Мир Стражей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Стражей » [Возрождение Тёмного Властелина] » Ловушка для бессмертного


Ловушка для бессмертного

Сообщений 21 страница 37 из 37

21

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Всё, что испытывал Люциус, можно было описать единственным словом - разочарование. В себе, в Дедуле... Страшное чувство для стража мрака. Оно предполагает некие завышенные ожидания, однако тёмные, обыкновенно, их не оправдывают. "До чего я скатился", - горестно подумал блондин, чувствуя, что скатывается в пучину уныния. Он был, одновременно, рад, что избавится, наконец, от той, что медленно вошла в его привычку, и тосковал, и чувствовал печаль от своего предательства. Единственное, что удерживало стража на плаву - холодная ненависть к Дахтрансмайтеру Второму, словно специально лишавшего его жизнь редких удовольствий. И сейчас разум Люция мучительно искал ответ, почему он должен продолжать поддерживать с этим выродком иллюзию под названием "семья".
В то, что тартарианский маньяк, вопреки обыкновению, даст клятву не пытать светлую, красавчик не сомневался. Это такая мелочь, что, пожалуй, следовало ждать от того подобного предложения вроде компенсации за нанесённый моральный вред. Однако оно не могло умалить все злодеяния, которые этот напыщенный петух совершил против своего (уже и не скажешь, что родного) внука. Начиная со лжи и заканчивая вполне реальными действиями. "Что ему мешало снова утаить от меня тайну? Он мог бы схватить и убить Сашу не на моих глазах. Он идиот, если думает, что я так просто забуду", - почему-то саможаление и ярость, направленная к Ужасу Эдема, утоляли боль как глоток прохладной воды в пустыне жажду.
Люциус принялся расхаживать по залу, рассматривая разные предметы вокруг. Его взгляд наткнулся на стеллаж с "трофеями". Брезгливо поморщив нос от запаха нафталина, блондинчик как-то мимоходом подумал, что всё здесь поменяет, и, в первую очередь, уберёт эти отрубленные головы. Раньше Бывшему Повелителю Мрака подобная ересь и в мысли прийти не могла! Пожалуй, Люций добавил бы на эту полку ещё омерзительную физиономию Арея. Но всё это раньше... Теперь, когда выяснялось, что бой был подставной и Первого Меча выбрали просто как палача, исполняющего приговор, расправа над пешкой не выглядела такой привлекательной. Вся злоба на стража, которого столь долго и упорно преследовал стойкий в своей ненависти Люциус, мигом исчезла. Арей стал не интереснее букашки. "И за что я его так долго ненавидел?.. Вот Дедуля - экземпляр достойный моего праведного возмездия", - решил тёмный, наконец, вернувшийся на своё место. Впрочем, к желанию мести примешивались и вполне прагматические мотивы. Люций всегда был марионеткой в руках более умелого манипулятора - Пыточных Дел Мастера. Теперь ему вконец осточертело это. Старый хрыч должен подвинуться, дать дорогу молодым и способным. А то, что Люциус - талантливый ученик своего учителя, он собирался доказать...
Дедуля пытался оправдываться, но даже вечно наивный Внучок не поверил ни единому его слову. "Ты просто играл в свою игру. Может, ты и готовил меня как наследника, но, как распоследний страж мрака, держишься за свою жалкую жизнь. По натуре ты перестраховщик, почему не хочешь сейчас окончательно разорвать со мной отношения. Ты просто отвратителен", - думал Люциус, в голове которого этот злодей уже не выглядел могущественным стражем. Напротив, он походил на карикатурный образ алчных визирей и советников царя из разных мультфильмов. Когда тёмный сумел осознать это, двуглавый дракон превратился в безобидную мышь. "Нет, ты никогда не посмеешь причинить мне вред. А, может быть, тебе не позволят... Апокалипсис. Именно я, а не ты, его последняя надежда. Бог тьмы найдёт способ даже из зеркала добраться до тебя, если ты посмеешь поднять на меня руку, как в детстве. Поэтому я могу делать с тобой что угодно, в то время как ты, будучи трусом по своей природе, не сможешь и пискнуть, как только поймёшь, что я нащупал твою слабую точку", - с особым упоением размышлял Люций. Угрожающий взгляд он прятал за грустными, с виду, глазами. Хотя, конечно, печаль никуда не ушла, но сейчас была отодвинута на задний план.
Слова Дедули Люциус проигнорировал, правда, фраза о том, что дочка действительно не его, задела тёмного. Не сказать что бы сильно - Дарью он почти не знал, так что привязаться не успел. Но и не тронуть они его совсем не могли. Желания комментировать у Люция не возникло. Разговор - стихия Дедули. Вот уж кто болтун из болтунов. На светлых успешно натренировался, представая то добрым, то злым, из-за чего те медленно сходили с ума, не зная, предстанет пред ними ангел или дьявол в очередной раз. Это умение убеждать скрывалось в Дахтрансмайтере Втором за ворохом извращений. Всё же последнее котировалось им куда больше милых светских бесед. А ведь направь этот дар в мирное русло - и вышел бы первостепенный интриган, который, подсуетившись, уже ТОГДА мог бы взгромоздиться на место Кводнона.
Люций думал о Дедуле и, в конце концов, с удивлением отметил, что мыслит о нём в прошедшем времени. Эти полчаса, проведённые в молчании, когда Король Страха, наверняка, думал, что его Внучок утирает слёзки, прошли продуктивно. Медленно припоминая все детали их разговора, блондинчик опять наткнулся на фразу, смутившую его, о заговорах. Тогда у тёмного была лишь намётка плана, но теперь, открыв все козыри Дахтрансмайтера Второго, Люциус осознал, что сформировал его полностью. Как-то так произошло, что после периода длительного затишья его ум, наконец, начал работать так, как надо было сначала. "Я был плохим Повелителем Мрака, надо признать. Я руководствовался только своей ненавистью ко всем и желанием переделать весь мир, не задумываясь, что для таких глобальных целей надо измениться самому. Что же - я усвоил полученный мной урок и больше не повторю своих ошибок", - подумал БПМ.
Пришлось весьма кстати, что Дахочке нужно было отлучаться. Некий посыльный, вошедший в зал, прошептал ему что-то на ушко, после чего Дедуля быстро распрощался со своим отпрыском и ушёл, стуча каблуками своих извечных сапог. "Я надеюсь, что позже мы найдём, наконец, общий язык", - ещё одна лживая фраза. "Позже" уже никогда не наступит. Люциус тут же телепортировал. Ему предстояло встретиться со своим новым заклятым врагом, чтобы низвергнуть прежнего...
>>>>> Паук и змея

