словно перед рентген-лучом. Что поделать - таковы издержки воспитания. Учитель всегда худший враг своего ученика - непреложный закон Мрака.
Однако сейчас что-то в Люцие странным образом изменилось. Нет, конечно, проблемы существовали и доныне, однако каким-то образом их удавалось решать. Сейчас же, похоже, Король Страха не только был далёк от их мирного разрешения - сами проблемы показали только свою внешнюю часть, не вскрывая ещё глубинной части, как айсберг. Разумеется, и вопрос с усыновлением тоже был верхушкой. "Он что-то задумал!" - удивлённо подумал седовласый, наблюдая за выражением лица блондина. Для постороннего последний мог показаться конченным нытиком и нюней. Но Дахочка знал, что всё это - лишь оболочка, скрывающая нечто большее. Голос его Внучка дрожал вовсе не от страха или от боли. То есть нет, вначале, может, Люциус и испытывал эти чувства, однако постепенно к нему приходило понимание, что ничем он, как бы ни старался показать Дедуля важность перелитой тёмной крови, с этим старым прохиндеем не связан. Стражу удалось нащупать меч, который способен перерубить путы, которыми связал его злодей.
Внешне их отношения не изменились. Всё та же ненависть со стороны Люциуса, всё то же показное презрение, которое распылял Дахтрансмайтер Второй (может, слегка смягчённое вследствие различных обстоятельств). И камнем преткновения стала светлая. "Ну конечно, она виновата в его преображении!" - понял Вампир. Знал бы он раньше, что она может так подгадить ему... "Я проиграл ей, выигрывая", - горько усмехнулся Дедуля. И вот теперь Внучок просит его не мучить девчонку, докатились... Главного тартарианского маньяка!!! И ведь Дахтрансмайтер Второй не мог отказаться, чтоб не обострять ситуацию ещё больше.
- Хорошо. Я клянусь перед мраком и светом, что не стану пытать её и что она умрёт так быстро, насколько это возможно, - молния, вечная свидетельница чужих обещаний, мелькнула за зарешечённым окном.
"Надеюсь, это его устроит и к вопросу Александры мы не вернёмся...", - понадеялся Дедуля. Нет, определённо надо было производить захват не на глазах влюблённого нашего. Там бы уж интриган сумел отбрехаться. Хватило бы поддельной записки от Алекс, что, мол, об их романе узнали в Эдеме и теперь ей придётся туда вернуться на несколько тысяч лет... Тогда бы всё, с чем имел дело Дедуля - слёзками и экспрессивными выходками разочарованного Люциуса. Наверняка, увидел бы весь спектр эмоций, на которые только тот и способен. Но жалкий Люций определённо лучше того, во что превращался его Внучок сейчас.
И вот, это самое существо, в которое трансформировался некогда послушный блондин, принялся закидывать вопросами Пыточных Дел Мастера. Стража, который не обязан никому ничего объяснять. Дожили, дожили и такого момента... И, самое главное, Дедуля не собирался прерывать зарвавшегося родственника! Напротив, как какой-нибудь нашкодивший школьник он вынужден продолжать оправдываться. "Ладно, поделом мне, надо было не утаивать от него ничего - может, не сложилась бы вообще такая ситуация", - со вздохом признал Дахочка. Теперь всё, что оставалось: найти оправдание получше и преподнести его на блюдечке с голубой каёмочке. "Знал бы ты, на что ради тебя иду", - мысленно огрызнулся тёмный.
- Я не хотел тебе лгать. И вообще, ты всегда был какой-то... не такой, как остальные, - пожал плечами Дедуля, сплюнув под ноги. - Всё носился с мечом наперевес и кричал: "Я паладин, я паладин!" Тьфу, смотреть тошно было. Да и Прадед твой говорил, что не стоит открывать ему, то есть тебе, правду сейчас. А потом как-то, после смерти Прадеда, ты изменился, наконец, в лучшую сторону, и я решил, что это вообще не важная вещь. Какая разница, кем были твои родители, если они больше 6000 лет сгнили в могиле. Ну а что до девчульки - то и тут я кое-что утаил. Я специально проверил: не могла быть она твоей кровь от крови. А то, что магический дар обнаружился - так это часто у распоследних лопухоидов бывает. Я думал, что в будущем, раз она всё равно тёмный маг, ты её удочеришь, чтобы она продолжала наше дело, поэтому и не торопился расстраивать. Вот как-то так.
Дахтрансмайтер Второй натурально почувствовал себя виноватым, и это его буквально взбесило. Но Люциусу он этого не показывал. Тот, зараза, только и делал, что молчал, всё также не садясь за стол. Не садился за стол и Дедуля. Они простояли около получаса, в полнейшей тишине. Пыточных Дел Мастер так и порывался что-то сказать, однако не мог подобрать подходящих слов. Извиниться он не мог, потребовать от Люциуса полного подчинения без оглядки - тем более. Другие варианты были лишь промежуточными. Они не решали никаких проблем.
Напряжение повисло в воздухе и разрядилось лишь тогда, когда в зал притопал один из подручных Дахтрансмайтера Второго. Прошептав на ушко боссу, что все приготовления к казни почти кончены, он тут же скрылся. Что ж, это был повод распрощаться с дорогим внуком. "Вот подумает пусть, поразмыслит над всей ситуацией - глядишь, разумные мысли начнут прокрадываться", - подумалось Дедуле. В последнем он, впрочем, не был уверен. Если что-то сильно задевало Люция - он мог в принципе никогда от этого не отойти. Яркий пример - ненависть к Арею. За 2 тысячелетия с лишком следовало уже как-то избавиться от неё и положить конец бессмысленной вражде. Ан нет - Люциус по-прежнему мстил мечнику. Хотя, после сказанного по поводу предательства Дахтрансмайтера Первого, мозги могли встать на место и позволить понять, что в произошедшем барон мрака виноват уж явно меньше других. В конце концов, он тоже был пешкой в руках Кводнона.
- Позволю себе откланяться, - Дахтрансмайтер Второй совершил деланный реверанс. - Я надеюсь, что позже мы найдём, наконец, общий язык.
После этих слов Дедуля скрылся в бесчисленных коридорах замка.
>>>>>> Эшафот

+2


Вы здесь » Мир Стражей » [Возрождение Тёмного Властелина] » Ловушка для бессмертного