+2

22

Заброшенный храм в Подмосковье
Стал кто-либо её слушать после устного предупреждения, ставшего эквивалентом поднятым рукам? Риторический вопрос. Саша даже не была уверена, что её слова отложились где-то в памяти у Второго, а то и у Четвёртого из Дахов. Никто из них более не проронил ни слова и даже головы в её сторону не повернул. Стремительно пронесся мимо шанс натворить глупостей – напоследок – и вокруг девушки сомкнулось трое стражей. Как ни странно, хватать и бить её не стали – и на том, так сказать, «спаси… и так далее». Стало быть, хотя бы её признанию поражения более-менее вняли. Теперь ей не оставалось ничего более, кроме как отправиться вслед за ними в телепортационный круг.
Мысли смешались, чувства вышли из-под контроля – но внешне девушка оставалась на удивление спокойной. Лишь печаль проглядывала на её бледном лице, печаль и растерянность. Последнее и правда было её ошибкой, очередной и, возможно, не менее роковой: какой бы ситуация не казалась безвыходной, стражница не имела правда терять голову и пускать всё на самотёк. Но всё случилось слишком быстро и, похоже, впервые по-настоящему сумело её задеть. Она ещё не поняла, как именно, но, определенно, она была не в лучшей форме, покидая храм, ставший пристанищем слуг тьмы и ловушкой для агента света. Ценного агента. Сглупившего…
Уже вступая внутрь круга и ощущая первые симптомы принудительной телепортации, девушка спиною ощутила взгляд Люциуса – последний в её жизни. Но следующие несколько мгновений стерли все ощущения, пересобрав её тело заново в ином месте.
Замок Дахтрансмайтера Второго в Румынии. Темница
Светлая сразу его узнала. Не само помещение, но замок дражайшего врага. Такую давящую энергетику скорби и безысходности трудно спутать с чем-либо ещё! Если речь не шла, разве что, о Тартаре. Обострившиеся чувства отчего-то решили, что сейчас жизненно необходимо да и самое время сообщить обо всех связанных с этим местом событиях прошлого. Видения были обрывочными и неполными, без сюжета и логических связей, но каждое было явлено столь живо, а эмоции несли столь яркие, что девушка не сдержала сдавленного стона. Тихого, но, к сожалению, услышанного неправильно его понявшими тёмными. Один из них не сдержал смеха, очевидно, осмелев в отсутствие господина, остальные ухмыльнулись – Саша спиной почувствовала. Но, к счастью, эволюционировать в гордую златокрылую не успела, так что проигнорировала чужую радость и позволила уже с куда меньшими церемониями, нежели при её сопровождении, сорвать крылья и пихнуть её внутрь темницы.
Что ж… настало время подумать. В тишине, в покое, в уютном полумраке, озаряемом лишь пламенем дальнего факела в коридоре, косыми лучами проникающего через решетку. Тёмные куда-то убрались, хотя едва ли достаточно далеко. Повторив недавний вздох, на сей раз, громче, светлая таким образом приободрилась. Голова, наконец, вновь заработала. Несмотря на отсутствие крыльев, колдовать она не разучилась, и первым делом прибегла ко всем известным ей уловкам, не гнушаясь чёрной магии, дабы обнаружить в темнице хоть малейшую брешь. Тщетно, даже не смотря на то, что едва ли пленникам оставляли их аксессуары в виде кулонов и колец – защита была во всем предусмотрительна. Саша хмыкнула. Дальше по плану она должна была осмотреть коридор и познакомиться поближе с тюремщиками, но, увы, обзор окрестностей здесь был ущербный, а злорадные ребятки куда-то сгинули. «Не мой день. Определенно».
Пришлось признать, что сбежать самостоятельно не выйдет. Рассчитывать на Люциуса, радостно размахивающего связкой ключей, или ещё какое чудо, ситуация не располагала. Тёмный её по факту предал, так и не успев завоевать… доверия? Хотя о каких ещё гранях доверия может идти речь, когда и нынешних вполне хватило, дабы поймать светлую? Не так, как ранее – а вот прям капитально, чтоб та тихонечко сползала по стенке в темнице, зачем-то массировала виски и тщетно пыталась сообразить план дальнейших действия. В кои-то веки ситуация представлялась безысходной. Артефактов нет – разве что доспехи. Но и те придется отозвать напоследок, дабы не достались мраку. О, вот, одежды даже нет. И, может, к лучшему, что её раскиданные по полу вещи никто не стал подбирать. Есть ведь такая вероятность, что не хмыри болотные, а светлые существа однажды заглянут внутрь и обнаружат их? Анисея… знала, куда направилась Саша. Накилон может связаться с ней, потом, и обнаружить... следы поражения без схватки. Только настоящие златокрылые дорого отдают свои жизни – сколько раз Саша досадовала, а сколько и усмехалась излишней жертвенности и чувствительности к их пониманию чести?
«А, быть может, в храм когда-нибудь заглянет Люциус… что такое? О нет, нет, нет… только не это! Стоп!» - девушка ощутила бегущие по щекам слезы, но всё ещё не понимала их причины. Приложил ладони к щекам, она заметила, как её руки подрагивают, да и сама она чувствовала себя довольно необычно. Растерянность вернулась, так как утрата самоконтроля была явлением столь редким, сколь и опасным. Светлая осознала, что на может остановиться, а состояние её стремительно ухудшается. Но она не сдавалась на милость истерики, а вместо этого нырнула в воспоминания. Она перенеслась в детство и ощутила покой… прекрасный и спокойный Эдем, её родина, что бы там ни говорила книга хаоса. Девушке стало подозрительно хорошо, а спустя минуту она даже ощутила, как перестала плакать. Но вместе с тем она ощущала, что не верит, не верит собственному спокойствию. Почему она не столь наивна? Почему она не может наслаждаться мечтами и воспоминаниями о самых счастливых и безмятежных годах своей жизни? Может быть, это её последние часы, но почему же она не может целиком отдаться им и встретить судьбу спокойно? Потому что она знает… знает эти уловки мрака. Неясные лица друзей стираются окончательно, а пейзаж покрывается мутной пленкой. Саша вздрогнула всем телом, вновь испытав тот ужас, что настиг её в детстве, когда она впервые едва не погибла. Схватившие её златокрылые, телепортация в мир смертных… который оказался совсем не таким… совсем не родным, чужим, холодным и полным несправедливости, зла и страданий.
«Хорошая попытка, мрак, очень хорошая», - усмехается Саша, глубоко вздыхая и отгоняя ведение. Она давно сумела побороть в себе тот первоначальный протест, детский и наивный, и ту боль, с которой пришлось смириться в новой жизни. Но открыв глаза она едва не вскрикивает, увидев в противоположном конце темницы полуразложившийся труп. Мертвяков она боялась не больше, чем собственного отражения после очередной членовредительской переделки, но этот… этот еще был жив. «Снова дурацкие видения», - догадалась она, но вид искалеченного тела вызвал в ней новое живое воспоминание.
Средние века, опустевшее поле битвы, лагерь воинов и Саша среди них. Мелкая ещё, совсем, как мальчишка, на неё никто не обращает внимания. А та, выполняя очередное поручение Ольги, натыкается на палатку с пленными. Бедняг подвергали пыткам, а затем убивали. Только не по одному, а группами, так что тем, кто не умирал от ран прежде, приходилось дожидаться своей очереди. Глупышка пробирается внутрь, и лишь с одной целью… На утро в этой части лагеря на удивление тихо, не слышны стоны и ругань. Правда, никто, кроме Ольги, не придал этому значения, а та нашла малышку и две недели дожидалась, пока та придет в себя – вобравшая по половине страданий от каждого. Запрет на магию как раз тогда был снят… но быстро водворен на место. Впрочем, подобных подвигов от Саши больше никогда не следовало.
«Я не боюсь боли, мрак», - устало закатила глаза Саша, вновь возвращаясь в темницу. Она не сомневалась, что её будут пытать, не подозревая о той клятве, которую добьется от своего деда Люциус. Но у неё была небольшая проблемка… угрожающая стать огромным проблемищем. Её чудесный самоконтроль, в который входила выдержка и все прочие подходящие по случаю качества, стремительно её покидал, а девушка не могла даже разобраться в причинах такого предательства. Видения утомляли, но с ними как раз было всё понятно – крылья отобрали, в замке царит мрак, а сама Саша – отличный проводник и отражатель, к которому местная энергетика липнет почище, чем к иному замученному светлому. С крыльями противостоять ей было бы проще, ну а с самоконтролем – совсем просто. Но сейчас… сейчас что-то явно пошло не так.

+1

23

Главный зал замка Дахтрансмайтера II в Румынии
Кто же знал, что Питера сегодня оторвут от его походов по магазинам. Парень в очередной раз решил позлить своего наставника, поэтому он прикупил особый комплект одежды и примерил его. Но во время мерки его вызвали на работу и шинигами расплатившись за покупки, прямо в таком виде телепортировался, но остальные пакеты с шмотками он закинул к себе в сумку перед этим. Одет был Питер в красную футболку, которая была ему до груди, обтягивающие джинсовые короткие шортики (они были даже короче, чем мини-юбки у большинства современных девочек) и красные туфли на высоком каблуке. Красноволосый хотел явиться в таком виде перед Натаниэлем, чтобы посмотреть на его реакцию и посмеяться от души, но видимо не судьба, придется злить и пугать других.
Жнец оказался в каком-то странном замке в Румынии, там его встретил один из стражей мрака и сказал, чтобы менагер прошел в комнату для гостей и ждал.
- Что за мужчины пошли ей богу, боитесь видимо, - с громким смехом сказал "актриса" младший менагер некроотдела. Страж, который его сопровождал, ничего не сказал, даже в лице никак не изменился, по крайне мере внешне. Питер присел на диванчик в комнате и терпеливо ждал, когда ему что-нибудь уже скажут по поводу его задания.
Через пару часов пришел тот же самый страж мрака и сказал, что жнец должен пройти на эшафот.
- Ну наконец-то, а то скучно уже становится ей богу, - с недовольными нотками в голосе сказал Джек Потрошитель и отправился за своим сопровождающим, по дороге не прекращая вилять бедрами, стуча каблуками по полу.
---------------Эшафот

+1

24

Эшафот
Время для всех разговоров было кончено. Дни, отпущенные светлой милосердной судьбой, скоропалительно истекали. Дахтрансмайтер Второй не мог этому не радоваться - на его пристрастный взгляд, Алекс и так слишком долго задержалась на этом свете. Но ничего, очень скоро такая досадная ошибка вселенной, как её рождение, окажется исправленной! Ох и обрадуется Апокалипсис этому... Хотя, конечно, куда больше его осчастливил бы факт сбора всей карты, однако кто ж виноват, что возвернулся Двуликий, а третий клочок как-то не сумел найтись...
Всё же то, что Владыка (и в данном случае речь шла вовсе не о Кводноне) почти перестал связываться с именитой четой через Внучка, не мог не настораживать Дедулю. После своего воскрешения Люциус словно потерял нечто важное, прежде соединявшее его с богом Тьмы. Нет, полностью цепи уз не были разрублены. Иначе как объяснить наваждения, которые, по заявлениям блондина, периодически накатывали на него, показывая одинокую смертоносную сущность, заключённую на острове в зеркале? Это доказывало о прежнем наличии долга у Дахтрансмайтеров, не разрешив который они не обретут полную свободу, пусть эта свобода и приведёт к уничтожению прежнего мира. "В новом мы станем полноценными хозяевами, и никакие воскрешения Кводнона не смогут этому воспрепятствовать", - подумалось злодею. В конце концов, Дедулю вовсе не устраивал расклад, предлагаемый новоявленным (хотя скорее старым) Повелителем Мрака. У интригана имелся и грешок за спиной. К счастью, о том грешке уж никто не знает... Если, конечно, не имелся какой-нибудь случайный свидетель. "Но Кводнон сам меня вынудил - после низвержения отца он пытался найти повод и турнуть меня с насиженного места, но я держался... держался почти девятьсот лет...", - всегда таким образом оправдывал свой поступок Дах Второй. К предателям он имел отрицательное отношение, потому записываться в эту категорию совершенно не желал.
Прибыв на место, Дедуля намётанным взглядом прошёлся по недостаткам, которые мешали ему без стыда представить казнимым ту локацию, где должна была завершиться их жизнь. Прогнивший пол возвышения заменили на новый; зал, наконец, догадались расширить пятым измерением, потолок приукрасить иллюзией звёздного неба - всё, чтобы он был похож на открытую площадку; отремонтировали плаху и привели в презентабельный вид свободное пространство вокруг неё; наконец, к гильотине приделали бантик, чтобы сам процесс казни выглядел несколько гуманнее. Красота просто! Слуги Дедули выполнили в точности данное им требование - усовершенствовать таким образом эшафот, чтоб на нём не стыдно было умирать и более - чтобы этого хотелось! Дахочка промокнул выступившую слезинку краешком платочка - такую прелесть жаль отдавать несносной девчонке. С другой стороны, Саша являлась личным врагом семейства и едва не переспала с Люциусом. Это и решило дело. Дахтрансмайтер отдал приказ доставить сюда девчонку, однако не спешить, провести экскурсию по камерам, в которых содержались пленные, пыточным, дабы показать гуманность Дедули, который мог бы протаскать её по всем застенкам гестапо. "Девчонка должна понять, что после такого она сама запросила бы о смерти... так что я дарую ей лёгкую гибель, как и обещал внучку, - она ничего не успеет почувствовать..." - честно говоря, Ужасу Тартара не совсем нравилось подобное человеколюбие, но что уж поделаешь... Слова, данные Люциусу, обратно не возьмёшь. В мире магов и стражей не существует пустословов...
Не успел гонец добраться до Алекс, как прибыло другое лицо, за которым Дедуля также отправлял курьера. Некий Питер Сатклифф, жнец, от удара которого не спастись даже богу. Прибыл он в весьма интересном наряде - футболке и шортах для карликов. Девичьи туфли на высоких каблуках - единственное, что подходило менагёру по размеру. К слову о поле, будучи существом мужском пола, этот сумасшедший всё стремился закосить под женщину. Однако Дахтрансмайтер немало перевидал гей-баров (и не спрашивайте, что он там делал... чай пил да Байрона нараспев читал!), где, в частности, встречал и транссексуалов, переодетых под девушек взрослых парней, так что это его не слишком удивило. Так что Дедуля удержался от румянца стыда и даже сумел изобразить подходящую по случаю улыбку. С жнецами лучше не ссориться, особенно если от них что-то требуется.
- Как я рад, что частица прекрасного сумела посетить мой скромный склеп, - приветственно улыбаясь, протянул свою руку Дахочка.

+2

25

Замок Дахтрансмайтера Второго в Румынии. Темница
При мысли о том, что её кто-то может сейчас видеть, становилось непривычно противно. Саше всегда, а тем более после спуска в земной мир, было до лампочки отношение к ней окружающих. Может, это и звучало не по светлому, но на деле прекрасно убивало всякую гордыню. Стражница не рассчитывала на похвалу в свой адрес, но всё же, видимо, где-то в душе надеялась, что такой её жизнь будет не всегда. Что когда-нибудь потом она ещё сумеет измениться, доучиться на тысячелетних эдемских курсах и, в конце концов, принести какую-то ощутимую пользу. Зная свои недостатки, она также осознавала и свой потенциал. И сейчас, хоть ситуация и до боли напоминала многие другие передряги, уже ставшие её прошлым, она отчего-то ясно ощутила, что реализовать его так и не удастся.
Это понимание было неприятным, но терпимым. В конце концов, и ранее Саше приходилось учитывать возможность неудачи и даже своей смерти. И, быть может, при несколько иных обстоятельствах она могла бы гораздо смиреннее воспринять свою участь. Но, увы – именно таких глупых причин для собственной смерти девушка и предположить не могла. Она ведь знала о своих «проблемах с доверием», так почему же в очередной раз не послушала интуицию? Ту самую, что предвещала беду ровно с того момента, как девушка получила роковую смс…
Скорее всего, прошло всего несколько минут. Но и это было слишком долгим сроком для такой простой разгадки: неловкий и напуганный Люциус. Таким девушка видела его впервые. Даже будучи лишенным тела Дахтрансмайтер Четвёртый держался более чем по-хозяйски. Да и в дальнейшем он, открываясь с каких-то новых сторон, всё же сохранял некий ореол силы. «Подружившись» с ним, Алекс почти забыла о внешней опасности. И, как оказалось – опрометчиво. И вспоминать следовало даже не о каких-то там левых тёмных, тех же потенциально опасных гвардейцев (знала бы она, что где-то в параллельной вселенной…), а, в первую очередь, о ближайшем же родственнике тёмного. Саша, конечно, помнить-то о нём помнила (как такое, гм, забудешь?), но Люциус сумел-таки вселить в неё ощущение защищенности от своего самого главного врага. И тот этим прекрасно воспользовался! Ох, рано молодые дедушку со счетов списали, рано.
Винить Люциуса можно было сколько угодно, причем по самым разнообразным пунктам начиная с того, что тот сам как-то подзабыл семейное пророчество, повелевающее прикончить светлую, и заканчивая, очевидно, спорной претензией по поводу того, что он не успел как следует привязаться к девушке и «сделать правильный выбор». Судя по ощущениям, выводило из себя Сашу почему-то именно самое притянутое за уши, хоть она и стойко не решалась себе в этом признаться до сих пор. Но такая претензия была наивной хотя бы потому, что сама светлая и не пыталась, действительно не пыталась как-то особенно «запасть в душу». Флирт и игры с романтическим окрасом на деле были не более чем подражанием манерам самого Люциуса. Совсем уж отрицать попытки манипулирования Саша не могла, но и претендовать на соответствующий результат тоже. Так что злость, судя по всему, просачивалась в душу с другого бока…
В голове неумолимо чаще стали всплывать недавние образы, вытеснившие старинные воспоминания заодно с видениями. Девушка осознавала, что должна сопротивляться чёрным мыслям, но не могла их отогнать. Однако она не сдалась на милость грусти. «Сейчас я сосчитаю до пяти – и приду в себя», - мысленно сообщила она сама себе, обнимая колени руками. «Один – обида». Ей и правда было обидно отпускать тёмного, в котором она видела свет. Конечно, дело было не только в этом, так как в каждом, кроме тартарианцев, свет, так или иначе, был. Но для более детальных самокопаний понадобилось бы явно больше часов тюремного одиночества, нежели было в распоряжении девушки…
Где-то в коридоре раздались деловитые шаги нескольких пар ног. «Два - печаль».

+1

26

Эшафот
Появление хозяина замка весьма подняло настроение Питера. Этот мужчина был сам по себе вполне ничего, хоть и очень старый по меркам опять же Питера. Однако Сатклифф не был наивным и прекрасно знал, что стражи мрака хоть и сексуальные, но очень коварные существа, поэтому он не терял бдительности, но кто мешает ему разыграть свой спектакль и потом завершить его до конца, ведь надо еще будет Натаниэля позлить своим видом.
- А вы тот самый Дахтрансмайтер Второй? Слышал я о вас, даже иногда убирался за вами. Жаль не все вы темные такие же сексапильные, хотя был тут один, но я его убил. Он охотился за мной, когда мы с Анжеликой убивали проституток. Такой горячий парень с грубыми руками и голосом. Я ожидал ласк, а он чуть не повредил мое личико своими кулаками, бяка какая, - тоном побитой собаки проговорил жнец и одарил Даха своей акульей улыбкой. Психопат принялся подходить к хозяину замка, повиливая бедрами и стуча каблуками своих туфель. Когда он подошел к нему, парень пожал руку стражу мрака он пожал и ощутил их некоторую грубость.
- Аххх!! Ваши руки тоже такие грубые!! Обожаю грубые мужские руки, ведь говорят, что от таких рук ласки доводят до оргазма! - С нотками удовольствия прокричал красноволосый жнец и принялся стонать как будто испытывает оргазм.
- Эх, выдохлись ваши стражи, без обид. Никакой сексуальности, они даже не брутальны. Ведь тут такая сексуальная леди, а вы даже не реагируете. Ладно, хоть Натаниэльчку позлю своим прикидом. Этот противный бюрократ отобрал мою косу смерти и вручил мне какие-то ножницы ей богу, - проворчал Сатклифф и принялся томно вздыхать, ходя вокруг Даха и все также повиливая бедрами.
- Ну да не важно. Зачем вызывали меня, алую бестию департамента? - Уже нормальным голосом спросил жнец, поправляя оправу своих красных очков.

+1

27

Замок Дахтрансмайтера Второго в Румынии. Темница
Визит стражи – а звуки говорили именно о приближении троих неспешных мужчин в доспехах – оказался нежданным. Девушка уж было подумала, что раз её отправили в темницу, то расправа откладывается на срок достаточный, чтобы вдоволь настрадаться одиночеством. Стражница могла бы с большей пользой скоротать выдавшийся досуг, если б не проникшие в душу чёрные мысли. Это было для неё чем-то вроде нового уровня сложности, и справлялась она пока так себе. А ведь ещё до босса не дошла.
Один из стражей отпер решетку и замер в ожидании, должно быть, привыкший в послушности, проявившейся ранее в храме. Однако девушка не выходила и даже головы не подняла, продолжив сидеть, обхватив колени. Её вид был просто жалким. Особенно если учесть то, что доспехи исчезли. Она и сама не помнила, чтобы отзывала их, но по большому счету это лишь избавило её от одной проблемы.
Когда страж, не выдержав, подошел к ней, светлая воспользовалась последним шансом за себя постоять. Вскочив, она молниеносно схватила беспечно свисающий дарх и дернула его в сторону, отправив в полет по направлению к остальным охранникам. Те замешкались на какие-то секунды, инстинктивно подавшись в стороны и позволив сосульке упасть между ними и разбиться. Под прощальный треск разбитого дарха девушка выскакивает в образовавшуюся брешь и отталкивает одного из стражей. Если повезет, она отберет у него оружие. Второй оставшийся страж загораживает один из путей к бегству, но остается другой. А дальше, за ближайшим поворотом вдруг вырастают ещё стражи. Может даже один, зато эффект неожиданности уже на его стороне…
Саша вздохнула, подняв, наконец, глаза на первого вошедшего стража. Его дарх и правда болтался совсем на виду безо всякой защиты. Но при этом его грани как-то нехорошо поблескивали, отчего светлой вдруг подумалось, что она не учла ту боль, с которой ей пришлось бы столкнуться. Она, конечно, могла в силу своей природы касаться дархов безболезненно, но, видимо, всё же не с такими намерениями. Эти сосульки способны за себя постоять.
- О, обслуживание номеров, - внезапно проговорила она мертвенно-спокойным голосом, продолжая разглядывать дарх. – У вас пледика не найдется? Тут прохладно.
Пледика не нашлось. Как и терпения, такта, заботы о постояльцах и джентельменского отношения к дамам. Полураздетым дамам, что следует подчеркнуть, из чего Сашей тот час был сделан вывод о плачевном положении местной охраны. Её мысли немедленно были прочитаны и оценены. И вообще как-то не сложилось у неё со стражей. Но всему виной наверняка был хозяин замка, страх перед которым был больше желания пообщаться с симпатичной девушкой.
Пыточные, темницы, коридоры
Дальнейшие события вполне укладывались в ранее объявленную светлой «Печаль». Её схватили, и началась самая отвратительная экскурсия в её жизни. Причем не столько из-за местных достопримечательностей, более-менее угаданных богатым воображением девушки (хотя пару психологических травм в качестве сувениров она себе оставила), сколько из-за скотского к ней отношения. Тёмные пытались напугать и унизить её, особенно один вредный тип, который мог бы сегодня лишиться дарха. Когда же пленница не пожелала пугаться пыточных, он даже попытался разыграть, что её собираются пытать прямо здесь и сейчас. Но именно его лживые слова и открыли девушке странную правду – её не тронут. Это в очередной раз выбило её из колеи, но радости она не испытала. Особенно от правдивости фразы, что умереть ей придется именно здесь. «Три: сомнения».
Экскурсия завершилась столь же внезапно, сколь и началась. Плутая по коридорам в сопровождении грубой, но не вселяющей должного ужаса охраны, Саша обратила внимания, что убранства прибавилось. А затем они вошли в зал…
Эшафот
Открывшееся Саше зрелище захватило дух. Который раз хотелось заявить «вот это поворот!» за сегодня? Мельком оценив обстановку и обнаружив присутствие Даха, Саша уставилась на Питера, ранее знакомого ей в русском отделе света.
Скрестив руки на груди и, таким образом, делая свой вид менее вызывающим (хотя жнеца одним бельем переплюнуть было непросто), она думала. Думала о том, что её убьют. Её убьют маникюрными ножницами позора. «Четыре: страх».
По правде сказать, у девушки ноги подкашивались. Она сообразила, что выбор на алого жнеца пал неслучайно. Но, несмотря ни на что, она была почти благодарна за это. Внезапно страх стало заглушать совсем иное чувство. Оно прорывалось робко, сперва чуть тронув её щеку, немного погодя заставив кашлянуть и, наконец, сложиться пополам в беззвучном смехе. Чем-то похожим на приступ кашля.
- Простите, - она не могла позволить себе истерить дольше трех секунд, - сырое помещение, сквозняк… кхм.
Очень хотелось напомнить про плед, но язык онемел. Хотя когда ещё ей представиться возможность что-либо ляпнуть?..

+1

28

Эшафот
Да, жнец Дахочке попался... ну, говоря мягко, своеобразный. Проблема состояла вовсе не в том, сколько тараторил этот экземпляр в красных одеждах. К болтунам Дедуля привык и даже молчунам умел развязывать язык - как-никак, в этом и состояла его работёнка. Куда хуже, конечно, что говорил этот "прекрасный человек". Впрочем, понять это стражу мраку также было несколько непросто, как и положительно оценить содержимое речи младшего менагёра Некроотдела. Всё, что сумел разобрать из скороговористого монолога травести бывалый извращенец, - некоторые его сексуальные фантазии, попытки то ли подольститься, то ли смутить, то ли ещё нечто третье. В любом случае на все эти эстетства явно метящего на театральные подмостки актёра, мужчина реагировал довольно снисходительно. Такие, как этот Питер Сатклифф, любят яркую реакцию по отношению к себе, вне зависимости от её окраски. Полей сейчас Дахтрансмайтер Второй внешний вид этого, несомненно, самого экстравагантного из жнецов смерти юноши дерьмом - и это, наверное, устроило бы того. Потому седовласый страж продолжал обольстительно улыбаться, кивая, соглашаясь со словами Сатклиффа и дискутируя на тему "брутальности" и "сексуальности" нынешних тёмных.
- Зачем вызывали меня, алую бестию департамента? - наконец, додумалась задать вопрос смерть и, тем самым, дать возможность ввернуть хоть что-то конструктивное в разговор своему собеседнику.
- Я ждал этого вопроса, - спокойно признался Дахочка и бережно взял за руку Питера. - Обычно, когда вызывают смерть, положено кого-то убивать. И сегодня, если вы, моя разлюбезная частица прекрасного, взглянете в блокнот, увидите разнарядку на одну давно досаждающую мне проблему. Когда волки повадятся к овцам, хозяин этих овец убивает её. Но что делать, если овца примерила на себя шкуру волка, чтобы убить их? Всем известно, что волки санитары леса и подобная глупость непростительна. Эта особа посмела совершить такую смелость, за что и должна поплатиться. Она притворялась одной из нас; в то же время делала это не ради забавы. Она просто... шпионка света, - Дедуля сильнее сжал длань жнеца. - Но я, тот, кого называют Ужасом Тартара, умею быть милосерден. Если вы мне поможете, то она не успеет пережить все муки агонии, умрёт быстро и почти безболезненно. Именно поэтому я и пригласил вас сюда. Ваш удар будет последним; он довершит жизнь этой несчастной и, в то же время, двуличной девушки.
Услышать ответ Питера Дедуля не успел. На место казни ввели главную "виновницу торжества". Она не шибко много времени провела в дахочкиных застенках, однако её облик уже был далёк от цветущего, того, с которым она едва не возлежала с Внучком. Однако и это не помешало попускать слюнки Дедуле, глядя на полуголую девицу. "Чёртова клятва... Если бы не она, в последний час жизни этой дурёхи я бы отменно повеселился", - вздохнул интриган.
- Простите, сырое помещение, сквозняк… кхм, - принялась бормотать девушка что-то неразборчивое.
Но Дахтрансмайтер, смерив Сашу презрительным взглядом, перестал обращать на неё какое-либо внимание. Теперь эта девица почти что забота одного Питера. Если тот, конечно, согласится принять на себя такой груз ответственности. Впрочем, разнарядка (запись карандашиком для имеющего обширные связи Дедули сделать не оказалось сложной штукой); трепетное отношение к жнецу; а, главное, отсутствие весомых причин не убивать светлую перевешивали все возможные минусы.
- Вот, кстати, и есть та овца. Зовут Александрой. Хотя кому какое дело, какое там у неё имя, - махнул свободной от ладони младшего менагёра рукой Дахочка. - Я думаю, не стоит откладывать её смерть в долгий ящик, не правда ли? Лучше убить сразу, чем мучить долгим ожиданием.

+1

29

Эшафот
Как было приятно разыгрывать очередной спектакль перед стражами мрака. Честно говоря, эти слуги тьмы для него были слишком скучны. Сейчас они не предавались похоти и кровожадности, а раньше они были не такими уж и скучными, но что поделать, время меняет абсолютно все на свете, даже стражей и некоторых жнецов. Питер прекрасно заметил, что Дах второй его даже не слушает, чертов старикан! Как же Сатклиффу сейчас хотелось взять и распилить этого стража на кусочки, чтобы он хоть что-то сказал дельное, так нет же, стоит и улыбается как тупой оловянный солдатик, но в этой мнимой маски спокойствия были и свои плюсы. Это еще сильнее заводило актрису департамента, ему хотелось все сильнее провоцировать владельца этого шикарного замка. Внезапно Дахнтрасмайтер взял его за руку и принялся что-то там болтать об овцах, мужчина даже не слушал его, пока страж не сжал его ладонь. Было не больно, но не почувствовать такое невозможно, даже сверхсильному существу вроде жнецов. Внезапно сюда пришла довольно неожиданная для жнеца гостья, а именно Алексндра. Страж света, которую Джек Потрошитель считает своей подругой, та, которая выслушивала его нытье и помогала морально, она даже ради него пыталась узнать судьбу эйдоса Анжелики. Неужели её придется убить? Тут моральное противоречие. С одной стороны работа и желание избавится от маникюрных ножниц, но с другой стороны жизнь подруги, которая сильно напоминает ему его любимую, но которая не чокнутая убийца проституток, а скорее Александра олицетворяет для Сатклиффа самые нежные стороны Джонсон.
- Что? Убить её? С какой этой радости? - Внезапно возмутился красноволосый кровожадный психопат. Затем он материализовал черную книгу и открыв её, заметил запись карандашом. Жнец лишь фыркнул, затем он закрыл книгу и заставил её исчезнуть.
- Её еще можно спасти. Я терпеть не могу записи карандашом. Может быть, я даже правила нарушу, чтобы Натаниэль пришел сюда и трахнул меня как следует!! Может быть, мой наставник придет сюда, если я буду нарушать правила. А то этот бюрократ не обращает на меня внимание, а вы темные даже боитесь до меня домогаться. Что за времена нынче пошли, - с ворчанием проговорил красноволосый менагер некроотдела.

0

30

Эшафот
Ситуация из просто ужасной бодро превращалась в безумно ужасную. И Саша не была уверена, чьими стараниями в большей степени: устроившего весь этот спектакль Даха или приглашенной им звезды – Питера. Всё, что она успела понять за несколько секунд воцарившегося молчания при её появлении, укладывалось лишь в одно, но зато очень логичное и простое объяснение: мраку неугоден «посветлевший» жнец, как бы он при этом не «разбавлял» алым росчерком имидж новых работодателей. И потому Даху не составило труда проникнуть в некроотдел и подкинуть им замечательную идею как быстро и безболезненно – для них самих – возвратить блудного сына. И ведь свет даже возразить не сможет – если вообще когда-нибудь узнает о судьбе своего и без того неоднократно погибавшего товарища – формально крылья уже не принадлежат Саше. А пытаться настаивать, что она не простая светлая – всё равно что признать в ней секретного агента. Короче говоря – безысходность.
Но не в голове у Саши. Её мозг, до того несколько увлекшийся рефлексией, ныне заработал в ускоренном режиме. Слова Даха лишь подтвердили её ранние странные догадки и, хоть и не являли собой стопроцентную гарантию, - вселяли смутную надежду. А вот поведение Питера уже придало ей чуть больше уверенности: он узнал её. Непонятно только, догадался ли о последствиях, которые сулит ему исполнение просьбы Дахочки.
- Питер, не слушай его, он не может меня убить! Даже пытать не может! Запись наверняка подделка! А если ты нападешь на меня – то лишишься поддержки света, - протараторила она и сама хлопнула себе по губам. До неё вдруг дошло, что запись не единственный козырь Дедули. Он наверняка узнал и о ножницах – или, во всяком случае, был осведомлен о них минуту назад из речи жнеца. А ведь в качестве бонуса за убийство неугодной светлой наверняка могут и нормальную косу вернуть, по которой тот так скучал всё это время. Неплохой бонус, но не факт, что единственный. Саша неплохо поладила с Питером, но никогда не была уверена, что ему по-настоящему хорошо среди светлых. Возможно, желание чаще видеться с любимым тёмным начальством перевешивает уютную и слишком дружелюбную обстановку светлой резиденции.
Но, в конце концов, надежда не была ею потеряна. Если она угадала с собственной неприкосновенностью и хорошем отношением Питера – возникала даже призрачная возможность «быть спасенной». Однако хоть её размышления и продлились какие-то секунды, инициативу в разговоре она потерять успела.

Отредактировано Александра (2014-03-21 13:53:58)

+1

31

Эшафот
Должно быть, когда Дедуля решил использовать для своих целей "милого" Питера, он был пьян. Разумеется, чтобы напоить стражей мрака требовалось что-то особо забористое и в огромных количествах, но иного разумного объяснения просто не имелось! Этот дебил, воображающий себя девкой, смел дерзить, возмущаться и даже ослушиваться прямого приказа!!! Для кого тогда, понимаете ли, предназначалась эта запись карандашом?! Ну и что, что она поддельная. Этот-то алый утырок об этом знать не может, а, значит, ему следовало согласиться и быстрее кончить Александру. Уж в награде Дахочка не стал бы скряжиться - расплатился бы всем, чего захотел бы несносный жнец. Хоть натурой, хоть складом медовухи, если Сатклифф приходится каким-то боком родственником Мамзелькиной и эта страсть передаётся генным путём.
Вместо этого Питер, не поверив, видимо, вначале в сказанное, принялся копошиться и материализовал свою книгу. Даже после этого, впрочем, он не приступил к исполнению задуманного, чем ещё больше разозлил нервного Дедулю. Стража мрака можно было понять... Тут, понимаешь, настраиваешься на осуществление коварных замыслов, готовишь для этого подходящую речь, а главное действующее лицо отказывается участвовать! Напрасно он, что ли, лобызал руку этого менагёра мрака? Напрасно любезничал? Нет, план должен идти по сценарию! Но и продолжать играть, не притворяясь, тёмный не мог. Гнев переполнял его. Однако, как уже неоднократно говорилось, Дахтрансмайтер Второй был прирождённым актёром, так что продолжал расплываться в дружелюбной улыбке.
Итак, этот болезный питал нездоровую страсть к своему шефу, Натаниэлю. "Всегда хорошо, когда смерти мимоходом сообщают о своих слабостях", - задумался тёмный, оценивая степень бредовости фразы вне контекста. Определённо, её следовало занести в реестр крылатых. Кроме того, определённо Питер и эта светлая были знакомы. Это Дахочка, дока по всем подобным делам, понял достаточно ясно.
С появлением светлой мужчина убедился, насколько оказался прав. Своим верещанием та сразу дала понять наличие этого экстравагантного знакомства. Более того, она пробормотала что-то о поддержке света. Конечно, этот Сатклифф работал на другую организацию. Когда некоторое время назад Дедуля узнал об этом (а он, разумеется, наводил прежде справки на жнеца), то никак не мог понять, как это извращённое создание допустил до себя глава резиденции. После всего узнанного Дахочка не сумел представить худшего компромата на свет, чем имелся.
Но размышления были отставлены в сторону. После слов девчонки гнев стража мрака уже не стало возможным ничем остановить. Его лицо перекосилось, а в руке оказался материализованный цеп. Хорошенько раскрутив смертоносное орудие, тёмный нанёс всего один жёсткий удар, метя в грудь Алекс, и та отлетела на несколько метров как футбольный мячик. После этого стало чуть легче дышать, однако улыбка исчезла с рожи Дедули.
- Я могу убивать тебя столько, сколько захочу. Так что не смей вякать без моего разрешения, - Дах буквально кипел, отчего вокруг всем становилось жарко. Будто потеряв интерес к Саше, он повернулся к Питеру: - Если ты хочешь ещё хоть раз увидеть Натаниэля, ты убьёшь эту девку. Если ты этого не сделаешь, никогда, слышишь, НИКОГДА он не появится более в твоей жизни! Стоит мне сделать всего один вызов... В то же время я великодушен. И если мне понравится твоя работа, я самолично организую вам с Натаниэлем один романтический вечер, или то, что ты сам хотел бы с ним провести.

+1

32

Эшафот
Честно говоря, эта ситуация дико бесило младшего менагера некроотдела. Ему очень хотелось поскорее освободиться от этого случая и уйти по своим делам дальше, но что поделать, пока судьба Саши не решиться окончательно, Питер не имеет право сейчас взять и уйти, даже если запись была сделана карандашом, поэтому приходиться быть в такой ситуации неопределенности. С одной стороны убивать её нельзя, ведь её судьба еще не решилась окончательно, но с другой стороны игнорировать подобное в списках это не для жнецов.
- Саша блин эта вся ситуация не может оставлять меня безучастным. Я не имею право игнорировать такие вызовы, уж извини, я не знаю, что с тобой делать на данный момент сейчас, - с нотками сожаления проговорил Сатклифф. Нет, он не думал убивать Сашу на все сто процентов, он просто старался тянуть время, чтобы что-то придумать. Из Питера вышел очень плохой бюрократ, он больше человек действия, безумный ураган департамента, алая бестия менагеров некроотдела. О да, таким был Джек Потрошитель. Угрозы дедана только заставили Питера улыбнуться во все тридцать два акульих зуба.
- И как ты собирался бы это сделать? Мне просто любопытно. Я не знаю, как ты заставишь Натаниэля вообще ко мне не подходить. Ведь он мой учитель, мой наставник и начальник по совместительству. А насчет романтического вечера. Я не люблю любовь по принуждению. Но я не могу игнорировать вызов по поводу убийства. У леди слишком сильно кружиться голову и она не может принять такое важное решение!! Вот был бы здесь принц, который бы помог бедной алой девушке!! - Театрально закатив глаза, проговорил красноволосый жнец, падая в театральный обморок, но затем мужчина резко вскочил и материализовал свои маникюрные ножницы позора. Это был намек на то, что решение действительно принимается сейчас 50 на 50. Питер достал свою косу смерти, а значит, что-то может случиться на данный момент, но зубастый не спешил двигаться в сторону кого-либо, он просто сейчас ждал, пока произойдет что-нибудь сверхважное или пока запись в его книге не появится ручкой, а не карандашом.

0

33

Эшафот
Похоже, ситуация нервировала не только девушку. Или же всё дело в тартарской горячности. Как бы то ни было, а прогневать Дедулю ей всё же удалось. Но светлая не стала бы претендовать на полноправное владение лаврами, поделившись честью с куда более старательным в этом плане жнецом. Сама-то успела лишь сказать пару предсказуемых фраз… всё же зря охрана вовремя не вспомнила о таком чудесном изобретении, как кляп.
Зато готовности в любой момент поддержать девушку у них было не отнять. Как и мужества, особенно в моменты, когда начальство начинает размахивать явно заговоренным оружием в опасной близости от их голов. Саша и рада бы увернуться, но силушек с местной галантностью совладать не оказалось. Так что ей пришлось отправиться в кратковременный поучительный полет, попутно значительно подкорректировав представления о личной неприкосновенности.
Хотя, если на чистоту, то никаких эдаких представлений у неё и не заводилось. Всё, что она могла сказать с уверенностью, так это то, что доблестные охранники не собирались развлекаться с ней в пыточной. Дальнейшую логическую цепочку она выстраивала уже полагаясь на аналитический ум, интуицию и оптимизм. И именно последний предлагал ей делать поспешные выводы вроде тех, что она успела озвучить. Однако и кое-какая пища для ума у неё была – не охранники, так сам Дах мог бы не спешить с вызовом жнеца. То, что он мог отказаться от пыток, да ещё и при всём своём отношении к недобогине – наводило на вполне определенные размышления. Вывод напрашивался сам-собой – «прощальный подарок Люциуса». Конечно, довольно своеобразный, но любой хоть чуть-чуть знакомый с тёмными стражами скажет – почти душевный.
«Вашу дедушку!» - странно выругалась не склонная к брани светлая, слегка путаясь в мыслях от навалившихся впечатлений вкупе с разочарованиями. Боль и стремительная дислокация не помешали ей услышать и воспринять сопроводительную речь тартарского маньяка. И распознать в словах правду – что было страшнее всего. Хотя по поводу страха тому, наверняка, следовало начинать беситься ещё с момента появления пленницы. По большому счету присутствие жнеца сводило на нет львиную долю магии страха, по крайней мере, субъективно. А уж стоило жнецу выхватить ножницы – как сашин оптимизм бодро дополз до критической отметки.
Побои не прибавляют болтливости – что бы там палачи не заливали. Вот и сейчас желание вступать в дискуссии и склонять Питера к дебошу куда-то испарилось. Постанывать и изображать раненного зверька тоже – злодейские лица вновь приближающейся охраны не вдохновляли, а Питеру и самому виновнику, похоже, маленькая драма была по барабану.
«Пять: гнев», - подытожила свое состояние благополучно избавившаяся от предыдущих душевных невзгод светлая. О, Дедуля совершенно напрасно дал волю своим чувствам. Это-то по большей части и стало причиной разразившегося землетрясения. Хотя и сама по себе обстановка была накалена до предела – даже жнец и тот был на взводе.
- ДА ЧТОБ ВЫ ПРОВАЛИЛИСЬ! – услышав свой голос, светлая его не узнала, до того он был похож на рык. Её пламенный взгляд был направлен на охрану, но слова предназначались в большей степени Даху.
ТРАХ-ТАРАРАХ!
Замок тряхнуло. Стражники попадали на пол, оказавшись слишком близко к эпицентру. По залу расползлись внушительные трещины, почти идеально вписавшись в интерьер, за что Саше ещё следовало бы сказать отдельное «спасибо». Да, именно ей, так как грохот и тряска стали следствием вспышки интуитивной магии, обычно проявляющейся в моменты разлуки с крыльями. Эта магия была самой простой и не требовала заклинаний, рун и волевых манипуляций – лишь сильные эмоции, стихию страсти. Можно сказать, что девушка лишь побывала в роли лупы, сконцентрировав скопившиеся в зале эмоции и выплеснув их в физический мир.
По-прежнему сидя на полу, Саша ощутила дрожь. Её натурально трясло, хотя почти весь гнев был израсходован на эту единичную вспышку. Это, кстати, было вторым её неприятным открытием. Причем чем дальше – тем неприятнее, ибо эффектно обратить на себя внимание она всё же сумела, а вот отстаивать позицию дальше – вряд ли. Если только её снова не выведут. «К черту спокойствие. Я должна разнести тут всё», - флегматично подумала девушка. И тихо вздохнула. Больше замку тартарского маньяка ничего не угрожало.
– Я требую присутствия независимого светлого лица для подтверждения факта смертельного ранения до момента соприкосновения с косой смерти! – уже спокойным тоном подытожила она свое выступление.

0

34

Эшафот
Как бы ни пыталось это противное красноволосое создание выкаблучиваться, как бы ни набивало себе цену, а исход был лишь один. И когда Саша принялась в последних тщетных попытках освободиться воздействовать на Питера, тот осадил её резонным замечанием. "Даже если запись фальшивка, это не имеет значения. Девчонку может убить только сама, непосредственно, смерть. Но и смерть подчиняется тартарианской бюрократии. Меня же Дьявол наградил возможностью быть частью этой чиновничьей машины", - усмехнулся, глядя исподлобья на стражницу, Дедуля. Умрёт она - и одной заботой станет меньше. Раздражали только затягивающие неизбежное выкрутасы жнеца. "Надо было с Мамзелькиной договариваться. Пару бочонков отборнейшей медовухи - и никаких вопросов не возникло бы", - пожалел Дахтрансмайтер.
С каждой фразой Сатклиффа мужчина всё больше убеждался в собственных выводах. Тот продемонстрировал сомнение в возможностях Пыточных Дел Мастера, видимо, полагая, что последнему нравится сотрясать воздух понапрасну. Наконец, это существо неопределённого гендера устроило театральный спектакль (на который Дах реагировал едва заметной улыбкой) и, под занавес, материализовало свою косу смерти - маникюрные ножнички. "Ах, да, меня предупреждали, что его нормальное оружие отобрали в связи с какой-то нелепицей", - вспомнилось Дедуле. Что же, убивать светлую таким смехотворным орудием как-то не совсем поучительно, хотя... Ножницы, пожалуй, подходили клоунской натуре Питера, которому явно не хватало цирковой арены. Уж там могучие гимнасты мигом утешили б несчастную "леди"... Вместо этого жнецу досталась постная физиономия недовольного длительной задержкой стража мрака.
Ответить сразу Дахтрансмайтеру Второму помешало вторая неожиданность. Девка, отправленная парой минут назад в непродолжительную воздушную экскурсию по комнате, малость пришла в себя и решила, напоследок, удостоить почтеннейших особ истерикой богини. Вначале прозвучал неведомый крик, затем земля немного сошла с ума, решив, что в ногах правды нет, и попросту повалив с них всех присутствующих словно фигуры на шахматной доске. Дедуля продержался, не падая, дольше других, а когда его стало тянуть вниз, один из охранников вовремя поддержал шефа. Наверное, только это спасло его самого впоследствии от нарушения клятвы, данной Внучку...
– Я требую присутствия независимого светлого лица для подтверждения факта смертельного ранения до момента соприкосновения с косой смерти! - посмела неосторожно вякнуть пигалица, прежде чем разгневанный Дахтрансмайтер приблизился к ней на расстояние удара.
- КАК. ТЫ. СМЕЕШЬ. ОБРАЩАТЬСЯ. КО. МНЕ. НИЧТОЖНЕЙШАЯ, - с каждым размахом цепа медленно чеканил мужчина.
Наконец, шар опустился и в этот раз на голову блондинку. Во все стороны брызнула кровь, кусочки мозга и бездыханный труп рухнул к ногам маньяка. Тёмный всё ещё помнил об обещании. Но вот не убивать-то её перед окончательной казнью он не обещал. Вряд ли кому понравится переживать предсмертную агонию десяток раз подряд. Во всяком случае, Кенни не оценил бы это...
Было забавно наблюдать за очередным оживлением Алекс и не менее очередным её убийством посредством копий, бензопилы или обычного целлофанового пакета. К моменту, как Дахочка чуть подостыл, его с ног до головы покрывала кровь стражницы. Даже ноздри были забиты ею. Охрана смотрела на своего хозяина с благоговейным трепетом. Никто не подбежал к светлой, так как знал, чья это жертва. И горе тому, кто попытался бы встать между этими двумя. Уже были эксцессы, во всяком случае, естественно, закончившиеся плохо для "мальчиков".
Бельё Саши было окончательно разорвано. Впрочем, открывавшиеся прелести мало кого волновали. Стражи пребывали в шоке, Дахочка - в гневе, а Питер был специалистом явно не по женским гениталиям. Да и вообще стражницу не должно было заботить собственное целомудрие. Как-никак, произошедшее хоть как-то, но затронуло её психику. К тому же, скоро, как надеялся Дедуля, ей всё же настанет капут...
- Ты... Питер, - отдышавшись, обратился тёмный с затуманенным взором к жнецу. - Короче говоря... Я тебя вызвал, я могу сделать и так, чтобы твоим начальником был вовсе не Натаниэль. Так что давай там, решайся... Я мужчина сильный и властный. Не ты убьёшь Сашку, так найду другого. А ты больше никогда не увидишь любимого шефа. А пока буду искать, пожалуй, ещё пару сотен раз поубиваю мою ненаглядную светлую - ей ведь это так нравится.
В гневе Дахтрансмайтер был страшнее любого дикого зверя. Это качество передалось и Люциусу, вот только последний, по сравнению со своим более опытным родственником, - просто соплежуй...

+1

35

Эшафот
Светлая не наблюдала за приближением к ней Дедули и, казалось, даже не замечала его, всё ещё оглушенная недавними переживаниями. Дрожь ушла, но в следующий момент девушка подняла голову и встретилась взглядом с Дахом. С очень злым Дахом, раскручивающим цеп. Честно – даже слов его она не услышала. Да и они тут были, пожалуй, лишними – всё было наглядно прорисовано в горящих злобой угольках, разместившихся с обеих сторон от переносицы маньяка. Кстати о лишних словах – казнь ведь можно было провести куда проще, если бы у пары её участников вовремя оказались кляпы во рту. Да уж, что ни говори, а Дедуля мог бы подготовиться куда тщательнее. Или годы ожидания успели уничтожить в нём всякий запал? Питеру следовало сразу прояснить ситуацию, не растягивая удовольствие лицезрения театрального действа, а Сашу спрашивать вообще категорически не следовало – ведь всё могло обернуться куда досаднее десятка трещин.
Примерно в этом ключе успела рассудить девушка за мгновение до того, как осознала, что сейчас произойдет. А в это самое мгновение она уже не думала ни о чем, словно все её мысли вышибло из головы ещё раньше мозгов.
То, что стало твориться затем, не поддавалось никакой классификации. Это был даже не беспредел. Это была какая-то чудовищная концентрация ненависти, выходящая за рамки обычной злобы. Это не было пыткой или расправой, но каким-то химерным союзом обеих. Саше доводилось «умирать» и раньше, но она не могла похвастаться тем, что успела привыкнуть к подобному. Пожалуй, это попросту невозможно. Вот и сейчас, переживая казавшуюся бесконечной череду боли и «выключения света», она не успела испытать желанного шока, всякий раз пробуждаясь с пугающей трезвостью. Если бы не то, что сдерживало тёмного от пыток – у девушки были бы все шансы познать всю глубину выражения «хуже смерти» и, может, усомниться в своем главном страхе – с ней столкнуться.
Когда всё внезапно прекратилось, последней это осознала сама Александра. Она лежала на боку в весьма художественной позе. Её наготу скрывали от окружающих не только полученный ими культурный шок, но и пара полу-материализовавшихся багровых крыл, одно из которых служило своеобразным одеялом, в то время как второе распростерлось вдоль вытянутой руки.
Постепенно пришел долгожданный шок. Светлая боялась пошевелиться, хотя сформулировать причину своего страха искренне затруднялась. Ей просто было жутко. И думала она вовсе не о своем горьком положении, а о том миге, когда она своею волей к жизни не дала могущественным чарам себя уничтожить. А ведь тогда она была куда более безобидной и наивной малышкой, которая ощущала себя в полной безопасности в ставшем родным Эдеме. И шансов на победу у неё тогда было в разы меньше. Но что же изменилось? Почему сейчас, будучи куда более опасной и предусмотрительной, она всё это допустила?.. Не может быть, чтобы её детская победа вела лишь к такому, куда более мучительному концу через все тернии выживания в нижнем мире…
«Просто я послужила свету чуть дольше… и чуть продуктивнее… и чуть было не…» - Саша сбилась с мысли, пытаясь сформулировать то, что она так и не смогла совершить. Предотвратить таинственную катастрофу, уготованную миру четой Дахтрансмайтеров? Добраться до бонз мрака через привязавшегося к ней Люциуса? Полюбить?

Офф

Немного вне очереди скрашиваю минуты ожидания О=)
http://sb.uploads.ru/imwYq.jpg

Отредактировано Александра (2014-04-23 16:25:55)

0

36

Эшафот
Честно говоря, Питер чувствовал себя очень и очень паршиво. Его подруга тут мучается, умирает, хотя она не может умереть от таких ударов, но все равно ей больно, а в итоге даже если Питер откажется убивать её, это сделает другой жнец, Мамзелькина, например. Угрозы этого старого стража порядком бесили красноволосого посланника смерти, но что поделать, Питер прекрасно понимал то, что этот Дах и правда может сделать так, чтобы Натаниэль не являлся больше его начальником. А ведь ему в начальство могут поставить какого-нибудь старпера, с которым не пофлиртуешь и который будет слишком строго наказывать своего подчиненного и ученика по совместительству. Нее, такого алый точно не хочет, но он не хочет убивать свою единственную подругу среди светлых стражей. Как было грустно и обидно, что придется убивать, но что поделать, такова цена становления посланником Смерти. Ведь смерть никого не щадит, она противоположность жизни и сестра любви. Вздохнув, Сатклифф лишь посмотрел на злого дедана, у которого порядком пукан бомбанул не хило и лишь сказал:
- Не надо мне угрожать. Я же хрупкая и девственно чистая леди, ведь я самая сексапильная в этом замке. Ахх!! Как мне здесь не хватает Натаниэля или какого-нибудь озабоченного мной стража!! Это было бы чудесно!!! Прекрасно и драматично!!! - Проорал младший менагер некроотдела, а затем опять со вздохом Питер подошел к своей подруге и воткнул у её горло ножницы смерти, тем самым убив её.
- Делов то на одну минуту, а устроили тут целый спектакль, ну ей богу, - с возмущением проговорил актер департамента жнецов, поправляя оправу своих прекрасных красных очков.

+1

37

Эшафот
Несмотря на внешнюю неподвижность, Александра таковой не являлась. Только движение происходило в её голове. Проанализировав постскриптум достигнувшую её сознания речь Дедули, она задумалась о вариантах. Вариантах для Питера, потому как сама она по-прежнему не могла пошевелиться и хоть как-то себя защитить. Но никакие мысли о собственной беспомощности не могли заставить её до конца поверить в неизбежность, сулящую впереди абсолютную неизвестность. Это просто не укладывалось в её весьма специфическую парадигму.
«Интересно, он знает, что может просто отказаться? Вообще отказаться от службы мраку, не только от такой службы», - подумала она первым делом, опуская размышления на тему ожидающей её в том случае участи. Эта мысль была самой простой для светлого стража, сколько бы ему не пришлось прожить в нижнем мире. Только существа, принявшие мрак, забывали или не могли вообразить себе такую перспективу. Конечно, даже будь у неё силы и время для разговора, жнец вряд ли смог бы быстро воспринять подобное мышление. В конце концов, ни за какое раскаяние его не примут в Эдем с распростёртыми объятиями, по крайней мере, до его собственной смерти, а до того отказавшегося от мрака ждет лишь тяжелая и полная как лишений, так и соблазнов жизнь…
«С другой стороны, разве жнецы не считают жизнь, даже в муках, самой ценной?..»
Как оказалось, не считают.
По очередной эмоциональной речи и поведению Питера было сложно судить об истинных мотивах его решения. Были ли в нем жалость, страх или же лишь осознание безвыходности своего положения? Как бы то ни было, его силуэт был последним, что успела увидеть девушка прежде, чем ей в горло вонзилось что-то острое и холодное. Она не увидела самих ножниц, но те и не были призваны приковывать к себе полные ужаса взгляды, как другие косы смерти. Впрочем, на этом их отличия и заканчивались.
Тот час тело светлой начал сковывать холод, а ещё спустя какие-то мгновения Алекс потеряла чувствительность. Уже будучи порядком напуганной и напряженной, она не успела повторно испытать страх, однако прежде, чем осознать, что же произошло дальше, она вдруг ощутила сладкую сонную тяжесть. Казалось, словно она сперва потеряла вес, но затем что-то изменилось, и её потянуло куда-то вниз, в привычную при всякой смерти тьму.

+1


Вы здесь » Мир Стражей » [Возрождение Тёмного Властелина] » Ловушка для бессмертного